Угроза многообразия как один из рисков современной культуры

Современное информационное пространство и все его ресурсы дают человеку возможность проявлять себя как носителя определенных ценностей, презентовать себя в пространстве коммуникации. Любой социальный субъект от группы до индивидуума может создавать в современной культуре презентацию собственных идей с использованием технических средств. Информационное пространство заполнено такими самопрезентациями, которые привлекают самую разнообразную аудиторию от нескольких читателей до миллиона. Однако это разнообразие диалектично. Культурное пространство, как результат творчества ярких индивидуальностей все же подвержено управлению и контролю, что казалось совершенно не возможно еще сто лет назад.

Основным риском в эпоху модерна считалось появление обезличенных людей, которые утратят свою индивидуальность и поэтому легко поддадутся контролю и не смогут отстоять свою независимость (см. например [3, с. 17-24]). Однако, в современной западной культуре индивидуальность не подавляется, а всячески культивируется. Общество разбито на субкультуры, которые постоянно появляются, перетекают одна в другую, формируются с использованием инокультурных форм и постоянно находят сторонников. Поле единого мнения сужается, все меньше общеобязательных норм, общеузнаваемых персонажей.

Трудная работа, которая в эпоху становления современной технологической цивилизации считалась неинтеллектуальной, убивающей личность, и ее возможности творить, в современном мире выполняется добровольно яркими индивидуальностями, людьми имеющими доступ к культурным богатствам всего мира через свой айфон. Любой житель современного мегаполиса пишет, делает фотографии, снимает видео, смотрит новости, играет в интерактивные игры, живет в соцсетях, путешествует и всячески развлекается. Индивидуальность полностью сохранена – никто не втискивает человека насильно в единый стандарт. Однако наше время реализовало парадокс, который был неведом создателям старых антиутопий, а именно полную управляемость развитыми индивидами.
Современный французский философ Ален де Бенуа размышляет о новых стратегиях управляемости обществом современного типа, которое состоит из атомизированных индивидов. На первом этапе происходит атомизация человека – отрыв его от корней, от естественных связей. Появляются индивиды, которые не идентифицируют себя с идеологиями или государствами, а соотносят свою личность и деятельность с небольшими субкультурами, которые формируются искусственно, на произвольных основаниях.

Ален де Бенуа утверждает, что далее начинается процесс массификации, превращающий уже обездоленных, разорванных индивидуумов в обезличенную массу для простоты управления ее со стороны «системы» [2. с.32-33]. Эта инерция мышления, которая сформирована философией и культурой первой половины двадцатого века: в современном мире индивиды имеют доступ к огромным культурным богатствам, проявляют свое творчество в собственной жизнедеятельности, создавая индивидуальные жизненные стратегии на основе разнокультурных форм. Называть таких людей, всю жизнь развивающих собственную личность, обезличенной массой, значит вносить искажения в описание ситуации.

Современные индивиды действительно объединяются в сети, которые строятся не на основе жестких единообразных идеологий, как это описано в антиутопиях двадцатого века, а представляют собой систему множественных горизонтальных связей, определяемых Жилем Делезом как ризома.
Ризома моделируется как клубень, растущий под землей параллельно поверхности, выпуская время от времени вертикальные ростки, и ветвясь в горизонтальном направлении. У ризомы нет корня. Уничтожение одного ростка не уничтожает ризому и не меняет ее структуру [1, с. 138]. Таким образом, ризома охватывает самые разные эстетические идеалы, политические предпочтения и культурные приоритеты, соединяя их во всевозможные комбинации, не требуя логической согласованности и связности системы. Ризома не система, элементы ризомы связывает не логическая продуманность, не сознательный социальный интерес и не общая цель.

Сеть Интернет это лишь наиболее показательная, эталонная модель ризомы. Но помимо Интернета к ризомам относятся любые другие сети – сети закусочных, торговые сети, сетевые религиозные организации, секты, молодежные клубы, сети создания и раскрутки брендов, мемов, любые социальные сети.

Российский политолог В. Коровин отмечает: «Когда общество «осетвелено», в нем возникают необходимые и достаточные условия для создания сетевого общества, что меняет подход работы с ним от непосредственного воздействия к сетевому воздействию» [1, с. 58].

Ален де Бенуа считает, что в сетевом обществе локальности, особенности, национальная этническая культура, самобытность игнорируется, либо рассматривается как фольклор, либо перемещается в резервацию, либо подвергается прямому геноциду [1, с. 37]. Однако фактически это не так. Двадцать первый век это не только век пробуждения Бога, как называют исследователи возрождение религиозности в современном мире, это еще и век возрождения этнического и национального.
Количество конфликтов на межэтнической форме в современном мире возросло во много раз по сравнению с двадцатым веком. Единая Югославия распалась на несколько стран, которые враждуют между собой. На месте единого СССР существует сейчас 15 государств, в большинстве из которых, как на Украине или в Прибалтике, сформировано мононациональное государство, где представители других этносов лишаются политических прав и исключаются из общественной жизни. Европейские государства, которые в 1993 году объединились в Европейский союз, не только не слились в единое общество, но и породили множество сепаратистских движений: Шотландия хочет отделиться от Великобритании, Каталония от Испании. Таким образом, этническое и национальное не исчезает, а становится одним из возможных оснований формирования ризомы, ячейки сетевого сообщества, которые включаются в новую структуру управления разнообразием.

Таким образом, распространенный в начале двадцатого века страх однообразия, страх который был характерен для западной культуры того времени показал такое направление событий, которого удалось избежать. Это был страх потери индивидуальности ради создания абсолютно управляемого общества. В наше время существует другая опасность, не отмеченная в старых антиутопиях, а именно реальность абсолютного контроля при полном развитии индивидуальности, что требует других подходов, как к постановке проблемы, так и к поиску путей ее решения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Дугин, А. Г. Социология воображения. Введение в структурную социологию / А. Г. Дугин. – М. : Академический Проект; Трикста, 2010. – 564 с. – (Технологии социологии).

2. Коровин, В. Третья мировая сетевая война / В. Коровин. – СПб. : Питер, 2014, – 352 с.

3. Ортега-и-Гассет, Х. Восстание масс. Дегуманизация искусства. Бесхребетная Испания : [сб: пер. с исп.] / Хосе Ортега-и-Гассет. – М. : АСТ : СТ Москва, 2008. – 347 с.

Заславская, Е. А. Угроза многообразия как один из рисков современной культуры / Е. А. Заславская // Материалы ХII Открытых республиканских Матусовских чтений (г. Луганск, 19 апр. 2019 г.). – Луганск : Изд-во ЛГАКИ имени М. Матусовского, 2019. – (в печати)

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *