Архив рубрики: Для детей



Даже самые признанные классики

Друзья, сегодня выступаю в Доме пионеров в летнем лагере. Впервые в моей жизни в качестве детской писательницы. Буду читать стихи и сказки. Волнуюсь. А пока своим юным слушателям я посвящаю это стихотворение.

***
Даже самые признанные классики
Были мальчиками и девочками,
Ели конфеты, играли в классики,
Ловили кузнечиков!
Даже самые выдающиеся мэтры,
Поверьте мне на слово,
Начинали с миллиметров и сантиметров,
Ели конфеты, играли в классики!
Даже самые отважные асы,
Делали бумажные самолётики!
Ели конфеты, играли в классики,
И вы так живёте!
И ждёт вас прекрасное будущее
За пределами этого класса!
Только знайте, чтобы стать лучшими,
Чтобы стать мэтрами, асами, классиками,
И нет в этом секрета,
И не нужно особой закваски,
Оставайтесь верными мечте,
Угощайте других конфетами
И учите играть их в классики!



Сказки Подкроватики. Сердечное одеяло

IMG_2087Дорогие девочки, большие и маленькие. Мамы, дочки, бабушки, подружки.
С праздником весны и любви. С Международным женским днем!
Чем же мне вас порадовать? А выложу-ка я новую сказку Подкроватки. Как оказалось, есть у этих сказочек свои читатели. И я надеюсь, что их будет еще больше.

Сказки Подкроватики. Сердечное одеяло

Когда Ванек был маленьким, то укрывался ромашковым одеялом, а когда подрос, то подарил его Даре, потому что одеяло в ромашку это как-то по-девчоночьи. Вот если бы оно было с машинками, самолетиками, трансформерами или с пиратскими черепушками, тогда другое дело. Тогда можно надеяться, что и сны под таким одеялом приснятся мальчишечьи. А если одеяло в ромашку, что приснится?Правильно! Принцессы да единороги.
Но не возлюбила Дара одеяло.
Оно меня кусает, говорит. – Спать мне не дает. Я не высыпаюсь и детский сад опаздываю. И забросила она его под кровать прямо к Подкроватке. Так и началась новая сказка. Continue reading



Варень. Подборка стихов для детей

Если кто не знает, иногда я пишу стихи для детей. Вот сделала  небольшую подборку. Милости прошу к прочтению 🙂

Варень
Дара делает вареник, –
Получается пельмень!
Нужно много ей терпенья,
Но работать ей не лень.
Дара делает пельмешек, –
Получается варень!
Но если папа голоден –
И варень проглотит он.

Баба Люба
У сестрички Любы
Выпадают зубы.

Обзывает «бабой Любой»
Нашу Любу старший брат.
Только Люба дружелюбно
Говорит: «Кто виноват,
Что они молочные,
Что они не прочные?
Я теперь беззубая,
Но не баба Люба я!»

Обновка
Сороконог своей сороконожке
Принес в подарок новые сапожки.

А у новеньких сапожек
Много маленьких застежек,
Бантиков, шнурочков,
Запонок, замочков.

Прошли вторые сутки
И тридцать три минутки –
Ждет сороконожку
Ее сороконог,
Он сердится немножко,
Представить он не мог,
Что будет ждать так долго.
Готова! Слава богу!
Но что это? Кошмар!
Не ту обула ногу!
Не ту обула ногу!
Не ту обула ногу!

И так все двадцать пар.

Снеговая баба
Баба снеговая,
Белая, большая!

Мы ее лепили с Вовкой,
Нос – огромная морковка,
А бесстыжий мальчик Гриша
Из соседнего двора
Переделал нос ей в шишку,
А морковку съел вчера.

Хорошо быть малышом
Хорошо быть малышом!
Можно бегать голышом!
Загорать, купаться,
И не одеваться.



Сказки Подкроватки. Эхинопсис и елочка.

До рогие мои читатели!image
У меня для вас подарок к Новому году.
Новая сказка Подкроватки и пожелания счастья, мира и любви!

Сказки Подкроватки. Эхинопсис и елочка.

Когда в доме никого нет, наш Подкроватка выбирается из-под кровати. Он залезает на подоконник и сидит между грядкой с луком и огромным кактусом, свесив хвостик на батарею, где сушатся носочки и варежки. Он смотрит, как желтогрудые синички, взъерошенные воробушки и голуби с красными лапками клюют крошки и зернышки из нашей кормушки. Сейчас зима. На улице мороз и снега по пояс. Дома тепло и уютно, особенно под одеялом и с доброй сказкой Подкроватки.
— Подкроватка, сегодня будет снежная сказка? — спрашивает Ваня.
— И снежная, и нежная, — отвечает он.
Дети усаживаются поудобнее, и я вместе с ними.

Жил-был кактус. По-научному он назывался Эхинопсис, но мы звали его Эх. Не только для того, чтобы сократить его длинное и неблагозвучное имя, но еще и потому, что кактус любил вздыхать себе под нос: «Эх. Эхэхэх. Эхэх».
Эх был слегка небрит и вечно недоволен, ведь ему не нравилось жить в наших краях. Его Родиной была далекая жаркая Мексика, где никогда не было снега. Он мечтал уехать к себе на Родину, но как известно у кактусов нет ног, у них есть корни. А имея корни, не так-то просто пуститься в путь.
Эх жил на подоконнике рядом с луковыми грядками. Из-за скверного характера он не общался с соседями и друзей у него тоже не было. Эх не любил зиму так, как может не любить ее только теплолюбивое растение. А предновогодняя кутерьма в доме вызывала в нем лишь раздражение и злость.
— Эх, когда закончится эта зима?! — вздыхал Эх. — Никакой радости смотреть на этот бесконечный снег и на этих бестолковых птах, толкающихся у кормушки. Форточка была открыта, и до Эха доносилась птичья болтовня.
Воробей по прозвищу Кроха клювом постучал в стекло.
— Хватит киснуть, Эх. Выгляни в окно — отличная погодка сегодня.
— Не зови! Бесполезно, — заверил его голубь Голуба. — Он тебя не послушает, еще и колкостей наговорит.
— Чего-чего наговорит?
— Ну, ты и недотепа, Кроха, — сказала синичка Зи-Зи. — Колкости — это злые слова, которые больно ранят.
— Но зачем ему говорить нам колкости?
— Затем, дорогой Кроха, что у него колючее сердце, в котором никогда не жила Любовь.
— Любовь? — не унимался Кроха. — Что такое любовь?
Эх прислушался.
— Любовь — это…- Зи-Зи задумалась. — Это такая птица. Она гнездится в сердце. Если она совьет в нем гнездо и запоет, весь мир вокруг тебя изменится, сердце твое расцветет, а в душе наступит весна.
— Даже зимой? — не поверил Кроха.
— Даже зимой! — подтвердил Голуба.
Птахи полакомились зернышками и разлетелись по своим птичьим делам, а Эх все думал и думал о любви. Но вскоре его раздумья были прерваны. В комнате стали устанавливать новогоднюю елку. Она была пышной, колючей и пахла смолой. Ее поставили возле окна, украсили игрушками, серпантином, дождиком и разноцветными фонариками, которые светились в темноте.
— Давайте знакомиться, я — Лесная Красавица. — обратилась елочка к кактусу.
— Эхинопсис, — важно представился он.
— Мне кажется, мы подружимся, — сказала она.
— Почему Вам так кажется? — поинтересовался он.
— Потому что мы похожи: Вы такой же зеленый и колючий, как и я.
— Нет, мы совершенно разные: Вы любите зиму, а я ее ненавижу, Вы здесь гостья, а я здесь буду жить и после вашего ухода.
— Ну, и живите на здоровье! — фыркнула елочка и обиженно замигала фонариками.
Ночью Эх проснулся от того, что рядом кто-то всхлипывает. Эх поглядел на грядки: луковки мирно посапывали, носочки и варежки на батарее спали в обнимку. Кто же это плачет? — подумал Эх и тут же заметил, что это Лесная Красавица.
— Почему Вы плачете? — спросил он ее.
— Меня нарядили и украсили, но пройдет праздник и я никому не буду нужна. Все меня забудут.
Эху почему-то стало жаль елочку. «Я был слишком суров к ней,» — подумал он и сказал:
— Я не забуду.
— Да? — удивилась елочка, но плакать не перестала. — В новогоднюю ночь я вижу гору подарков, но все они не для меня, даже эти нарядные бусы с меня снимут после праздника.
— Ну, подарки это не главное в жизни,- многозначительно заметил Эх.
— А что главное в жизни?- спросила, перестав плакать, елочка.
«И правда, что главное в жизни?»- задумался Эх, а чтобы не показаться елочке глупым, сказал первое что пришло на ум:
— Главное в жизни — это Любовь.
— А что такое Любовь? — совсем успокоившись спросила елочка.
— Любовь — это когда сердце поет, а ты расцветаешь даже зимой.
— Я хочу Любовь, — твердо сказала елочка.
— Если бы она у меня была, я бы Вам ее обязательно подарил.
— Спасибо, — сказала елочка и радостно замигала фонариками.
С этих пор они подружились. Они разговаривали каждую ночь. Эх рассказывал елочке о далекой Мексике, а Лесная Красавица говорила ему о бескрайних таежных просторах. Но приближалась новогодняя ночь, а с нею и час их расставания. Эх становился все грустнее с каждым днем.
— Не стоит грустить. Я думаю не о том, что мы расстанемся, а о том, как здорово, что мы встретились, — сказала Лесная Красавица и подарила ему на память белую бумажную снежинку, розовую завитушку серпантина и настоящую шишку.
В последнее утро уходящего года Эх проснулся и понял, с ним что-то происходит: он меняется. «Что со мной?» — подумал он и наклонился по-ближе к окну, надеясь увидеть свое отражение.
— Посмотрите! Эх цветет! — зачирикал на весь двор Кроха. На подоконник сразу же прилетели Голуба и Зи-Зи. Они прислонились клювиками к стеклу и завороженно смотрели на огромный цветок на тонкой ножке, распустившийся на голове Эха.
— Это Чудо, -сказал Голуба.
— Это Любовь, — сказала Зи-Зи.
И всем почему-то сразу стало тепло и радостно.
В Новогоднюю ночь на верхушке елочки красовалась не традиционная звезда, а живой белый цветок. А после Нового года Эх переменился. Он больше не вздыхал и не ворчал. Он часто наклонялся к окну, как будто выглядывал кого-то.
Весной под окном из-под земли проклюнулась маленькая елочка.
Может быть это Дарочка воткнула в землю шишку, найденную на подоконнике вместе с белой бумажной снежинкой и розовой серпантинкой. Но птицы во дворе щебетали, что это Любовь дала свои плоды.



Сказки Подкроватки. Книжка-малышка и Бабка-ежка

У каждого из нас есть друзья. Есть друг и у Подкроватки. Это пес Бублик. Прозвали его так, потому что хвост у него колечком и глаза круглые-прекруглые и добрые-предобрые. Вот такие: ОО! Прибился он к нам еще щенком и сразу стал любимчиком.
С Подкроваткой Бублик сошелся на почве общих интересов. И Бублик, и Подкроватка обожают носочки и конфетки. Только Подкроватка носочки прятал, а Бублик их находил. Зато с конфетками друзья поступали одинаково — съедали. Однажды Бублик совершил нехороший поступок: погрыз книжку. Ему грозила суровая кара, но Подкроватка за друга заступился и рассказал нам такую историю.

***
Наша Дарочка, книжку-малышку читала-читала, да не дочитала. На полку ее не поставила — под подушку засунула. А ночью выпала книжка на пол, раскрылась на странице с картинками про Бабу-ягу. Яга недолго думая из книжки выбралась, захлопнула ее и шасть ко мне под кровать. Буду, говорит, здесь жить. «Как это ты здесь будешь жить, когда здесь я живу?» — отвечаю я ей. А она на меня давай кричать! Метлой машет, слюной брызжет: съем и косточек не оставлю. Испугался я. Живи, говорю, только не ешь меня.
И стала Баба-яга под кроватью свои порядки заводить и темные делишки творить.
Завела домашних животных: тараканов усатых и пауков мохнатых. Все конфеты у меня отобрала. Вязаный носочек распустила, ниткой книжку к ножке кровати привязала и в самый темный угол задвинула, чтобы никто ее не смог назад в сказку отправить.
Мне Яга говорит: плохая книжка, в ней всегда добро побеждает. Я бабка старая, живу давно, знаю, что ты сказки сочиняешь и детям их рассказываешь. Только теперь будешь мне их рассказывать. Но знай, добрых сказок я не потерплю. А не захочешь, будет из тебя сказочный обед или ужин.
И решился я тогда на побег. Люблю я свой домик подкроватный и сказки сочинять люблю. Но нет в доме уюта, когда рядом тараканы ползают. А от злых сказок сердце каменеет и глаза тускнеют. А я люблю, когда сердце радостью наполнено и глаза искрятся. Нет, не сбыться, Баба-яга, твоим коварным планам. Уж лучше буду я бездомным скитаться и спать где придется. И пошел я в ночь туманную прочь из-под кровати. А навстречу мне старый друг Бублик. И хотя никакой он не старый, а щенок еще, но дружим-то мы давно. С самого первого дня, когда Бублик к нашему дому прибился. Он тогда у меня под кроватью прятался: купаться не хотел. И в гости когда заглядывал — всегда с подарками: один раз вкусную косточку принес, другой раз — папину шляпу.
— Почему такой грустный, Подкроватка? — спрашивает Бублик.
— Да, понимаешь, друг, ушел я из дома и теперь скитаюсь. Стал я бродягой, как ты когда-то.
— Не может быть!
— Еще как может. Нельзя мне дома оставаться, иначе стану я обедом или ужином.
— Как это?
— Съедят меня.
— Кто съест?
— Баба-яга.
И рассказал я другу о том, что произошло. А щен не из робких оказался. Давай, говорит, ее прогоним. Нечего ей в твоем домике жить, тараканов нашими конфетами кормить, над нашими носочками измываться.
— Да разве мы справимся? У нее и тараканы усатые, и пауки мохнатые, и метла зубастая, и сама она ужасная.
А Бублик смеется: мы и сами с усами! И зубы у нас имеются, а пауки сами разбегутся, как увидят, что хозяин вернулся.
— Послушал я его и решил: эх, будь что будет, а надо свой дом отбивать! Детвора вон добрых сказок заждалась, а я тут какую-то старуху-ягуху боюсь.
Взобрался я верхом на Бублика — и вперед.
Залетаем в дом, как вихрь. А Яга на книжку взгромоздилась, как на трон, тараканы вокруг нее сплошным забором стоят, усищами шевелят.
А Бублик не останавливается, прямо на них мчит. Вцепился зубами в книгу и давай ее трепать: тараканов в разные стороны разметал, Бабку-ежку в угол к паукам отшвырнул.
Я же книгу открыл и волшебные слова произнес: ученье свет, а неученье тьма. И стал вслух сказку читать, как Бабу-ягу дети победили. Тотчас наша Бабка-ежка стала ссыхаться да скукоживаться, пока в точку-бусинку не превратилась. Закатилась на страницу и прямиком пристроилась рядом со словом КОНЕЦ.
Бублику, конечно, влетело за растрепанную книжку. Ведь никто не знал, что он спас меня от Бабы-яги. А книжку потом Дара подклеила и под подушку больше не прятала.



Сказки Подкроватки. Героический носочек

Дара. Фото Алевтины Легещич
Дара. Фото Алевтины Легещич

В каждом доме, где есть маленькие дети, есть и Подкроватка. Живет он, как вы, наверное, уже догадались, под кроватью. Больше всего Подкроватка любит играться детскими носочками. Пропал носок, будьте уверенны, утащил Подкроватка. Заглянешь к нему в жилище, а там чего только нет: игрушки, книжки, фантики от конфет и, конечно же, «разнокалиберные» носочки.
Наш Подкроватка ручной. По вечерам он запрыгивает на подушку и рассказывает сказки.
– Подкроватка, расскажи страшную сказку, – просит Дара.
– Зачем страшную?
– А чтобы испугаться, а потом обрадоваться, что все закончилось хорошо.
– Ну, ладно, слушай. – Говорит он и шевелит своими пушистыми ушами.

***
Мальчишки невыносимы, они грязнули и хулиганы. Ванек, конечно, не такой, но и в его носочках случаются окошки для больших пальцев, а еще камушки, соринки, репьяхи и даже насекомые. Ко мне однажды попал такой носочек, а вместе с ним под кровать пробралась и злобная сколопендра.
Что такое сколопендра? Это такая сердитая сороконожка.
Говоришь у нас такие не водятся. Ну, и что. Зато слово страшное.
И был у этой сколопендры склочный характер. Не хотела она жить мирно и счастливо, а хотела вредить и воевать. Забралась она в игрушечный танк и сказала: «Начинаю боевые действия» и давай палить из него. А танк, между прочим, был добряк и мечтатель. Он хотел, чтобы из его дула вылетали не злые пульки, а конфеты или конфетти, ну, или, в крайнем случае, мыльные пузыри.
– Выручай, Подкроватка, — взмолился он. – Забралась мне в башню вредная сколопендра и принуждает к боевым действиям.
Вызвал я тогда носочек и говорю, заварил ты кашу, дружок, кашу со сколопендрой. А теперь нам расхлебывать. Как хочешь, говорю, а сколопендру мне излови. Порядочный танк страдает, да и мне покоя нет, свистят под ухом злые пульки, сказки сочинять мешают. Деваться некуда носочку. Пришлось думать, как изловить сколопендру, а то ведь я и рассердиться могу, не пущу тогда под кровать на ночевку.
Думал-думал носочек, что ему делать и решил привлечь к проблеме Льва. Понимал своей дырявой головой, что самому не справиться.
Лев, рыжий котяра – ярый ненавистник носочков. Может его котенком в носке запирали, или лупили носком по голове, но только не ненавидел он их страстно. Увидит лежащий носочек, набрасывается на него и давай всеми четырьмя лапами на части разрывать. Знал наш носочек эту его особенность и решил ею воспользоваться.
Подобрался он поближе к танку и давай возле него круги выписывать – Льва дразнить. Лев и так и сяк крутился, не удается ему носочек изловить – он под танк прячется. А тот стреляет и еще больше Льва раззадоривает. Наверное, Лев подумал: «Ишь, какой боевой носок попался, сейчас я его!» и с разбега бросился на танк.
Перевернулся танк, отлетела у него башня, шуму было, грохоту, на весь дом. Забежали мама и Ванек в комнату смотрят: танк сломан, сколопендра бежит, Лев носочек терзает.
Героический все-таки был носок! Можно сказать, собой пожертвовал ради благого дела. Его потом мама заштопала, а я пообещал о нем сказку сложить. Вот и сдержал обещание.
Танку башню починили и начинили, как и мечтал он, конфетами. Делает он иногда сладкие залпы на радость детям.
А сколопендру Ванек посадил в спичечный коробок и показывал другим мальчишкам. Так ей и надо, вредине.



Чи

Чи
Чи была очень умной и начитанной собачкой. Я не ошибусь, если скажу, что она прочитала больше книг, чем её хозяйка. Особенно Чи любила перечитывать рассказ писателя Льва Толстого про Льва и Собачку — грустную историю любви с трагическим концом. Последние строки рассказа: «Потом он обнял своими лапами мёртвую собачку и так лежал пять дней. На шестой день лев умер» из-за бурных рыданий Чи не могла разглядеть. Но в этом не было необходимости, Чи знала рассказ наизусть. Если представить, что Чи стала человеком, то о таком человеке мы бы сказали: «Он тонкой душевной организации», что означало бы чувствительную натуру и доброе сердце.
Чи была впечатлительной породистой собачкой. Порода её называлась странно и смешно «чихуахуа» и была выведена в далёкой Мексике. Иногда Чи мечтала сбежать из дома и отправиться на родину предков. Её манили неведомые страны и опасные приключения. Но вместо этого судьба, в лице хозяйки, предоставляла ей совсем другие «удовольствия» — поводок со стразами и ошейник с золотой буквой «Ч».
Хозяйка Чи считала себя светской львицей. Так в мире людей принято называть известных женщин, которые любят посещать разные ненужные мероприятия, чтобы о них беспрерывно говорили и писали в газетах. Когда хозяйка Чи «выходила в свет» (так назывались скучные походы к журналистам), она всегда брала Чи с собой, чтобы привлечь больше внимания к своей персоне.
«Чи, ты должна выглядеть как королева», — говорила ей хозяйка и тащила к стилисту, парикмахеру и в магазин за новой одеждой. Чи всегда одевалась по последнему гавку собачьей моды. А как хотелось ей погулять по травке без штанов и кофточек с рюшами, без заколочек на ушах, без поводка со стразами и ошейника с золотой буквой «Ч», побегать вместе с большими и сильными собаками и встретить своего Льва, обычного, усатого, а не светского! Но все желания Чи разбивались о суровую реальность подневольной жизни, где фотосессии и участие в телепрограммах заменяли обычные собачьи радости.
Однажды Чи вычитала умное слово «аксессуар» — необязательный предмет для дополнения внешнего вида, он придаёт костюму завершённость, а человеку — неповторимый образ. «Аксессуар — это я, дорогая ненужная вещь», — поняла Чи, и ей стало невыносимо грустно. Она хотела быть другом, а не живой игрушкой для своей хозяйки. Но та считала Чи совершенно пустоголовой собачонкой и ничего не подозревала о её богатом внутреннем мире.
Когда светская львица чихала, Чи с радостью подбегала к ней, чтобы сказать: «Будь здорова!», но хозяйка думала, что Чи откликается на её «Апчхи». «Боже, какая ты у меня глупенькая!» — сквозь слёзы восклицала хозяйка и поправляла ей заколки-бантики.
Чи была очень маленькой собачкой, поэтому хозяйка носила её в дамской сумочке вместе с губной помадой и мобильным телефоном последней модели. Чи быстро научилась пользоваться замысловатым устройством: она слушала музыку, смотрела фильмы, лазила в Интернете, вела свой дог-дневник, а иногда отвечала на sms-ки. Только никому не говорите, ведь отвечать на чужие sms-ки неприлично.
Хозяйкин телефон стал настоящим другом Чи. А ради друга она была готова на всё.

Автор иллюстрации Виктория Лисак



Пончик

Пончик У Пончика были косички с лентами и колокольчик в волосах. По характеру он был совершенно не похож на Чемоданте. Пончик был большой, тёплый и добрый, а ещё трудолюбивый. Наверное, поэтому они и сдружились, ведь не зря говорят, что противоположности притягиваются.
Пончик работал с утра и до самого вечера в парке — катал на себе детей, ведь он был пони. А Чемоданте день напролёт сонно грелся на солнышке или катался на самокате по городу, высматривая, что можно стянуть, чтобы полакомиться.

Автор иллюстрации Виктория Лисак



Чемоданте

Чемоданте Жил-был кот. Был он бродячим, что означает — без определённого места жительства. Хотя, нет, место жительства у него всё-таки было. Жил кот в огромном жёлтом чемодане. За это и прозвали его Чемоданте.
Если бы моя мама знала Чемоданте, она бы сказала, что это кот с букетом недостатков. Он был вспыльчивым, ленивым, курил трубку, пил валерьянку и гонял на огромной скорости на своём чёрном самокате с наклейками от детских жвачек. К багажнику самоката во время переездов он и крепил свой жёлтый чемодан.
Чемодан был на колёсиках, с небольшим окошком, а к ручке чемодана зачем-то была привязана ложка на верёвке. Если бы мы заглянули в чемодан, то увидели бы копилку «Золотая рыбка», прошлогодний номер журнала «Рыбалка и охота», жестяную банку из-под кильки, маленькую гитару, висящую на гвоздике, и вышитую подушку с кисточками — подарок лучшего друга Чемоданте Пончика.

Автор иллюстрации Виктория Лисак



Необыкновенные приключения Чемоданте

В прошлом учебном году студентка нашей Академии культуры Виктория Лисак сделала иллюстрации к моей детской повести про кота Чемоданте. Хочу с вами поделиться.

Обложка Чемоданте