Архив рубрики: Философская лирика



Якщо біда

Якщо біда — не плач, не треба,
Забудь про жаль,
Я буду зіркою, що падає з землі на небо,
Лише бажання загадай.



Долететь до Солнца

После паденья колени сбиты до крови,
Сломаны крылья, и хочется умереть,
Тому, кто помочь подходит,
Я отвечаю: Сори,
Я в полном порядке. В полном.
Не надо меня жалеть.
И это вовсе не слезы, и это не крылья вовсе,
И я могу улыбаться, и добреду домой,
Не больно, совсем не больно, просто
Не долетела до Солнца.
Но стоит стараться. Стоит!
Иначе, зачем живем!?



Прошу, весна, благослови!

Не в лоне Спаса на крови,
А в роще радостной и светлой,
Прошу, тебя, благослови,
Коснись чела цветущей ветвью!

Сейчас взорвутся соловьи,
И сердце захлебнется песней,
О том, что в мире нет чудесней
Родной, измученной земли.

И преисполнившись любви,
Шепчу извечное «Воскресе»,
Колена преклонив свои
Пред первым цветом на пролесье.

Прошу, весна, благослови,
Коснись чела цветущей ветвью!



Весенний град

Весна бесконечно прекрасна
И сердце желает чудес.
Луна тает капелькой масла
В наполненной чаше небес,

Цветущие яблони в дымке,
Парящих вокруг лепестков,
И кажется будто из крынки
Парное бежит молоко.

Грозою раскатистой грады
Обманный прислали привет.
Смерть полетела над садом.
Наземь осыпался цвет.

PS Друзья, приходите на презентацию моей книги «Год войны» в Москве. Она состоится 18 апреля в книжном клубе «Фаланга» по адресу: Черниговский переулок, 9/13, стр. 3 (метро «Третьяковская» или «Новокузнецкая»). Начало в 19:00. Вход свободный.



Весна. Внезапная, как смерть.

Весна. Внезапная, как смерть.
Миг: почки брызнули, как слезы.
Идёт стремительный апрель.
Цветут в Луганске абрикосы.

И зримой нежности полны
Благоухающие ветви,
Как будто сбывшиеся сны,
О самом радостном и светлом.

Мой сад на цыпочки привстал,
И тайное мне стало явным:
На абрикосовый хорал
Слетелась ангельская стая,

Чтобы весну и жизнь воспеть,
Наперекор ворчанью пушек.
Мой ангел тоже прилетел.
Не по мою ли это душу?



Прощальные письма февраля

Птицы

Птицы в небе, как письмена. –
Мне пишет зима.
«Прощай» – говорит февраль,
Фантазёр и враль,
Хлюпает носом,
И буквы плывут от слёз его,
И тонут в весеннем тумане,
Летят, нас оставив, в даль,
Туда где не было и не бывает,
Ни грустных писем, ни расставаний,
И где ничего никогда не жаль.



Грёзы любви

Она с листа играла Листа.
И с точностью эквилибриста
Волшебный извлекала звук!
Казалось, клавиш не касаясь,
В немыслимый пускались танец
Порхающие кисти рук.
И музыка лилась потоком
По душам, как по водостокам,
Сиянье, переливы, всплеск…
Смывая суету и бренность,
Текла куда-то в бесконечность,
Рингтоном сбывшихся чудес.



В зимнем сне

imageВ снежных шапках терриконы,
В белых риза тополя,
Как тиха и как спокойна
В зимнем сне моя земля!

Мягким светом отливают
Золотые купола,
На молитву зазывают
Всех мирян колокола.

Но божественное явно,
Осязаемо, смотри,
Как незыблемая данность,
Непреложность красоты,

Как огонь, что сердце греет,
Заставляя трепетать,
Как желание поверить,
Что не страшно умирать!



Чиста канкретна

Ты пишешь «чиста канкретна»,
Поэтому мне неловко.
Слова твои — клетка
Опытного птицелова,
А я обожаю небо
И линию горизонта,
Дерев голоса и ветви,
Песни и письма с фронта,
Небрежности и помарки,
Премьеры театра абсурда,
И мир за листом тетрадным
Я просто могу придумать,
И выйти ему на встречу,
взойти на свою Голгофу.
Последняя точка и — в вечность,
Громко обложкой хлопнув.



Когда наступает мгла

Когда наступает мгла,
Ночь густа, как смола,
Слово, словно
Кипящее олово,
Меня выжигается дотла.

Когда наступает мгла,
Ночь густа, как смола,
Был лист,
Будто наст чист,
Но проявляются письмена.

Когда наступает мгла,
Ночь густа, как смола,
Внутренний жар стих,
На странице остался стих,
А там где сердце — зола.