Архив рубрики: Текст



Москва. Ромашково. Счастье.

***
В Ромашково
ромашки
в человеческий рост
и
земляника
просится в рот.
Мальчик Эрот
задремал под листом лопуха.
Стрелы его растащили
для гнезд своих
сойки.
И я не влюбилась.

***
Вечер пьянит, словно брют.
Он золотой и игристый.
Но сатиры на берегу
Пьют водку.
Нимфа, может рюмочку?
Но я убегаю.

***
Испуганная сполохом
Чертополоха,
Вспорхнула бабочка
И окунулась в охру
Подсолнуха.

***
Любит-не любит!
Конечно, не любит!
На чёрта взаимность!
Когда беспокойное
Дерзкое сердце
Поёт и щебечет,
Как птица.

***
Быстрые рифмы,
сродни желтокрылым стрекозам,
лови на лету их!
Теплые рифмы,
подобны июльским стремительным грозам,
подставь же лицо им!
Сладкие рифмы,
Как первые слезы,
Попробуй на вкус их!
Легкие рифмы,
Они нестерпимы, случайны, воздушны,
Как поцелуи.
Лови их устами!

***
Когда-то в городе Счастье
Я была так же счастлива,
Как и в Ромашково.
Вспомнилось зачем-то.
А теперь между мною и Счастьем
Линия разграничения.
А Ромашково?
Ромашково скоро исчезнет.

Москва-Ромашково-Луганск, 2017-2018



Ангельская трель

Наша липа — облако по среди двора,
Золотое облако светится с утра.
Облако наполнено щебетами птиц,
Я слушаю из комнаты утренний каприс.
Только мне тревожно,
Что среди ветвей,
Словно ангел божий
Плачет соловей.
Обо мне ли плачет?
Тебя ль, душа зовёт?
Или же чудачит:
Просто так поёт?



Прыжок из киспендента в трансцендент

Прыжок из киспендента в трансцендент:
Натерты пальцы от пуантов,
И наше па-де-де анданте –
Один момент
Сияния и правды,
Которого уж нет,
Как нет вчера и нету завтра.

Но если хочешь,
Можешь посмотреть
На этот миг, вуайерист-читатель.

Прильни к замочной скважине стиха.
Зрачком голодным дотянись и впейся!
Ты ощутишь живое тело текста,
Его дыхание…
Дешевый хайп
Писать о том, как мы бываем вместе.
Ну что ж, пусть будет так.

Ведь как иначе мне запечатлеть
Всю красоту жемчужины момента:
Прыжок из киспендента в трансцендент?
Ты серфишь по Фб,
Листаешь ленту:
«Есть только текст. А автор где?»
«Исчез».
«А может быть убило под Донецком».

Прыжок из киспендента в трансцендент.
Я слушаю, как бьется твое сердце.

«Нет. Сбил прицел. И автор цел».
«Когда кончает, то кончает текстом».

Я на твоей груди молчать хочу
В едином ритме систол и диастол,
Когда не властны время и пространство,
Почти без чувств.

След поцелуя.
Ирисовый цвет.
В излучинах ключиц
Оставят губы
И я не знаю, любишь или нет,
Наверное, не любишь.

Любишь, любишь…
Доносит окончание строки
Раскатистое эхо Херсонеса
И чайки разрывают на куски
Соленое как море тело текста,
Слоенное как небо тесто текста.

А после будет тишина и свет.
Язык мой – кит, что выброшен на берег.
Прыжок из киспендента в трансцендент.
Где сон, где явь – никак нельзя проверить.



Я знаю

Я знаю, ты меня зовешь, зовешь, зовешь,
И голос твой, в котором боль и дрожь,
Легко перекрывает голос ветра,
И чертов дождь, и страх и ложь,
Я знаю, ждешь, ты ждешь ответа,
А у меня, увы, ответов нет,
И тишина внутри, а не снаружи,
Но если ухо приложить к груди,
Шум океана слышен, как в ракушке
И ночь горит жемчужинами рифм,
Кто виноват?… Да как обычно Пушкин!
Прости меня, что эта тишина
Всего желанней и всего дороже,
И ты один.
И я одна.
И целый мир бушующий под кожей.



Дым и ночь

Ее позывной Ночь.
Его позывной Дым.
Будет у них дочь?
Будет у них сын?
Будет, но только не здесь.
Будет, но не сейчас.
Заводит маэстро Смерть
Свой ураганный вальс.
А значит, любить другим,
И эту весну встречать.
Милый, ты тоже любим.
Тихо горит свеча
И я о тебе молюсь
В этот нелегкий час.
Но видно заснул серафим,
И некому мне помочь.
Молитва как белый дым
Уходит в глухую ночь.



Никогда

Сонные лодки уткнулись носами в залив.
Чайки уже не кричат.
Рыбаки молчаливы.
Солнце ушло в глубину, словно алый дельфин.
– Милый,
Прошу,
Обними же меня
В этот миг умирания дня!
Где же паром? Может быть, он приходит с приливом?
Где же паром? Только алый закат и вода…
–Милый,
Мы тоже умрем?
– Никогда!



Душа моя, о чём ты плачешь?

Душа моя, о чём ты плачешь?
О ком ты плачешь и болишь?
Не веря, что убитый мальчик
Убийца, нацик и фашист,

Что нет ни правды и ни кривды,
Есть только ярость и покой,
И все забудутся молитвы,
И были поростут быльём,

Колючие степные ветры,
Свидетели ночных атак,
Как прежде отпоют отпетых
Сорвиголов и забияк,

И ты исчезнешь в тёмной бездне,
Погаснет тонкая свеча.
Зачем же ты, слагаешь песни,
Болишь, светла и горяча?

Зачем заранее прощаешь
Всех каинов, проливших кровь?
Так общей болью причащаясь,
Ты узнаёшь, что есть любовь

И ею как щитом хранима
Вся наша русская земля
Уходит ночь. Над Третьим Римом
Восходит новая заря.



Весны орган

Словно взрывами гранат
Изрыт наст.
Душа в пляс.
Проснись, Луганск!
Сосульки звонкие гудят
В ряд-
Весны орган!
И барахлят сердца
В нас,
Предчувствуя тебя, Март.



Ты далеко, за тридевять земель

***
Ты далеко, за тридевять земель,
Моя любовь в твою стучится дверь,
Моя любовь в твою стучится жизнь,
А ты не открываешь и молчишь.
Но знаю я, наступит светлый день:
Не ведая преград, дверей и стен
Она войдет, и сядет у стола,
Как будто бы с тобой всегда была.
2018 г.


Евгения Бильченко

От разжигателя к пацифисту: мастер-класс от Евгении Бильченко как переобуться в прыжке

Нина Ищенко, Елена Заславская

Евгения БильченкоСлово мир очень часто звучит в Донбассе. Это одно из самых частых пожеланий на Новый год и Рождество. Вот уже четвертый год как слово мир наполнилось для жителей Донбасса конкретным содержанием: мир это когда не сжигают заживо людей, как 2 мая 2014 года в Одессе, мир это когда не наносят авиаудары по центру Луганска как 2 июня и не бомбят донбасские города, как бомбили Станицу Луганскую 3 июля 2014 года, мир это когда уроки начинаются 1 сентября, а не откладываются на месяц из-за обстрелов, мир это когда в библиотеке читают книги, а не выгребают осколки, мир это когда в родной город летают самолеты и ездят поезда, когда в домах есть свет, вода и газ, а ремонтников не убивают при починке коммуникаций, когда не боишься за жизнь родных и близких людей, когда окна в твоем доме не заклеены скотчем крест-на-крест, а вдоль улиц не появляются все новые дома разрушенные градами. Слово мир совершенно особенное для каждого жителя ЛНР и ДНР, и борьба за мир для нас не просто слова. Поэтому мы не смогли остаться в стороне от ситуации, когда борцами за мир себя называют те, кто еще недавно разжигал эту войну.
В начале прошлого года в числе борцов за мир оказалась украинская поэтесса, доктор культурологии и общественный деятель Евгения Бильченко. В 2014-м году она активно поддержала Майдан, гордилась тем, что состоит в организации украинских националистов Правый сектор (позывной Дон Кихот). После трагедии 2 мая в Одессе взгляды Евгении не изменились, и с лета 2014-го года она стала волонтером в так называемой зоне АТО: закупала для украинских военных вещи, амуницию, тактические обвесы для стрелкового оружия и собирала денежные средства на фронтовые нужды, выкладывая в своем блоге сканы квитанций и расписок от жертвователей, а также свои фотографии с благодарными военными. И вдруг на третий год войны Евгения прозрела. Она поняла, что война это плохо, и хочет донести это знание до жителей Москвы и Петербурга.
Странный выбор. Россия ни с кем не воюет. Идет война между Украиной и республиками Донбасса. Если человек хочет бороться за мир, то естественно было бы делать это на Украине и в Донбассе.
Ведь на Украине только в рамках шести прошедших в 2014-2015 годах волн мобилизации на военную службу были призваны 210 тысяч человек. При этом, начиная с третьей волны мобилизации под нее подпадают военнообязанные, не проходившие службу в армии. За уклонение от призыва лишают свободы на срок от двух до пяти лет. С 2016 года украинским военным повышают минимальную зарплату до 300 долларов США, что увеличило количество контрактников в украинской армии. Численность армии растет, и деньги на армию дополнительно собирают с украинцев. Начиная с 2014 года каждый гражданин Украины выплачивает из своих доходов военный сбор 1,5% от объекта налогообложения. Казалось бы, если человек хочет бороться с войной, ему есть где приложить свои усилия, однако Евгения этого не делает.
Проводит ли она какие-то пацифистские акции в городах Донбасса? По понятным причинам нет, ведь Добровольческий украинский корпус Правого сектора, которому активно помогала Бильченко, 2 года воевал на донецкой земле, против народных республик, уничтожая мирных жителей и совершая военные преступления.
Итак, в Донбасс Евгения не ездит. Но может быть она пытается наладить диалог Украины и Донбасса в Киеве, на украинской территории? Снова нет. В актив своей миротворческой деятельности Евгения вносит “Омс” — киевский фестиваль “Осень-мир-стихи”, проведенный осенью 2017 года. Цель фестиваля — “объединить через города, через городскую идентичность, через культуру, поэзию, гуманизм разные города в странах между которыми существует межэтнический и гражданский конфликт”. Кого же она приглашает на этот фестиваль? Представителей Харькова, Киева, Одессы, Минска и Петербурга. Видимо, профессор Бильченко считает, что это именно те города, между которыми существует этнический конфликт и где пацифизм нужнее всего.
Итак, ни Украина, ни Донбасс не являются ареной миротворческих инициатив поэтессы и общественного деятеля Евгении Бильченко. Куда же летает наша голубица мира?
В течение 2017 года Евгения совершила несколько поездок в Москву и Санкт-Петербург, организовала в России несколько творческих выступлений, одно из них на блогерском канале, записала рок-альбом, участвовала в несанкционированных митингах и пикетах, проводимых на территории РФ представителями местной оппозиции. Во время своих поездок Евгения призывает Россию и Украину выйти на разумный диалог для прекращения политического конфликта и установления мира на Украине, считая, что обе стороны должны отказаться от предрассудков.
Как мы видим, активистка Майдана Евгения Бильченко сделала все от нее зависящее, чтобы на Украине была та власть, которая там сейчас ведет войну — националистическая и антирусская, но бороться с национализмом и предрассудками она ездит в другую страну.
Такое направление деятельности поэтессы кажется странным не только нам. Хотя несколько ее выступлений в России прошли спокойно, но в декабре 2017-го года во время чтений в Москве Бильченко была задержана полицией по обращению неравнодушных граждан (отпущена без протокола).
Удивляет в этой ситуации реакция большей части пророссийских блоггеров. Люди, поддерживающие Донбасс с самого начала войны на Украине и выступающие против националистического правительства современной Украины, встали на защиту Евгении. Российский писатель-военрук Захар Прилепин называет её отличным поэтом, а поэт-военкор Анна Долгарева — человеком, у которого остались глаза и совесть. Коммунист Андрей Манчук считает, что каждый честный человек обязан помогать Бильченко в России, а одессит Денис Селезнев призывает организовывать ее выступления не только в России, но и в Донецке.
Защитники Бильченко заявляют, что деятельность Евгении — это шаг на пути к миру, так как Евгения раскаялась и выступает против украинской идеологии. Однако по ее собственным словам Евгения по-прежнему верна идеалам Майдана и считает, что все беды Украины от того, что эти идеалы не воплотились нужным образом. Во всех своих выступлениях Евгения поддерживает украинскую идеологему о том, что идет война между Россией и Украиной, а Донбасс в этой войне как бы и не участвует — народных республик нет в культурном пространстве Евгении, как и в информационном пространстве украинской пропаганды.
Между тем Донбасс является субъектом политики. Украина воюет против ЛНР и ДНР, образованных в результате референдума. Если отказаться от штампов украинской идеологии, то Евгении пришлось бы называть вещи своими именами: “Да, я поддерживала военную агрессию Украины против независимых республик Донбасса. Я, профессор, не знала, что нации имеют право на самоопределение. Я, гуманистка, не догадывалась, что все нации имеют такое право, а не только моя, украинская. Я, борец за европейскую культуру, не могла даже представить, что захватническая война это преступление против человечества”. Когда автор научных статей и трех монографий по культурологии высказывается в стиле “я вдруг прозрела, война это плохо!”, это ставит под вопрос искренность и самого автора, и его группы поддержки.
Мы считаем, что бороться за мир нужно там, где идет война, в разжигании которой борцунья активно участвовала, а не там, где много уютных кафе. Пока голуби мира летают не там, где необходимо, а там, где вкусные печеньки, это шаг не к миру, а в другую сторону.