Саморазрушение свободы на пире разнообразия

Информационное пространство предоставляет современному человеку множество разнообразных форм и типов информации. Такое богатство и разнообразие поначалу воспринималось как прорыв к подлинной свободе человека, раскрытию новых возможностей, снятию границ и барьеров. Однако последнее время все чаще слышатся критические голоса, указывающие на проблемы и недостатки, порожденные насыщенностью и интенсивностью информационных потоков. Устранимые ли это недостатки или свобода имеет свою собственную диалектику развития, не совпадающую с простым насыщением информационного пространства и ростом разнообразия? Этому вопросу и посвящена статья.
Свобода выбора одна из основных концепций либеральной идеологии Нового времени. Свобода выбора является основой таких философских концептов как права человека, гражданское общество и демократия. Демократия в западном дискурсе понимается как система, могущая обеспечить свободу выбора каждому члену гражданского общества. Пафос борьбы демократических систем с так называемыми тоталитарными системами в ХХ веке основан на том, что недемократические политические системы не могут обеспечить свободу выбора всем гражданам, потому что подавляют разнообразие и навязывают единообразие: одинаковый стиль мышления, язык, одежда, виды работы и развлечения. Это единообразие навязывается во всех сферах жизни насильственными методами. Насколько такое положение вещей реально существовало в тех государствах, которые стали мишенью демократической критики, это отдельный вопрос, но как образ политической мифологии государства абсолютного единообразия безусловно присутствуют в западной философской мысли, выражая страхи и ожидания западного коллективного сознания.

В литературе страх единообразия, которое уничтожает свободу, выразился в знаменитых антиутопиях двух английских авторов Олдоса Хаксли и Джорджа Оруэлла. Роман Хаксли «О дивный новый мир», как и роман Оруэлла «1984» были очень популярны с момента своего создания, часто использовались в пропаганде, вызвали немало подражателей, что показывает ускоренность страха перед единообразием в западном сознании. Воображаемые государства, созданные этими авторами, представляют собой торжество паноптизма как способа тотального наблюдения и контроля, философский анализ которого дал французский философ Мишель Фуко в своей работе «Надзирать и наказывать» [4, с. 285 и сл.]. Таким образом, основная концепция победившей в ХХ веке идеологии либерализма сводится к тому что единообразие убивает свободу выбора, а разнообразие является ее безусловным гарантом.
Категории свободы и разнообразия в этом дискурсе имеют одну логику развития: чем больше разнообразия, тем больше свободы. Однако реализация этой концепции в информационном пространстве эпохи постмодерна приводит к ее саморазрушению.

Одним из первых, кто ясно указал на внутренние противоречия эпохи постмодерна, был французский философ Жан Бодрийяр. Вот как он описывает информационное перенасыщение в искусстве: «Головокружительные эклектические формы забавы были присущи уже барокко. Но головокружение от искусства – это головокружение чувственное. Как приверженцы стиля барокко, мы являемся неутомимыми создателями образов, но в тайне все-таки остаемся иконоборцами. Но не теми, кто разрушает образы, теми, кто создает изобилие образов, ничего в себе не несущих. Большинство современных зрелищ, видео, живопись, пластические искусства, аудиовизуальные средства, синтезированные образы – все это представляет собой изображения, на которых буквально невозможно увидеть что-либо. Все они лишены теней, следов, последствий. Все, что мы можем почувствовать, глядя на любое из этих изображений, – это исчезновение чего-то, прежде существовавшего, в них нет ничего иного, кроме следов того, что исчезло» [2, с.27-28].

Продолжение этой мысли находим у немецкого философа и теоретика культуры Вальтера Беньямина, который ввел понятие «ауры» произведения искусства, т.е. его уникального существования во времени и пространстве, его аутентичность. При механическом воспроизводстве, копировании происходит разрушение временной и пространственной индивидуальности произведения искусства, потери его места во временном и пространственном континиуме традиции, что приводит к уничтожению катарсиса [1, с.25-26].

Те же процессы перенасыщения информацией и размытия смыслов идут не только в искусстве, но и в такой важной сфере, как область социальных отношений. Деструкция смыслов является следствием информационной перегруженности. Рассмотрим подробнее, что это такое.
Информационная перегруженность возникаетиз-за увеличения объемов информации, скорости ее передачи и ограниченных человеческих ресурсов по ее восприятию и переработке.
Как указывает российская исследовательница Людмила Пронина,за последние 30 лет в мире произведенобольше информации, чем за предшествующие 5 тыс. лет, ежедневно записывается около 20 млн слов технической информации. Напланете существуют 1,5 млрд телевизоров и2,5 млрд радиоприемников, ежегодно появляются 100 тыс. журналов (на 60 языках),5 млрд научных книг и статей, 250 тыс. диссертаций и отчетов. Всемирный книжныйфонд удваивается каждые 10–15 лет, числотелефонных каналов – каждые 11 лет, числоавтоматизированных баз данных увеличивается в 10 раз за 10 лет, всемирный фонд описания изобретений (патентов) исчисляетсяпримерно в 510 млн страниц текста, и приэтом он каждый год увеличивается на 1 млндокументов и т.д. [3, с.325-326]
По данным Прониной, в Германии были проведены специальные исследования, в результате которых выяснилось,что в одной из берлинских научных библиотек не прочитанные ни разу книги насчитывают 90 % ее общего фонда. Такая картинатипична не только для Германии, но и длямногих библиотек разных стран. Это означает, что практически миллионы страниц, хранящие научно-технические и иные знания,были не востребованы теми, кому предназначались.

При этом наибольшее количество данных, которые человек может воспринять, составляет около 8 символов в секунду. Известно, что радиослушатель утрачивает способность воспринимать информацию, если онапередается со скоростью более 180 слов вминуту. В телевизионном вещании оптимальным для передачи текстового материала, сопровождающегося изображением, можно считать средний темп, составляющий 103 слова в минуту [Там же].

Следствием информационной перегрузки для человека становится стресс, усталость, паралич выбора, снижение гражданской активности.

Российская исследовательница Варвара Чумакова в своей статье, посвященной проблемам информационной перегрузки в культуре, отмечает что информационная перегрузка– это комплексная проблема, которая изучается со стороны трех основных направлений: компьютерные науки, психология и нейрофизиология, гуманитарные и социальные науки [5, с.145].
Компьютерное направления дает изучению перегрузки количественное измерение. Первые исследования в этом направлении принадлежат американскому математику Клоду Шеннону, который ввел понятие бита – единицы измерения информации и понятие избыточности коммуникации. Современные исследования информационной перегрузки со стороны компьютерных наук и компьютерной лингвистики предлагают количественный анализ того, как разные факторы могут усиливать или ослаблять проявления перегрузки [5, с.140].

Психология и нейрофизиология изучает информационную перегрузку в разрезе представлений о фильтрации информации как об основной способности человека и его мозга, адаптирующегося к перегрузке.

Социальные и гуманитарные исследования позволяют изучать практики адаптации кперегрузке, ее восприятие и репрезентации в различных культурных продуктах.

Чумакова утверждает, что информационная перегрузка – перманентное состояние медиа-среды, которое существует в любой культуре: различаются виды и способы адаптации людей к ней, которые проявляются в различных культурных формах [5, с.145].

Противостоять перегрузке может человек высокой информационной культуры, который владеет методологией информационного общества; методикой оперирования всеми видами информации и совокупностью знаний, умений и навыков, необходимых для существования в мире информации [Там же].

В случае, если человек не обладает достаточным уровнем информационной культуры и не способен адекватно воспринимать информацию, наблюдается такое явление как «бегство» от информации, человек дезориентирован и не способен сделать осмысленный выбор, потому что теряется представление об истинном и ложном, становится объектом для манипулирования и применения новых медиа-технологий.

Таким образом, процессы информационного перенасыщения, идущие в современном мире, выявляют диалектику человеческой свободы, и показывают, что она имеет свою собственную логику развития. А увеличение информации не ведет тем самым к увеличению свободы, а перенасыщение информацией в условиях информационной перегрузки ведет к саморазрушению свободы. Таким образом, антиутопии двадцатого века показали опасность, которой страшилось западное человечество, и от которой оно избавилось. Это была опасность потери индивидуальности ради создания абсолютно управляемых обществ. В наше время существует другая опасность, не отмеченная в старых антиутопиях, а именно реальность абсолютного утраты свободы при полном развитии многообразия, что требует других подходов как к постановке проблемы, так и к поиску путей ее решения.

Литература
1. Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости // Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. Избранные эссе / Под. ред. Ю. А. Здорового. М.: Медиум, 1996. С. 15-65.
2. Бодрияр Ж. Прозрачность Зла [пер. с фр. Л. Любарской и Е. Марковской]. М. : Добросвет, 2000. 258 с.
3. Пронина Л. А. Информационная культура как механизм преодоления информационной перегрузки //Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2013. № 4 (120). С. 325-329.
4. Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. [пер.с фр. В. Наумова, под ред. И. Борисовой]. М. : Ad Marginem. 1999. 480 с.
5. Чумакова В. П. Проблема информационной перегрузки в культуре: история вопроса и обзор современных направлений исследования // Международный журнал исследований культуры. 2016. № 4 (25). С. 136-145.

 

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *