Дебаты в Харькове. Краткие итоги

Здравствуйте, дорогие друзья. Я жива-здорова, цела и невредима. Спасибо тем, кто волновался, звонил, писал на протяжении этих трёх дней моего пребывания в Харькове. Ваша поддержка придавала мне сил и уверенности.

Спасибо организаторам в лице Петера Шварца и Сергея Жадана за возможность поучаствовать в дебатах. Война не навсегда. Любая, даже столетняя война заканчивается. Независимо от того, какое будущее ждёт ЛНР, ДНР: будут ли республики признанными, или серой зоной, как Приднестровье, войдут ли они в состав России или на правах автономии/федерации в Украину, нам, людям живущим здесь и по другую линию фронта придётся взаимодействовать и принимать друг друга такими как мы есть, преодолевая страх, обиду, ненависть, настоящие и вымышленные границы. Как уже происходит сейчас, когда люди ездят в ЛНР и Украину, чтобы повидать родных и близких, на учебу, по делам.

Во время открытых дебатов в университете Каразина спикерам задали вопрос из зала: представьте двух людей, стоящих визави. На земле между ними написана цифра. Один из людей видит — 6, а другой — 9. Как этим людям взаимодействовать и понимать друг друга? Действительно, как? Если горевать о гибели своих солдат и не замечать гибели мирных жителей? Если кричать о страданиях патриотов-активистов в Донецке, Луганске и молчать о сожжении людей в Доме Профсоюзов в Одессе? Если считать переименование памятника Борцам революции, возведённого на реальной могиле, в памятник Борцам за независимость Украины — декоммунизацией, а не искажением истории? Если видеть в сносе памятников Ленину в городах Украины борьбу за европейские ценности, а в сносе железной трубы, оформленной под губную помаду в Донецке — варварство? Почему можно кричать: «Путин -лалала!», но нельзя: «Путин помоги!»?

Глядя на плакаты «Луганськ — це Украина»,»Донецьк — це Украина», один из спикеров дискуссии редактор ежемесячного берлинского журнала «Восточная Европа» Фолькер Вайхсель заметил, что можно сколько угодно считать Луганск и Донецк Украиной, но реальная власть, пусть и нелегитимная с точки зрения украинцев, принадлежит властям республик, Захарченко, Плотницкому. Какую программу готова Украина предложить мятежным регионам? Каким образом она хочет их вернуть?

Возвращаясь к вопросу 6 и 9, как заставить оппонента увидеть то же, что и ты? Перетянуть на свою сторону! Другими словами, можно возвращать территории с помощью оружия. Но у республик есть сильный союзник — Россия, которая этого не допустит. Остаётся другой вариант: стереть 6-9 и написать другой символ, сменить дискурс. И попытаться найти то общее, что поможет не убивать друг друга. И вы знаете, это работает, пока только на межличностном уровне, но работает!

Я заметила это, когда гуляла по приветливому предновогоднему Харькову, когда слушала гениального экскурсовода Максима Розенфельда, когда наши луганские, с которыми мы спорили в перерывах, высказывая взаимные претензии и обиды, вдруг преградили путь радикально настроенной толпе, прорывавшейся ко мне после открытого диспута в универе Каразина, когда организаторам удалось договориться и уладить горячую ситуацию, когда мои новые немецкие и российские друзья шутили, что со мной не скучно, и провожали до автобуса.

Эту часть моих путевых заметок мне бы хотелось закончить рассказом немецкого драматурга, члена Академии искусств и Немецкой академии языка и поэзии Инго Шульца. Когда он спросил маленького мальчика, есть ли у вас в садике беженцы, тот ответил, нет, беженцев нет, есть дети! Может, когда не получается вести диалог на политическом уровне, стоит начинать на межличностном, ведь от нас зависит, каким будет наше будущее и будущее наших детей. И рано или поздно придётся двигаться по этому пути: от прекращения огня к перемирию, от перемирия к миру, от мира к примирению.

Дебаты в Харькове. Краткие итоги: 5 комментариев

  1. Здравствуйте, Лена! Меня зовут Игорь Гургула, я голова Львівської організації Національної Спілки Письменників України. Очень хорошо, что вы приехали в Харковь. А как на счет Львова? Готов вас принять. Также могу сьездить к вам в Луганск для дисскусии. Надеюсь, обойдемся силовими захватами и прочим варварством. Кстати, у дисскусии на Литаргументе я пытаюсь вас защитить. Украина для меня лично — дело святое без малейших потерь территорий. Но я также пытаюсь понять вас и услышать ваши аргументы.

    1. Вы даже в мыслях не допускаете, что люди на этих территориях могут иметь свое мнение по поводу целостности Украины?

      1. А при чем здесь мнение людей к целостности Украины? Люди приходят и уходят, а Украина, даже согласно Будапештскому меморандуму — остается целостной и неделимой, не говоря уже о ее тысячелетней истории (читайте Геродота)

  2. «Я жива-здорова, цела и невредима».
    Очевидно, друзья-сепаратисты поэтессы были уверены, что бандеровцы в Харькове её съедят.
    Поэтесса постоянно упоминает какие-то республики (высокое слово!). Но что это за «республики», если никто таковыми их не признал?
    «Какую программу готова Украина предложить мятежным регионам?».
    Если бы не инспирация сепаратизма Россией, не её военная помощь оружием и живой силой, никакого мятежа и карикатурных республик не было бы. Программа не только Украины, но и всего мира — экономическими и политическими санкциями дать понять кремлёвским оккупантам, что поддержка квазиреспублик им не по карману. Если оккупанты уберут оружие и своих наёмников с территории Украины, мир на востоке восстановится.

  3. Руинское бандеровское быдло может считать,всё ,что угодно.Это их проблема. Только порошенковская клика,-не только нелигитимная власть,но и военные преступники. Сидеть этим подонкам ,в тюрьме,пока не подохнут,будь они прокляты !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Дебаты в Харькове. Краткие итоги: 5 комментариев

  1. Здравствуйте, Лена! Меня зовут Игорь Гургула, я голова Львівської організації Національної Спілки Письменників України. Очень хорошо, что вы приехали в Харковь. А как на счет Львова? Готов вас принять. Также могу сьездить к вам в Луганск для дисскусии. Надеюсь, обойдемся силовими захватами и прочим варварством. Кстати, у дисскусии на Литаргументе я пытаюсь вас защитить. Украина для меня лично — дело святое без малейших потерь территорий. Но я также пытаюсь понять вас и услышать ваши аргументы.

    1. Вы даже в мыслях не допускаете, что люди на этих территориях могут иметь свое мнение по поводу целостности Украины?

      1. А при чем здесь мнение людей к целостности Украины? Люди приходят и уходят, а Украина, даже согласно Будапештскому меморандуму — остается целостной и неделимой, не говоря уже о ее тысячелетней истории (читайте Геродота)

  2. «Я жива-здорова, цела и невредима».
    Очевидно, друзья-сепаратисты поэтессы были уверены, что бандеровцы в Харькове её съедят.
    Поэтесса постоянно упоминает какие-то республики (высокое слово!). Но что это за «республики», если никто таковыми их не признал?
    «Какую программу готова Украина предложить мятежным регионам?».
    Если бы не инспирация сепаратизма Россией, не её военная помощь оружием и живой силой, никакого мятежа и карикатурных республик не было бы. Программа не только Украины, но и всего мира — экономическими и политическими санкциями дать понять кремлёвским оккупантам, что поддержка квазиреспублик им не по карману. Если оккупанты уберут оружие и своих наёмников с территории Украины, мир на востоке восстановится.

  3. Руинское бандеровское быдло может считать,всё ,что угодно.Это их проблема. Только порошенковская клика,-не только нелигитимная власть,но и военные преступники. Сидеть этим подонкам ,в тюрьме,пока не подохнут,будь они прокляты !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *