Архив рубрики: Форматы



Бумеранг

Роману Хавронскому

Дорога внизу как бумеранг.
Мы на 10 этаже в Крылатском.
Хавр затягивается сигаретой
и дым,
будто карп
Уплывает в пространство.

Дорога всегда возвращается к моим ногам.
Поэт — это вечный кочевник и первопроходец.
А может махнуть
вслед за карпом,
по облакам, за грань
горизонта,
Туда, где солнце заходит.

2018



Молчание

Дорогой Оле Старушко

Когда наступает горе — речь иссякает.
Пересыхает русло гортани.
И сердце, что раньше любовь источало,
Вдруг умолкает.

И понимаешь, как слова неуклюжи
Перед ликом людских трагедий.
Они как рыбы трепещут в луже,
В которой порой отражается небо,

Бьют плавниками, вздымают жемчужные брызги,
Беззвучно рты свои разевают.
Стихи, молитвы, песни и даже мысли…
И те исчезают.

И ничего не исправить. Уже ничего не исправить.
Боль сильна. Бесконечна и беспредельна.
Сейчас наступит безмолвие. Тишина и память.
Но заучит мамин голос над твоей колыбелью.

Он живой. Он родной. Он чистый и честный.
Он честнее поэзий, молитв и песен.
Как родник, что струится из сердца в сердце.
И он не исчезнет. Он никогда не исчезнет.



Альбом группы «Зверобой» «Родина»: песни со смыслом и чувством.

Эти москвичи существуют без малого 20 лет, но никогда не спешили с выпуском альбомов ради количества, делая упор на качество и смысловую полноту, и в итоге “Родина” является всего лишь четвёртым полнометражным диском коллектива. С самого начала своего творческого пути ребята сделали ставку на идеологическую составляющую и по-прежнему куют свой пацифистский рок с такой ядерной энергией и страстью, что можно только подивиться их напору!

Предыдущий диск команды назывался “Война За Мир”, и именно этой фразой лучше всего определить то, что делает Зверобой. Музыканты отважно, планомерно и искренне продвигают свои идеи в массы, попутно выступая с концертами в Донбассе и оказывая помощь бойцам и мирным жителям, а помимо того воодушевляют и своих соотечественников на мирные мысли и идеи. Одним словом, если вам знакомо словосочетание “рок на баррикадах”, то это точно про наших героев. Continue reading



Родина слышит. Рецензия на альбом «Родина» группы «Зверобой»

Как говорится, человек, пусть даже он — художник, предполагает, а Бог располагает. Когда-то невозможно было представить, что шаловливая любимица «Нашего радио» Юлия Чичерина станет исполнителем трагических и сильных композиций о войне, а Мара будет воспевать героев и записывать альбом «Русская звезда». Или Вадим Самойлов, казалось бы, в отличие от брата-радикала, всегда сторонился политики масс… Но большая история сама формирует культурные явления. Посему даже объяснимая эстетическая дистанция нивелируется этическим приятием.

Как только начались события на Донбассе, московская группа «Зверобой» активно включилась в поддержку Новороссии. Были поездки, песни, клипы и как венец альбом «Война за мир». Музыканты думали, что альбомом сказали всё о войне в Донбассе. Но вскоре стало ясно, что не выговорили «и малой части того, что должны были». Так появилась песня «Война за мир», которая продолжила линию прошлой пластинки. В 2017-м «зверобои» регулярно навещали Донбасс – выступали в Луганске 9 мая, на День Шахтёра в Донецке — эти поездки принесли группе новые песни. Уже в феврале нынешнего года музыканты побывали на передовой, передали тёплые вещи военнослужащим ДНР, а в марте представили альбом «Родина». Continue reading



Август

Яблоки падают. – Гуп. Гуп.
Звезды падают. – Лгут. Лгут.
Хочу поцелуй с твоих губ.
Платье сниму на бегу.

Люби же меня до зари!
Сомни же меня, как листок!
Мы будем пронзительный крик.
Мы будем слабеющий стон.

Под утро уйду по росе.
Трава в расплетенной косе.
А дома остыла постель.
И муж приготовил кистень.

2000-2018



Москва. Ромашково. Счастье.

***
В Ромашково
ромашки
в человеческий рост
и
земляника
просится в рот.
Мальчик Эрот
задремал под листом лопуха.
Стрелы его растащили
для гнезд своих
сойки.
И я не влюбилась.

***
Вечер пьянит, словно брют.
Он золотой и игристый.
Но сатиры на берегу
Пьют водку.
Нимфа, может рюмочку?
Но я убегаю.

***
Испуганная сполохом
Чертополоха,
Вспорхнула бабочка
И окунулась в охру
Подсолнуха.

***
Любит-не любит!
Конечно, не любит!
На чёрта взаимность!
Когда беспокойное
Дерзкое сердце
Поёт и щебечет,
Как птица.

***
Быстрые рифмы,
сродни желтокрылым стрекозам,
лови на лету их!
Теплые рифмы,
подобны июльским стремительным грозам,
подставь же лицо им!
Сладкие рифмы,
Как первые слезы,
Попробуй на вкус их!
Легкие рифмы,
Они нестерпимы, случайны, воздушны,
Как поцелуи.
Лови их устами!

***
Когда-то в городе Счастье
Я была так же счастлива,
Как и в Ромашково.
Вспомнилось зачем-то.
А теперь между мною и Счастьем
Линия разграничения.
А Ромашково?
Ромашково скоро исчезнет.

Москва-Ромашково-Луганск, 2017-2018



Ангельская трель

Наша липа — облако по среди двора,
Золотое облако светится с утра.
Облако наполнено щебетами птиц,
Я слушаю из комнаты утренний каприс.
Только мне тревожно,
Что среди ветвей,
Словно ангел божий
Плачет соловей.
Обо мне ли плачет?
Тебя ль, душа зовёт?
Или же чудачит:
Просто так поёт?



Прыжок из киспендента в трансцендент

Прыжок из киспендента в трансцендент:
Натерты пальцы от пуантов,
И наше па-де-де анданте –
Один момент
Сияния и правды,
Которого уж нет,
Как нет вчера и нету завтра.

Но если хочешь,
Можешь посмотреть
На этот миг, вуайерист-читатель.

Прильни к замочной скважине стиха.
Зрачком голодным дотянись и впейся!
Ты ощутишь живое тело текста,
Его дыхание…
Дешевый хайп
Писать о том, как мы бываем вместе.
Ну что ж, пусть будет так.

Ведь как иначе мне запечатлеть
Всю красоту жемчужины момента:
Прыжок из киспендента в трансцендент?
Ты серфишь по Фб,
Листаешь ленту:
«Есть только текст. А автор где?»
«Исчез».
«А может быть убило под Донецком».

Прыжок из киспендента в трансцендент.
Я слушаю, как бьется твое сердце.

«Нет. Сбил прицел. И автор цел».
«Когда кончает, то кончает текстом».

Я на твоей груди молчать хочу
В едином ритме систол и диастол,
Когда не властны время и пространство,
Почти без чувств.

След поцелуя.
Ирисовый цвет.
В излучинах ключиц
Оставят губы
И я не знаю, любишь или нет,
Наверное, не любишь.

Любишь, любишь…
Доносит окончание строки
Раскатистое эхо Херсонеса
И чайки разрывают на куски
Соленое как море тело текста,
Слоенное как небо тесто текста.

А после будет тишина и свет.
Язык мой – кит, что выброшен на берег.
Прыжок из киспендента в трансцендент.
Где сон, где явь – никак нельзя проверить.



Я знаю

Я знаю, ты меня зовешь, зовешь, зовешь,
И голос твой, в котором боль и дрожь,
Легко перекрывает голос ветра,
И чертов дождь, и страх и ложь,
Я знаю, ждешь, ты ждешь ответа,
А у меня, увы, ответов нет,
И тишина внутри, а не снаружи,
Но если ухо приложить к груди,
Шум океана слышен, как в ракушке
И ночь горит жемчужинами рифм,
Кто виноват?… Да как обычно Пушкин!
Прости меня, что эта тишина
Всего желанней и всего дороже,
И ты один.
И я одна.
И целый мир бушующий под кожей.



Дым и ночь

Ее позывной Ночь.
Его позывной Дым.
Будет у них дочь?
Будет у них сын?
Будет, но только не здесь.
Будет, но не сейчас.
Заводит маэстро Смерть
Свой ураганный вальс.
А значит, любить другим,
И эту весну встречать.
Милый, ты тоже любим.
Тихо горит свеча
И я о тебе молюсь
В этот нелегкий час.
Но видно заснул серафим,
И некому мне помочь.
Молитва как белый дым
Уходит в глухую ночь.