Архив рубрики: Стихи



Донбасский имажинэр. Последняя обойма. 6.

6
Последняя обойма разрывных…
Кто выживет, тем долго будет снится
Война, однополчане-пацаны,
И скифских баб обветренные лица.
Со школьной нам известная скамьи
Строка сегодня, как БЛОКбастер, повторится:
Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы…
А может евразийцы.
Для вас, Европы сытой холуи,
Зажглись артиллерийские зарницы!



Донбасский имажинэр. Последняя обойма. 5.

5
Последняя обойма разрывных…
Последний для себя, коль карта бита.
Наш старый мир исчез, как Атлантида –
Чёрт с ним.
Сомкнутся волны трав. Утихнут битвы.
Останутся лишь песни и молитвы,
И в них
Упоминания имён и позывных,
И наша память, как кариатида –
Опора человеческого вида,
Их сохранит.



Донбасский имажинэр. Последняя обойма. 4.

4
Последняя обойма разрывных…
Прошу тебя, пиши мне, если сможешь,
Знай, для меня, нет ничего дороже
Связавшей нас мечты,
И русской неожиданной весны.
Здесь на войне, я ощущаю кожей
И смерть, и жизнь!
Здесь каждое мгновение – возможность,
И говоря быть может,
Мы понимаем: может и не быть.



Донбасский имажинэр. Последняя обойма. 3.

3
Последняя обойма разрывных…
Сержант не знает то, что он покойник.
Ещё он жив. Смеётся. Занял стольник
До выходных.
Несказанная речь стекает глоткой.
И ненависть течет по веткам жил.
И корка серого над горькой стопкой:
Не дожил.
А из спины, куда вошел осколок,
Вдруг – пара крыл.



Донбасский имажинэр. Последняя обойма. 2.

2
Последняя обойма разрывных…
А как без них родится новый топос,
Когда мечта в проекции на плоскость
Не знает политических границ.
Мы повзрослели в 90-х,
Мы постарели в нулевых,
Но новый русский станет новоросским,
Чтобы остаться у контрольной высоты,
И звёздную отряхивая пыль
С солдатских берцев и берёзки
Шагнуть в бессмертие, где русские берёзы,
Как сестры не наплачутся над ним.



Донбасский имажинэр. Последняя обойма. 1.

«И воистину светло и свято
Дело величавое войны…»
Николай Гумилев

1
Последняя обойма разрывных…
И умирать, наверное, не больно,
Но выстрелы пока что не слышны
И степь ковыльная колышется как море…
Пишу заметки на полях войны,
Обрывки дневников и хроник.
Здесь у обрыва обнажились корни, –
Вот так и мы
Цепляемся за пядь родной земли,
В которой нас однажды похоронят.
Пока мы живы. Молоды. Пьяны.
Надеемся и держим оборону.

 



Донецкий кряж. Холмы седые

img_3633 Донецкий кряж. Холмы седые. Иней.
И каждая былинка торжественно спокойна,
И террикон расправил спину,
Как Святогор в степи под Святоградом,
И только дальние разрывы мин, раскаты градов
Тревожат зимний сон.



Русское море

Звезды падают в море.
Души падают в море.
Слезы падают в море.

Оно называется Черным,
так нас учили в школе.
Оно становится черным
от горя.
Оно становится черным
от боли.

И слова мои безыскусны,
и вспоминается почему-то,
что раньше оно называлось
Русским.



Если бы

Если бы можно было
Надеть на сердце смирительную рубашку,
Спеленать, убаюкать, будто дитя,
Чтобы оно не билось, не звенело, как куранты на Спасской башне,
При одной только мысли, что я увижу тебя!
Чтобы оно не вгрызалось в крепкие рёбра
Будто пойманный дикий зверь,
С одним желанием вырваться на свободу
И под твоей рукой замереть.
Если бы можно было выдернуть детонатор
Из бомбы, запертой в клетке грудной,
Или уехать подальше, чтоб не узнал ты,
Никогда, никогда, никогда не узнал ты,
Как накрывает взрывной волной.

зы: иногда ломишься в дом, стучишь в двери, заглядываешь в окна, прикидываешь: а что если через дымоход или через подвал, и кажется так тебе туда надо, а вдруг оказывается, что и дом-то не твой, и город вообще чужой, а так как в Иронии судьбы, если и бывает, то уж точно не с нами. И зачем тогда все это было, не понятно.



Прости-прощай, мой мальчик золотой!

Коснулся неба пятерней
горячей
влюбленный клен.
Прости-прощай, мой мальчик золотой!
Прости-прощай!
И я махну рукой.
Начнем же с чистого листа,
Начнем же с чистого холста,
пусть будет запятая,
а не точка.
Стоит березка, как святая,
скромна, тонка и непорочна,
и облетает.
Лишь я такая, о которой точно
заплачет только дождь.
И дворник, сев на скамью,
поставит рядом метлу свою,
хлебнет настойки горькой
и охнет:
«Мементо море».