Современная Россия как святое царство

Н. С. Ищенко, Е. А. Заславская

Современное российское обществе существует в социально-исторической ситуации, которая вызвана распадом СССР в 1991 г. Бывшие части России (Украина, Прибалтика, Закавказье, Средняя Азия) стремятся уничтожить русскую культурную идентичность и заменить ее европейской, мусульманской, националистической. Русские в постсоветских странах лишены политической субъектности, их интересы как русских не представлены никакими политическими партиями этих государств. Культурная и политическая ориентация на Российскую Федерацию вменяется им в преступление, которое карается применением против них военной силы, как это сделала Украина против русских Донбасса в 2014 году.

Таким образом, в постсоветское время в бывших советских республиках была искусственно создана идентичность «русскоязычные», которая предполагает постепенное изживание русской культуры и замена ее местной локальной идентичностью [1]. Русским в этих странах предлагается паллиатив – сохранение русской культуры на бытовом уровне в обмен на безоговорочную поддержку антирусской политики местных государств. Существуют ли культурные основания у такой позиции? Возможно ли сохранение русской культуры вне сферы социального действия?

Сохранение культурной идентичности происходит в процессе трансмиссии культуры. Трансмиссия или воспроизводство культуры – это межпоколенческая трансляция культуры «посредством социализации и инкультурации молодого поколения, освоения им совокупного социокультурного опыта, усвоение традиций и способов коммуникаций, освоение культурного наследия, характерного для данного общества, что, в свою очередь, и является процедурой воспроизводства этого общества как целостной, устойчивой и специфической человеческой общности» [2]. Трансмиссия культуры происходит как воссоздание культурного архетипа данного общества в новых поколениях.

Культурный архетип представляет собой образный принцип интеграции культуры. Образная природа культурного архетипа отмечена в диссертации российского исследователя М. Н. Любавина, который определяет культурные архетипы как архаические первообразы, символически представляющие человека, его место в мире и обществе, воплощая ценностные ориентации, задающие образцы жизнедеятельности людей [3].

Культурный архетип создает и закрепляет свойства культурной целостности и одновременно задает варианты социокультурных стратегий поведения личности. Культурный архетип также обеспечивает культурную легитимацию жизненных стратегий, поднимая статус индивидуального действия в рамках культуры до общезначимого.В антропологическом аспекте культурный архетип представляет собой идею того человека, которого воспитывает общество, а также идеальные модели социального и культурного действия, которые он может выполнять, оставаясь в рамках создавшей его культуры.

Рассмотрим закономерности трансмиссии русской культуры в самой России, в отличие от бывших русских окраин.

Культурным архетипом русской культуры, интегрирующим все сферы культурного универсума, является святое царство. Архетип святого царства исследован В. Н. Топоровым на индоевропейском, славянском, русском материале. Этот архетип предполагает, что вся жизнь человека на земле и в обществе в принципе должна быть сакрализована, и это состояние может быть приближено в пространстве и времени, осуществлено здесь и сейчас [4]. Таким образом реализуется христианское мировидение, прозревающее за конкретным эмпирическим бытием мистический слой, причастность к которому и делает земную жизнь реальной [5].

В языческую эпоху, индоевропейскую и славянскую, святость царства понимается материально и не связывается еще ни с каким особым типом духовности. В христианскую эпоху Руси образ святого царства был переосмыслен как архетип странствующего Царства [6].

В древнейшем слое значений святое царство подразумевает локализацию в пространстве. В мифологических образах, выражающих святость в архаический период, благо, богатство, процветание, расцвет являются определяющими и сочетаются с мудростью, знанием, силой, которые тоже расцветают в святых местах, на святой земле. Святая земля, святой сад или река, святое растение или человек отмечены бросающейся в глаза гармонией, особой красотой, соразмерностью, и на этом этапе еще не связываются с особым типом духовности, а характеризуются только неразрывной связью со святой землей.

Топос «Русь – святая земля» известен со времен Киевской Руси [7]. В эпоху Московской Руси святое царство индивидуализируется как третий Рим, последнее православное царство. В петербургский период русской истории святое царство выступает как Российская империя.

Во времена СССР русский культурный архетип святого царства вынужден был конкурировать с влиянием идей гностического типа, упомянутых В. И. Лениным в работе «Три источника и три составные части марксизма».  Как было показано в работе И. Р. Шафаревича, французский социал-утопизм культурно восходит к южно-французским гностическим ересям [8]. СССР осмыслялся как первое в истории социалистическое государство, и роль русской культуры в нем была вспомогательной. Русский язык и культура были необходимы только для реализации социалистических идеалов, но не имели ценности сами по себе.  

В советский период, задолго до постсоветских «русскоязычных» была создана искусственная общность «многонациональный советский народ», именно тогда началось изживание русской культуры («коренизация»). В СССР были реализованы практикуемые в настоящее время в постсоветских государствах антирусские меры – снос памятников, переименования городов, общеобязательная замена русского языка в публичной сфере языком так называемого коренного народа. Созданные на окраинах России государства используют советские практики, обостряя культурный конфликт в своих границах вплоть до изгнания русских из страны или войны против них.  

В то же время проблемы советского периода постепенно изживаются в современной России. Решающая роль русского народа, его языка и культуры, отмечается как политиками, так и деятелями культуры. В настоящее время русский культурный архетип святое царство реализуется как Российская Федерация – суверенная демократия. В этой концепции соединяется универсализм и конкретно-русская специфика, и Россия выступает как страна, сохраняющая общечеловеческие ценности, но осуществляемые в рамках конкретно-исторической русской культуры.

Таким образом, сохранение русской культурной идентичности обусловлено воспроизводством культурного архетипа святого царства. Святое царство в русской культуре выступает как идеал, задающий вектор социокультурного развития, и в то же время как конкретно-историческое русское государство, русская земля, страна Россия, в которой создана и воспроизводится русская культура. Конфликт идентичностей, который развивается в постсоветских государствах, имеет культурные причины, заложенные в советский период, когда русский культурный архетип был вынужден сосуществовать с гностическим европейским.  Поэтому сохранение русской культурной идентичности в социокультурных трансформациях всегда обусловлено ориентацией на конкретную реализацию русского культурного архетипа в социально-исторических процессах.

Литература

  1. Мараховский, В. Для русских за рубежом назначен «день икс» [Электронный ресурс] / В. Мараховский // «Радонеж». – 1.05.2019. – Режим доступа: https://radonezh.ru/2019/05/01/viktor-marahovskiy-dlya-russkih-za-rubezhom-naznachen-den-iks
  2. Теория культуры: Учебное пособие / Под ред. С. Н. Иконниковой, В. П. Большакова.  – СПб.: Питер, 2008. – 592 с: ил. – С. 324.
  3. Любавин, М. Н. Архетипическая матрица русской культуры: дис. … канд. филос. наук: 24.00.01 / Любавин Максим Николаевич. – Нижний Новгород, 2002. – 245 с.
  4. Топоров, В. Н. Святость и святые в русской духовной культуре. Том 1. Первый век христианства на Руси / В. Н. Топоров. – М.: Гнозис – Школа «Языки русской культуры», 1995. – 875 с.
  5. Зеньковский, В. В. История русской философии / В. В. Зеньковский. – М.: Академический Проект, Раритет, 2001. – 880 с.
  6. Василенко, И. А. Архетипические основы русской культуры и современная имиджевая политика России [Электронный ресурс] / И. А. Василенко // Перспективы: сетевое издание Центра исследований и аналитики Фонда исторической перспективы. – 2015. – Режим доступа: http://www.perspektivy.info/book/arkhetipicheskije_osnovy_russkoj_kultury_i_sovremennaja_imidzhevaja_politika_rossii_2015-06-30.htm
  7. Петрухин, В. Я. Древняя Русь: Народ. Князья. Религия / В. Я. Петрухин // Из истории русской культуры. Т. I (Древняя Русь). – М. : Языки русской культуры, 2000. – С. 13 – 410.
  8. Шафаревич, И. Р. Социализм как явление мировой истории / И. Р. Шафаревич.  Полное собрание сочинений. В 6 т. Т. 1. // Предисл. И. С. Шишкин // Отв. редактор О. А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2014.  – С. 165 – 656.

Ищенко, Н. С., Заславская, Е. А. Современная Россия как святое царство / Е. А. Заславская, Н. С. Ищенко // Материалы Международной научной конференции «Проблемы социализации личности в современном обществе» (г. Луганск, 23–24 мая 2019 г.) (в печати).

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *