149

За довольствием
в очереди одной
матери живых
и
матери мёртвых.
жёны и вдовы.
Пожаром войны
опалённые души.

И я в этой очереди.
Мой номер
149.
2022

НОЧЬ ПЕРЕД ОПОЗНАНИЕМ

Ночь перед опознанием
была длинной,
пугала и мучала
неизвестностью:
он или не он?

Ночь перед опознанием
была короткой,
дарила надежду:
а вдруг всё-таки не он?

Ночь перед опознанием
пахла пустырником.
Как в омут:
в пустоту беспамятства.

Прозвенел будильник.
Ночь перед опознанием
закончилась.
Наступило неизбежное.
Утро.
2022

ГРОZА

L
Поэзия, ты ли громоотвод?
Меня от грозы трясёт,
Меня от войны трясёт.
Читатель, раскрой же зонт!

От проливных рифм
Дрожит лист.

Что это? Может быть гром?
Или командует артиллерист:
«Огонь!»?

Это руки мои с твоими сплелись,
И земля ушла из-под ног!
А голос ушел вглубь,
Оставив на краешке губ
Пылающее «люблю».
Над нами липы цветут,
Июнь переходит в июль.
Так может быть лучше «Пли!»?
И то и другое – огонь.
И все глаголы мои,
Как шаровые молнии.

Я знаю, что все пройдёт:
И смертоносный прилёт,
И эта ночная гроза,
Так взгляни же в мои глаза,
Любимый мой человек!
Пока на тебя из-под век
Лучится их ясный свет,
И кажется – смерти нет!
2022

ПОСЛЕ БОЯ

А перед боем, перед боем,
Здесь было поле золотое,
Теперь здесь чёрная земля.
И не понять мне, что такое:
Она черна, черна от горя
Иль от огня?

Над чёрным полем чёрный ворон,
Не разбирает враг ли ворог.
Идёт война.
Я в эту землю вписан кровью.
На русском вписан и на мове,
Строка красна!

Но колоколенка глаголет,
Далёким звоном, нежным звоном
Средь бела дня.
И боль уходит, страх уходит.
Она на тризну ли на подвиг
Зовёт меня?
2022

КСТАТИ, О ЖИРАФАХ

Когда он умирал,
Когда прощался с миром,
Он ходил в дурацкой шапке
В виде жирафа…

Сначала я боялась,
что он застрелится.
Рассказала его другу,
Где он прячет своего Стечкина.
Но потом поняла,
Такие как он не стреляются,
А пьют свою чашу до дна,
До самого донышка.

— Ну, за нас с вами!
И чёрт с ними! И залпом!
А потом разбить бокал,
Чтобы разлетелся на сотню осколков.

Он был авантюристом,
Каких ещё поискать.
Такие, как он, не живут долго,
Зато живут ярко.
В четырнадцатом бросил бизнес,
Партийную работу,
И через интербригады
Вступил в народное ополчение.
Мы познакомились после
Дебальцевской операции.
Пили шампанское
В день защитников Отечества.
Коротали вместе военные будни и праздники…
Я не поехала на похороны,
Как он и просил меня,
Не разделила горе с родными и близкими,
И потому иногда мне кажется,
Что его смерть – это неудачный розыгрыш.

Кстати, о жирафах.

Мне остались его мечта –
Совершить кругосветку под парусом.
Дальние страны, экзотические фрукты
И жирафы – грациозные принцы прерий…
А ещё волны, волны, волны и солёный ветер.
2022

Луганск-Львов №134

Иногда по вечерам
По одному ему известному расписанию
Появляется поезд-призрак
Луганск-Львов, 134.
Он везёт домой
Души бравых хлопцив,
Что остались в наших ярах
И долинах,
В наших лесопосадках
И тихих заводях речек.

Мы встретились
На 78 километре.
Мыкола вышел покурить
На наш полустанок.
Знаешь, сказал он мне,
Даже мёртвым хочется домой,
Хотя раньше мне казалось,
Что мёртвым уже ничего не нужно.

В одной руке он держал цыгарку,
А другой – свою голову,
Оторванную при взрыве
В боях за город Счастье.
2022

ДОНБАССКАЯ ПАСХА

А по посёлку Фрунзе лупят грады.
С донбасских сакур облетает цвет.
И баба Ната у разбитой хаты
Глядит на свет.

А лепестки, как ангельские перья,
Летят и кружатся под вражеским огнём
И дед Иван из своего бессмертья
Ее прикрыл невидимым щитом.

А Благовест звучит сквозь канонаду
Христос воскресе… посреди войны…
Спасите, русские солдаты, бабу Нату!
Донбасской Пасхи
Верные сыны.
2022

АНГЕЛ

Галка – снайпер
С позывным Ангел.
Ангел-хранитель наш!
Венок ромашек
И фиалки –
Вот её камуфляж.

Погоди. Не стреляй. Помедли.
Этот миг одолжи у смерти.
Но беспощаден Ангел
Двадцатилетний.

Галка – снайпер
С позывным Ангел.
Ангел-хранитель наш!
Война на память
Оставит шрамы –
Пустеет галочкин патронташ.

Лети, мой Ангел!
Лети над нами,
Прикрой собою Донецкий кряж.
Сквозь дым и пламень
Поднимем знамя,
И город Славянск сегодня наш!
2022

Zаписки Vетерана Апокалипсиса

Все что мне нужно: нож, кэш и нательный крестик,
Хотя достаточно и одного креста.
Это мой меч, оружие против бесов
В темные дни Апокалипсиса

1
Это не гром пушек,
Это мир сбрасывает старую кожу,
Падают как игрушечные
Деревья, дома, прохожие.

«Войнушка! Войнушка!» –
кричали дети,
То самое поколение «бумер».
Войнушка – всего лишь игра на планшете:
Движение пальцем и враг твой умер.

На самом деле так и бывает,
Палец на крючке спусковом,
И прежде чем тебя убивают,
Ты успеваешь подумать о том –

Успел ли ты сохраниться?
В облаке, в доме, в родимых лицах?
В рыжем мальчишке,
так на тебя похожем,
Может быть, в песне? Может быть в книжке?
Может быть, может быть, может быть…

Потом прикрывая руками рану,
Ты падаешь в грязный февральский снег,
И кто-то живой своё дыхание
Тебе отдаёт при всех. Читать полностью