МАРШРУТАМИ МОЛОДОЙ ПОЭЗИИ ЕВРОПЫ. НОВЫЕ ГРАНИЦЫ

В марте 2019 года в Германии на немецком языке вышла книга «Гранд тур. Путешествие по молодой поэзии Европы». Антология объединяет более четырехсот поэтов и около пятидесяти разных языков, в том числе русский и украинский. В книгу вошло и мое стихотворение «Черный хлеб» («Schwarzbrot») из сборника «Год войны» в переводе Матиаса Книпа и Александра Филюты. Эта публикация имеет свою интересную историю, в которой отражены реалии и нашей войны и геополитические мечтания Европы.


Редакторы сборника лауреаты Бюхнеровской премии Ян Вагнер и Федерико Итальяно исходили из того что в Европе живет большое количество поэтов, неизвестных за пределами своего локального сообщества. Они поставили себе цель дать новый обзор европейской поэзии после таких легендарных предшественников как «Музей современной поэзии» Ганса Магнуса Энзенсбергера (1960) и «Атлас новой поэзии» Йоахима Сарториуса (1995).

В антологию редакторы отбирали тексты, авторы которых – за исключением очень немногих – родились после 1968 года – возрастной предел, который редакция сознательно установила. Поэтому в антологию вошли современные авторы, большинство из которых мало известны или не известны в Германии.
Немецкий критик Ульрих Шефер-Ньюгер в своей статье «Eurolyrik – или: Как создать сад мечты» пишет, что книга «содержит важное и четкое политическое послание. Оно было сформулировано в самом начале «приглашения к путешествию», как редакторы назвали ее предисловие: «Поэзия Европы в прекрасной форме. Поэты всех стран континента с восхитительной естественностью пересекают национальные и языковые границы … » Необычный способ представления стихов в книге связан с этим предполагаемым положением дел. Огромная масса текста делится на семь маршрутов. Тем не менее, эти маршруты сознательно не следуют никаким географическим или лингвистически очевидным путям или контекстам. Например, первая поездка ведет из Польши через Уэльс и Македонию, Исландию, Молдову и Португалию в Финляндию. Ни в одном из маршрутов нет смежных стран или родственных языков (например, таких как славянские языки или романские или германские языки)».

В то же время в сборник включены поэты таких стран как Израиль, Армения, Турция, а исключены Лихтенштейн и Сан-Марино, хотя они географически находятся в Европе. Великобритания разбита на четыре области: Англию, Уэльс, Шотландию и Северную Ирландию, которые помещены в разных маршрутах, хотя стихи, отобранные из этих областей, все кроме одного на одном английском языке.
«”Европа без границ”, придуманная редакцией, это сад мечты, а стихи – это то, что растет в этом саду мечты», – пишет в своей рецензии Ульрих Шефер-Ньюгер. Таким образом, редакторы пытаются разбить «сад мечты» – сконструировать объединенную Европу, в которой разрушены старые границы и старые идентичности, в которых люди ощущают себя не немцами или англичанами, а европейцами. Для создания этой новой общеевропейской идентичности редакторы пошли путем дробления идентичностей существующих. Вместо одной Великобритании получилось четыре мелких части, расположенных в разных маршрутах.

Этот главный вектор приложения усилий – все разбить, смешать и объединить на новых началах, показывает, что старые общности сильны, что люди ощущают себя британцами и немцами в первую очередь, и только потом европейцами. События 2020-2021 года, связанные с пандемией коронавируса, показали это наглядно: национальные государства приобретают все больше власти, границы закрываются, меры по борьбе принимаются индивидуально и именно на уровне тех сообщества, авторы сборника которые и хотели раздробить.

Реализуя свою виртуальную Европу без границ, редакторы отказывают в этом праве другим культурным регионам, в первую очередь русскому миру. Так мое участие в этом сборнике началось с вопроса «Какую страну я буду представлять?». Поскольку уже шла война с Украиной, и Луганская Народная Республика объявила о своей независимости, я пожелала представлять ЛНР. Но редакторы, заявили, что это категорически невозможно. Мне было отказано также в праве представлять Россию и русскую поэзию. В результате мы достигли компромисса и под стихотворением можно увидеть приписку «Автор не желает представлять Украину».

Как показала жизнь, сконструированная европейская идентичность с трудом выдерживает проверку кризисными ситуациями в то время, как русские ценности позволяют нам вместе переживать и войну и эпидемию, невзирая на старые и новые границы.

В завершение хочу сказать, что в период информационных войн, очень важно, что в герметичном европейском пространстве прозвучало слово о нашей войне.

ЛИТЕРАТУРА

Jelena Saslawskaja. Schwarzbrot // Grand Tour, Reisen durch die junge Lyrik Europas. Herausgegeben von Federico Italiano und Jan Wagner München (Carl Hanser Verlag) 2019. – С. 475

Черный хлеб
03.05.2014

Долго не было беды. Долго.
Долго не было войны. Долго.

Успели дети подрасти.
Успели внуки подрасти.
А правнуки пока что не успели.

И сын сказал: «Я ухожу. Прости».
И внук сказал: «Я тоже. Отпусти».
И правнуки заметно повзрослели.

И снова кровь горячая лилась.
И Родина кроилась и рвалась.
И брат на брата шел, а друг на друга.
И стало черным молоко в сосцах.
И стала черной кровь в людских сердцах,
Как антрацит, наш краснодонский уголь.

Последний пласт. Из недоступных недр.
Наверх. Из самой преисподней.
История желает перемен
И крутит, крутит, крутит черный жернов.

Мы стали черным хлебом на войне,
А были… были золотые зерна.

Jelena Saslawskaja
Dе nachdichtung von A. Filyuta M. Kniep

SCHWARZBROT

Lange blieb das Unheil aus. Lange Zeit.
Lange gab es keinen Krieg. Lange Zeit.

Es war genug Zeit, um die Kinder großzuziehen.
Es war genug Zeit, um die Enkelkinder großzuziehen.
Es war nicht genug Zeit, um die Urenkel großzuziehen.

Und der Sohn sagte: Ich gehe. Verzeih mir.
Und der Enkel sagte: Ich auch. Lass mich auch gehen.
Und die Urenkel wurden zusehends größer.

Und wieder floss heißes Blut.
Und die Heimat wurde zerrissen und zerschnitten.
Und Bruder stellte sich gegen Bruder und Freund gegen Freund.
Und die Milch wurde schwarz in den Brüsten.
Und das Blut wurde schwarz in den Herzen,
Wie Anthrazit, unsere Kohle aus Krasnodon.
Gefördert aus dem tiefsten Grund. Den unzugänglichen Schächten.
Nach oben. Aus der Hölle selbst.

Geschichte will Veränderung
Und der schwarze Mühlstein dreht und kreist und rollt.

Jetzt sind wir wie das Schwarzbrot im Krieg,
Früher aber waren wir wie das goldene Korn.

Источник: Литературный журнал «Дарьял»

Оставьте отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *