Елена Заславская: «Доход от литературной деятельности — хорошо, главное, душу не продавать»

Друзья, рассказала о детстве, о семье, о творческих планах журналисту интернет-проекта «Пиши-Читай» Елене Серебряковой. Пиши-читай создан с целью сблизить читателя и писателя, автора и его аудиторию вплоть до прямых контактов в блогах и форумах. Делюсь с вами.

Елена Заславская — молодая поэтесса из Донбасса, патриотка своей родины, храбрый и талантливый человек. Сегодня она в гостях у нашего литературного портала…

— Елена, расскажите немного о себе, о своём детстве, о родителях. Вы выросли в творческой семье?
— Я родилась в городе Лисичанске. Его называют колыбелью Донбасса. Именно там был найден первый уголь в Донецком каменноугольном бассейне. Город небольшой, промышленный, расположен на берегу Северского Донца. 
Здание гимназии, которую я закончила, было очень старым, и во времена революции служило красноармейским госпиталем. В нём, по легенде, лечился Олеко Дундич, воспетый Бабелем и Толстым.  Гимназия находилась на Рабочей горе, между Меловым карьером и Атамановским садом. Прямо над нами пролетали вагонетки самой длинной воздушно-канатной дороги в Европе, везущие уголь на Донсоду. На этом заводе в своё время работали мой дедушка и моя бабушка, на этом заводе познакомились мои папа и мама. 
Сейчас его сравняли с землёй. 
Родители мои получили техническое образование, да и я закончила физмат. Однажды вместо контрольной работы по интегралам, к которой я была не готова,   я написала своему преподавателю матанализа А. В. Ревенко стихи с обещанием исправиться. Вот его ответ: «Двойку получивши, не грусти напрасно и без интегралов жизнь может быть прекрасна»! Другой мой преподаватель Б.В. Попов говорил мне: «Заславская, один математик стал поэтом, ему не хватило фантазии быть математиком». 
Да, мне не хватило фантазии быть математиком. 
— Была ли наша семья творческой?  Конечно! Для меня настоящее творчество неотделимо от жизни. Можно скульптуру из картофелины вырезать и спектакль разыграть с помощью игрушек. И в этом будет больше творчества, чем в иной конъюнктурной работе. 
— Я единственный ребёнок в семье. Мама не работала, занималась моим воспитанием. О папе она любит говорить «мужчина с букетом недостатков». Мне теперь тоже такие нравятся. 
В детстве, чтобы развеселить меня папа устраивал фейерверки, выращивал кристаллы, показывал другие опыты-фокусы. И всё-таки он у меня идеалист и романтик. Например, он верит в инопланетян. А мама практик. Я больше в отца: тоже верю в инопланетян (улыбка).
— Кого читали в детстве и юности?  Кто были ваши любимые герои?
—  В доме всегда было много книг. Мы часто читали вслух. Я помню напечатанный на пишущей машинке роман Булгакова «Мастер и Маргарита», и как мама читала его мне перед сном, когда я была ещё совсем ребёнком. 
Летом, у бабушки в палисаднике, залечь с книгой, отрываясь от чтения, смотреть, как солнце пробивается сквозь листья винограда — это одно из самых тёплых воспоминаний детства. 
Мои любимые литературные герои? Натти Бампо, потому что он всегда говорил правду, и Остап Бендер, потому что он прекрасно врал.  Старик Сантьяго, поймавший большую рыбу, и «лишний человек» Николай Кавалеров. 
— Как и когда вы начали писать? Когда определились с литературной стезёй? 
— Мне, кажется, я всегда сочиняла. Сначала для своих игрушек, потом для звёзд на небе и собственного беспокойного сердца, которое можно успокоить только сказкой или стихами. 
— Ваш литературный дебют — когда он состоялся?
— В гимназии. Я вышла на сцену нашей литературной гостиной, не смогла вымолвить ни слова и убежала в слезах. Я думала: Боже, ведь перед ними моя душа полностью обнажится!  С тех пор, каждый раз выступая перед зрителями, я преодолеваю страх и волнение. 
Моя первая поэтическая публикация была в лисичанской газете «Новый путь». Стихотворение было про Дон Кихота. 
— Сколько раз вы издавались «в бумаге»? Сложно ли нынче издать свою книгу? Что для этого надо? Вообще, слово «пробиться» — оно актуально на литературной стезе сегодня, в эпоху интернета?  
— У меня четыре персональные поэтические книги: «Эпоха моей любви», «Мамині сльози», «Инстинкт свободы», «Бдыщь-мен и Ко». 
Сколько раз стихи издавались в различных сборниках, я не считала. Одна из самых свежих публикаций  —  в сборнике  «Час мужества»,  изданном фондом «Русский мир». 
В этом году должна была выйти детская книга «Необыкновенные приключения Чемоданте и Ко» в издательстве «Детгиз», но в связи с приватизацией  издательства публикация  была отложена на следующий год. Хотя я, конечно, очень ждала выхода этой книжки. 
Чтобы издать книгу, как минимум, надо её написать. А чтобы пробиться? Я не знаю, что нужно сделать. Я верю в то, что книга сама находит своего читателя. Настоящая книга, как ледокол. 
— Как вы считаете, интернет — это больше хорошо, чем плохо? Или наоборот? Авторское право и интернет — как вы относитесь к этому вопросу?
— Интернет укоротил расстояния. Но для меня он никогда не заменит живого общения. Интернет, как зеркало, в нём «дурь каждого всем видна».
Я пиратствую. Смотрю фильмы, скачиваю лекции. Пиратов не осуждаю.
— Какие писатели (поэты) сформировали ваш внутренний язык?
— Маяковский, Багрицкий, Гумилёв, Кузмин, Вознесенский и Бродский, наверное. Всё что нравится, да и не нравится тоже, формирует тебя. Из этих внутренних взаимодействий и переплетений и возникает свой язык. 
— Какое из своих произведений ы считаете самым сильным? Расскажите про него?
— Самое сильное ещё не написано! А иначе как творить, зная, что «дошла до самой сути в работе, в поисках пути, в сердечной смуте»?
— Над чем вы работаете в настоящий момент?
— Недавно закончила либретто «Новороссия гроз». Жду, когда мой коллега напишет музыку, а потом предложим  нашу работу к постановке. 
В процессе написания несколько детских сказок: «Первое сражение боевой избушки Лапочки», «гАстрономичесая фантазия: Пельмен против Крутого Перца», Сказки Подкроватки. 
Что касается поэтических творений, то говорить не буду, чтобы не сглазить.  Лучше поговорим, когда напишу. 
— Можно ли относиться философски к коммерции в литературе?
— Философски можно относиться ко всему, кроме подлости и предательства. 
— Можно ли прожить на доход от литературной деятельности? Вообще, приносит ли она вам какую-то ощутимую материальную пользу? Согласны ли вы, что творческий человек творит лучше, если он голоден?
— Некоторым хочется чтобы поэзия была как проститутка  —  и деньги,  и удовольствие, а она как б-дь  — только удовольствие, при полной самоотдаче, конечно. 
Гонорары получать приятно, но ещё Саша Чёрный писал о поэте и беллетристе: «Бей, ветер, их в лицо, дуй за сорочку — // Надуй им жабу, тиф и дифтерит! // Пускай не продают души в рассрочку, // Пускай душа их без штанов парит…» Доход от литературной деятельности —  хорошо, главное, душу не продавать. Моя — парит без штанов! 
— Что сегодня переживает русская литература — упадок или подъём? Чего, по-вашему, ей очень не хватает? Кого из современных поэтов и писателей вы рекомендовали бы в золотой фонд отечественной литературы? 
— Мне сложно ответить на этот вопрос. Язык, как живой организм, в нём появляются новые слова, какие-то отмирают, бывает мода на словечки. Так же и с литературой. Появляются новые имена, старые забываются. Модные писатели, тусовка, премии…. Что считать критерием подъёма или упадка — объёмы продаж, переводов, тиражей? Всё относительно. Кого-то чаще показывают по телевизору, за кого читатель «голосует кошельком», а кого-то знают только близкие и друзья. Я не буду называть имён. Время покажет, кому быть в золотом фонде. 
— В последнее время мир разделился на сторонников и противников глобализации. По вашему мнению, глобализация — это зло или добро?
— Мы живём в эпоху глобализации и так или иначе испытываем на себе действия её процессов: будь то обед в McDonald’s, общение с друзьями по Skype, или чтение новостей об очередных кредитах МВФ. Огромную роль в культурной глобализации играет повсеместное распространение интернета. Противники глобализации утверждают, что её внедрение приведёт к уничтожению национальных культур, нивелировке всех под Запад, ведь зачастую глобализация отождествляется с американизацией. Но исследования показывают, что основные культурные ценности сохраняются, несмотря на глобализацию. Альтернатива глобализации — русификация, русский космос и русский космизм. 
— Должен ли поэт иметь гражданскую позицию? И отстаивать её открыто, даже если она идёт вразрез с мнением тех, кого вы уважаете и чьей дружбой дорожите? 
— Как там у Некрасова? «Ах, будет с нас купцов, кадетов // Мещан, чиновников, дворян,// Довольно даже нам поэтов,// Но нужно, нужно нам граждан!»  Глобальные события всех ставят в ситуацию выбора. Иметь гражданскую позицию и не отстаивать её открыто — трусость. Мысли должны совпадать с поступками. Поэт такой же человек, как и все, только чувствует тоньше и может чувства выразить так, что читатель воскликнет: «Правда! Я так думал!  Я так чувствовал! Моими словами сказал!» И как в таком случае можно молчать? Если у тебя есть дар, должна быть и ответственность. А с чьим мнением идёт вразрез твоя позиция, это уже вопрос второй. 
Со многими коллегами и друзьями мы остались по разные стороны баррикад, после того как я выступила против Майдана и войны на Донбассе. Мне пришлось выслушать немало оскорблений и угроз в свой адрес. 
— Что вы читаете сейчас?
— Сборник рассказов Романа Сенчина. 
— А кого перечитываете время от времени?
— Перечитываю классику. Пушкина, Толстого, Достоевского.  Сейчас читаю сыну вслух «Горе от ума», потом будем читать ««Евгения Онегина». С дочкой читаем Маршака. 
— Когда можно ждать ваш новый сборник?
— Надеюсь, к осени издам поэтический сборник «Год войны». В книгу вошли стихи, написанные с мая 2014 по май 2015.  Это был непростой, переломный год и для моей страны, и для меня лично. Я посвятила эту книгу своему отцу.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА

 

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *