Мой край родной

Мой край родной, мой город детства,
Как защитить тебя и как поднять с колен?!
Мой ареал юродства и блаженства,
Земная колыбель
Моих поэм.
Лысыче над Динцэм…*
Давно нэма заводу. **
И небо не коптят столбы высоких труб.
Ты будто бы ушёл под воду
Вглубь.
Ты затонул….
Так на моих глазах тебя накрыло
Волной войны,
И над тобою журавлиным клином
Мои стихи, воспоминанья, сны…
И души тех, что пали в 41-м,
И тех, кому четырнадцатый год
Уже иного, 21-го столетья
Проснуться не дает.
Пройтись по улицам твоим родным и узким,
Нарвать полыни у родных могил….
Мне остается рифмовать: вернуть-вернуться.
Ждать: ты появишься как Китеж из глубин.
2019

* — «Лисиче над Дінцем… де висне дим заводу» — первая строка поэмы «Червона зима» советского поэта Владимира Сосюры
** — Донсода (Лиссода) — первый содовый завод Донбасса, основа в 1892 году, демонтирован 2016-м

Горячий январь

Горячий-горячий холодный январь!
Что ждёт меня в будущем: нож или пуля?
Не важно. Пусть тело мое как янтарь
Навек сохранит все твои поцелуи.

Прерывистый вдох и по венам весна.
Ловить ртом снежинки в предчувствии встречи.
Мы будто под током. Потоком сквозь нас
Проносится жизнь прямиком прямо в вечность.

Вот мы — два цветка в янтаре бытия.
Мы — вместе, мы — в тексте, в стихах или прозе!
Горячий- горячий холодный январь.
И красные звезды блестят на морозе!

На улице Греческой

Тихону Синицыну

На улице Греческой фикус в окне
И акварели на гладкой стене,
И среди красок размытых и линий
И песни цикад, и шептания пиний,
И сказки Синдбада про дальние страны,
И вкус винограда терпкий и странный,
И зинзивер необычная птица,
Что в частной тетради отныне гнездится,
И акварельной чуть сбивчивой речью
Хочу этот мир я навечно сберечь нам,
Ведь время как море —
Все смоет прибоем:
И Фикус, и птицу, и счастье, и горе —
Все сгинет в пучине неотвратимо.
Останутся только стихи и картины,
А может быть время погубит их также,
Останется Фата Моргана — мираж лишь.

2019, Крым

Аксион эстин

Тихону Синицыну

И всхлипы стихии
Влагаем в стихи мы,
Покуда не стихнут
Сердечные ритмы.
И кипарис будто высохший схимник
Шепчет молитву под куполом Крыма.

Луна нависает сияющим нимбом.
И небо, и море исполнены звезд…
Бессмертие в смерти.
Безветрие в вихре.
Аксион эстин ос алифо́с! *

2019

 

*Слова молитвы на греческом языке «Аксион эстин» (греч. Ἄξιόν ἐστιν — Достойно есть) — Поистине достойно прославлять Тебя

*Для иллюстрации я выбрала работу любимого художника Ван Гога «Дорога с кипарисом и звездой»

 

Одуванчик

Это мой поэтический привет Ольге Даниловой Старушко, которая тегнула меня в прекрасном стихе о разлетающихся словах. Для иллюстрации я взяла картинку американского художника российского происхождения Антона Рефрежье, мы его вспоминали на заседании Философского монтеневского общества.

И дух, как пух.
Последнее движение
Полураскрытых губ.
Душа летит.
И ей
Земное тяготенье
Не тяжелей
Моих молитв.

Прости-прощай,
Кудрявый одуванчик.
Ты хил и сед,
Почти что невесом,
Я помню,
Как ты выглядел иначе,
Был весел, мил,
Красив, умыт росой.

Теперь ты — дух.
Ты мир покинул Божий.
Он промелькнул, как сон.
Но каждою весною
Луг зелёный
Так на тебя похожих
Полон
Солнц!

2019

Nemo

***
Седой рапсод,
Бродяга-инфлюэнсер,
Я расскажу тебе историю свою,
Я на ухо беззвучно напою
Песнь песен,
А ты потом пропой ее другим,
В пылу пирушки,
И в пылу войнушки
Рожденную, вмещенную в стихи
Стихию,
Будоражащую душу,
Про затонувший город, город Лу,
Луганстеров и черных флибустьеров,
Про идолов, хранящих дикий луг,
Еще жрецов грядущей новой эры,
Про то как смерть поймала на блесну
Меня, русалку из затерянного града,
Как жизнь нас тянет медленно ко дну,
Туда, где морок, тишина, прохлада…
Еще про свет родных зеленых глаз,
В них утонуть нисколечко не страшно.
И каждый раз – всегда последний раз,
А остальное все не важно.

Пропой, рапсод, истории мои!
Кто посмеется, может, кто заплачет.
Жизнь ничего не значит без любви.
Да и с любовью ничего не значит. Читать полностью

Солдат весны

Фото Инги Теликановой

Казалось мне из всех тягучих зим
Зима прошедшая — больней и бесконечней,
Но вот черемуха цветением своим
Меня накрыла. Щебет с речью
Я перепутала. Болтаю ерунду
И отдаленный отзвук канонады
Мне не помеха. В солнечном саду
Прими, весна, меня в свои солдаты!
Я буду защищать тебя всегда
И если нужно, до последней капли крови
За то, что так черемуха светла,
Так беззащитна, и полна любовью.

Скорость

Твой Кавасаки — комета.
Несёмся навстречу ветру!
Без шлема.
Как будто бы я бессмертна.
— Держи меня крепко-крепко.
Я обнимаю тебя руками.
Я прижимаюсь к тебе коленями.
Это весна и ракия
Волнуют кровь в моих венах.
Разрывая пространство,
Мчим туда где нас нет.
Догнать и догнаться.
На красный свет.
Когда же ты жмёшь на тормоз,
Мое сердце пропускает один удар.
Дальше поедем порознь.
Прощай, Белград.
А может быть лучше: До скорого!
Скорость у нас в крови.
Замолкаете мотор.
— Спасибо, Зоран.
И я размыкаю объятья свои!

2019

Весна идёт

Она идёт. Шаги ее легки.
По грязному подтаявшему снегу.
Сейчас его поднимут на штыки
Бойцы — победоносные побеги.

Сквозь палую пожухлую листву
Вот- вот пробьются острые прострелы,
И скажешь ты: поля позеленели,
И мы пойдём встречать твою весну.

В ней все цветёт. Пылает Горицвет,
И нежный распускается Подснежник…
Как будто мне опять 17 лет.
Как будто бы я счастлива как прежде.

2019

Фото Светланы Кадышевой