Архив рубрики: Любовная лирика



Каштаны

Осенний пейзаж в жанре ню:
Осень случилась рано,
Одетые в колючую броню,
Каштаны
Падают с озябших ветвей,
Раскалываясь от удара.
Угрюмый дворник метлой своей
Сметает их с тротуара.
А небо плачет. Срывается дождь.
И я представляю, что ты как в детстве,
Поднимаешь каштан и в карман кладёшь
Будто мое беззащитное сердце.



Заклинание

Твой мир герметичен.
В нем юные нимфы щебечут по-птичьи
И пьют алкоголь.
И как-то уже непривычно,
И даже уже неприлично
Писать про любовь.

Давай же простимся.
Останутся только поэмы и письма,
Что впрочем не мало.
Они разлетелись как птицы по высям,
Они засияли как искры в игристом,
Вплелись в голоса, свили гнезда в гитарах.

И юные нимфы на нежных свиданиях
Споют тебе песни мои от незнанья,
Что это не просто звучат изречения,
Что это мои о тебе заклинания,
О том, что давно не имеет названья,
О том, что уже не имеет значенья.



Ловец снов

Мой прожигатель жизни,
С чёрными кудрями,
С глазами карими
И тёплыми губами,
Проснись!
Мой сон блудливый соскользнул с ресниц
И был в твою ловушку пойман.
В одной колоде и в одной обойме….
Соприкоснулись и пересеклись,
А через миг
Раскиданы по свету,
Растрачены на встречные сердца.

И только сон трепещет до рассвета
Во власти искушенного ловца.



Когда никто никому ничего не должен

Когда никто никому ничего не должен,
Можно
Босиком по дороге навстречу рассвету,
Перед тобой все четыре стороны света,
Парус ждет попутного ветра…

Ну, не стой, иначе затянет:
Быт, привычки, обязанности,
А ты ведь странник!
Тебе дорога награда за все печали!
Тебе ни писем, ни песен моих не надо,
Ни слов прощания на причале.

Но я всё равно буду петь
И писать тебе письма,
Чтоб знал ты, что есть
В этом мире и берег,
И пристань.



Мечты о море

Когда мы поедем на море,
То будем питаться только вином и любовью.
Будем жить в небольшом доме
С поющим полом
И с окном, смотрящим навстречу прибою.
И когда глаза мои станут солеными,
Полными страсти, как два полнолуния,
Ты будешь целовать их
И они будут светиться счастьем
От твоего поцелуя.



Презреть гравитацию

Стихи существуют,
чтобы презреть гравитацию,
чтобы к тебе прикасаться
губами и пальцами,
в сбивчивых ямбах вдруг возникая
реальней реальности,
и проходя сквозь жерло воспаленной гортани,
где плавятся гласные.

Милый,
мы легче, чем пух тополиный,
нам больше не справиться
ни с притяжением, ни с пунктуацией.
Милый,
нас время стирает, старается,
неумолимо
жмет на «delete»,
но мы все же останемся.

Милый,
ты знаешь,
когда-нибудь с детской серьезностью
юный романтик
нас призовет
своей волей и голосом,
словом весомым нас воскресит
мы ж летим в невесомости.

Милый,
наверное, мир
только снится нам,
стерлись все буквы
и рифмы все выцвели,
но на устах остаются и
не забываются
вкус поцелуя
и вечное чудо кириллицы…



Апрельская песнь любви и нелюбви

Земля вращается, а ты меня не любишь.
Весна случается, а ты меня не любишь.
Не пишешь, не целуешь, не голубишь,
Так получается, как говорят, и в ус не дуешь.

Земля вращается, а я тебя люблю.
Весна случается, а я тебя люблю.
Как говорят у нас, на том стою,
И муку эту сладкую терплю.

И лучше было б мне тебя забыть,
Уйти в работу с головой и в быт,
Счастливой быть, любимой быть,
Кого-нибудь другого полюбить.

Чтоб поскорей ты смог меня забыть,
Уйти в работу, на войну, запить,
Спокойным быть и сильным быть,
Кого-нибудь другого не любить.

Так Дьявол нас и ловит на блесну.
А облака летят к тебе в Москву.
Мою весну
Несут по лепестку.

Гонцы ветров апрельских во хмелю,
Я здесь!
Я есть!
И я тебя люблю!
Несут как песню,
Как благую весть:
Я здесь!
Я есть!
И я тебя люблю.



Любовь моя, прости

Любовь моя, прости, что не любя
Другим дарю то, что твое по праву
Забыть тебя стараюсь, но себя
Лишь снова предаю и забываю.

Любовь моя, случись же, как апрель
Случается неотвратим и неизбежен,
Пусть белых яблонь легкая метель
Укроет нас с тобой от жизни прежней.

Иначе мы не сбудемся вовек,
О счастьи зная только понаслышке,
Как черновик исчерчен черно-век,
И мы с тобой меж будущим и бывшим.



Чайная церемония

И нет ничего в этом мире
Сильнее любви!
И нет ничего в этом мире
Страшнее любви!

Как будто ударной волною меня накрывает,
И чайник на кухне не вовремя закипает
И громко свистит.
И тот что со мною не знает,
А если и знает, то не говорит.

Мне имя твое, как молитва.
И ночь надо мной монолитна,
И быт превращается в бытность,
В несбыточность…
Я тебе снилась,
Но ты этот сон позабыл.
И нас развели, как мосты.

Но кружатся в чашке чаинки,
Как в вальсе, с цветами жасмина,
А имя? Что имя?!
Ошибка!
И стоит ли им дорожить?!

Оно бестелесно, бесплотно,
Оно из дыхания соткано,
Но стоит его прошептать,
И будто ударной волною
Меня накрывает тобою,
И жгучие брызги фарфора
Мне под ноги тут же летят.



Солнце в ветвях

птица, закат, солнцеСолнце в ветвях.
Одинокая птица на ветке.
Вьется дорога, как черная лента
Средь белых снегов…
Если это любовь,
Тогда почему безответна?
Или может планета
Споткнулась,
Спеша на неведомый зов,
И рассыпались звезды,
Попадав с холодного неба,
И впадает дорога в туман,
Как река в океан,
И не видно ни зги,
Только ясно одно,
Что не нужно ответа,
Если это любовь.