Архив рубрики: Формы



Прыжок из киспендента в трансцендент

Прыжок из киспендента в трансцендент:
Натерты пальцы от пуантов,
И наше па-де-де анданте –
Один момент
Сияния и правды,
Которого уж нет,
Как нет вчера и нету завтра.

Но если хочешь,
Можешь посмотреть
На этот миг, вуайерист-читатель.

Прильни к замочной скважине стиха.
Зрачком голодным дотянись и впейся!
Ты ощутишь живое тело текста,
Его дыхание…
Дешевый хайп
Писать о том, как мы бываем вместе.
Ну что ж, пусть будет так.

Ведь как иначе мне запечатлеть
Всю красоту жемчужины момента:
Прыжок из киспендента в трансцендент?
Ты серфишь по Фб,
Листаешь ленту:
«Есть только текст. А автор где?»
«Исчез».
«А может быть убило под Донецком».

Прыжок из киспендента в трансцендент.
Я слушаю, как бьется твое сердце.

«Нет. Сбил прицел. И автор цел».
«Когда кончает, то кончает текстом».

Я на твоей груди молчать хочу
В едином ритме систол и диастол,
Когда не властны время и пространство,
Почти без чувств.

След поцелуя.
Ирисовый цвет.
В излучинах ключиц
Оставят губы
И я не знаю, любишь или нет,
Наверное, не любишь.

Любишь, любишь…
Доносит окончание строки
Раскатистое эхо Херсонеса
И чайки разрывают на куски
Соленое как море тело текста,
Слоенное как небо тесто текста.

А после будет тишина и свет.
Язык мой – кит, что выброшен на берег.
Прыжок из киспендента в трансцендент.
Где сон, где явь – никак нельзя проверить.



Я знаю

Я знаю, ты меня зовешь, зовешь, зовешь,
И голос твой, в котором боль и дрожь,
Легко перекрывает голос ветра,
И чертов дождь, и страх и ложь,
Я знаю, ждешь, ты ждешь ответа,
А у меня, увы, ответов нет,
И тишина внутри, а не снаружи,
Но если ухо приложить к груди,
Шум океана слышен, как в ракушке
И ночь горит жемчужинами рифм,
Кто виноват?… Да как обычно Пушкин!
Прости меня, что эта тишина
Всего желанней и всего дороже,
И ты один.
И я одна.
И целый мир бушующий под кожей.



Дым и ночь

Ее позывной Ночь.
Его позывной Дым.
Будет у них дочь?
Будет у них сын?
Будет, но только не здесь.
Будет, но не сейчас.
Заводит маэстро Смерть
Свой ураганный вальс.
А значит, любить другим,
И эту весну встречать.
Милый, ты тоже любим.
Тихо горит свеча
И я о тебе молюсь
В этот нелегкий час.
Но видно заснул серафим,
И некому мне помочь.
Молитва как белый дым
Уходит в глухую ночь.



Никогда

Сонные лодки уткнулись носами в залив.
Чайки уже не кричат.
Рыбаки молчаливы.
Солнце ушло в глубину, словно алый дельфин.
– Милый,
Прошу,
Обними же меня
В этот миг умирания дня!
Где же паром? Может быть, он приходит с приливом?
Где же паром? Только алый закат и вода…
–Милый,
Мы тоже умрем?
– Никогда!



Душа моя, о чём ты плачешь?

Душа моя, о чём ты плачешь?
О ком ты плачешь и болишь?
Не веря, что убитый мальчик
Убийца, нацик и фашист,

Что нет ни правды и ни кривды,
Есть только ярость и покой,
И все забудутся молитвы,
И были поростут быльём,

Колючие степные ветры,
Свидетели ночных атак,
Как прежде отпоют отпетых
Сорвиголов и забияк,

И ты исчезнешь в тёмной бездне,
Погаснет тонкая свеча.
Зачем же ты, слагаешь песни,
Болишь, светла и горяча?

Зачем заранее прощаешь
Всех каинов, проливших кровь?
Так общей болью причащаясь,
Ты узнаёшь, что есть любовь

И ею как щитом хранима
Вся наша русская земля
Уходит ночь. Над Третьим Римом
Восходит новая заря.



Сильнее солнца

*
Заплачут вдовы чернобровы,
Заплачут матери навзрыд:
Сынам их наши терриконы
Явили огненный язык.

Лишь солнце спряталось за конус
И проступил их тёмный лик
Наш пост-инудстриальный космос
Из гулкой пустоты возник.

Встал на руинах девяностых,
Из тьмы фабричных базилик
И новый воплотился логос
В звук позывных.

Вот ополченец в полный рост
Встаёт и достаёт до звёзд,
Он как Апостол Новоросскй
Средь грёз и гроз.

И вечный дух противоборства
Сияет в нём сильнее солнца.



Обещание Еве

Когда весна широкой дланью
Со лба стирает серость туч
Мир исполняется сиянья,
И ветер легок и летуч,
И соловей не умолкает,
И сердце плачет от любви,
И дикий сад цветущих яблонь
Мне обещает к лету белый
Налив.



На проклятом мосту

***
Мир утопает в абрикосовом цвету,
А мы прощаемся на проклятом мосту.
Через минуту взорван будет мост,
И я – на левый берег, ты – на правый –
Так пришлось.
Прости-прощай, забудь и боль пройдет…
Под нами Лета плещет зелень вод.



Поэтические этюды. Ласточка весны

***
Иногда тайна
Проступает слишком явно
На снегу, на окне, на стене,
Складывается как мозаика
Из кусочков смальты,
Как Песнь Песен
Звучит во мне.

Мы играем с реальностью в кошки-мышки,
Мы прячем слёзы и прячем смех.
Назови моё имя и я услышу.
И я узнаю тебя из всех.

***
Сквозь синие-синие-синие сны,
Дожить до весны
И спросить у весны,
Холодные губы,
А пальцы нежны,
Что будет? Что будет?
Не ведаем мы….
Стихи и этюды
И чувство вины.

***
Есть альфа и омега.
Мы встретились где-то на середине.

Два зелёных побега,
Озимые,
Пробиваются сквозь снег,
Чтобы стать хлебом.
На столе.

Так и душа прорастает
Сквозь холод и боль.

Солнце в радость.
Дождь в радость.
Радость быть с тобой.

***
Когда-то
Здание Академии было храмом.
В самом сердце его,
В Алтарной,
Теперь стоит старое фортепиано.
Ты знаешь,
Когда ты играешь,
Это кажется не возможным,
Но я слышу,
Как звенят колокола
В звуках клавиш.
Там в прошлом
И здесь в настоящем.

***
Как ласточка
Легка и быстрокрыла
Душа, чтоб поднялась,
Чтоб ввысь надо миром воспарила
Ей вниз
Необходимо пасть.

Казалось нет предела тёмных бездн,
Средь бурь и бед скитаясь, где б ты ни был,
Ты смотришь вверх, там звезд не перечесть
И крылья жаждут неба.

***
Кафе «Вагончик».
На нас фуражки.
Куда мы мчимся
Давно не важно.
Ты знаешь адрес
Из старой книжки,
Из старой сказки:
Есть город призрак
Зовут Луганском.
Есть город счастья,
Есть город детства,
Свое распятье
Там примет сердце.
Мы машинисты
И нам не выйти.
Вагончик жизни
Куда летишь ты?!

***
Не стремись к совершенству,
Давай совершать ошибки,
Бежать набивая шишки
Рассветам навстречу.
Когда же мы станем большими
И мудрыми тоже станем,
Наши шрамы, наши морщины,
Будто стихи на память,
Будто твои картины,
Грядущим от нас ушедших,
Дань новому символизму
На пути к совершенству.

***
На Петровке,
На барахолке,
Волшебник какой-то
Продавал очки с розовыми стёклами.
– Мне бы такие!
Я бы стала профессором любви!
Пока мы мечтали и хохотали
Их купили.
Видать, до профессорства мы не доросли.



Весны орган

Словно взрывами гранат
Изрыт наст.
Душа в пляс.
Проснись, Луганск!
Сосульки звонкие гудят
В ряд-
Весны орган!
И барахлят сердца
В нас,
Предчувствуя тебя, Март.