Новый эгрегор

Отец говорит: он тебя не достоин!
Отец говорит: тебе нужен новый эгрегор!
И небо становится чёрным от боли,
И фебова колесница
Проносится мимо.
И сердце моё каменеет.

Милый!
Мы стали другими.
Война нас разводит…
На жертву,
На подвиг,
На новый эгрегор.
И Бог, словно мох,
Прорастает сквозь рёбра
Обстрелянной церкви,
И Бог, словно снег,
Покрывает разбитые брёвна
Донбасских селений,
И северный ветер
Приносит нам вести
Про красные звёзды,
И между нёбом и небом
Рождаются новые песни.

Милый!
Война нас разводит,
В земле растворяется кровь —
Всё становится прахом.
И новый эгрегор
Восходит на сломе эпохи:
Правда, как мох,
Прорастает сквозь рёбра
Обстрелянной церкви,
Правда, как снег,
Покрывает разбитые брёвна
Донбасских селений,
И северный ветер
Приносит нам вести
Про красные звёзды,
И между нёбом и небом
Рождаются новые песни.

Милый!
Война нас разводит!
И между нами теперь
Расстояние, люди и время,
Слово живых и молчание мёртвых
И новый эгрегор.
Новоросия грёз,
Новороссия гроз
Не дойти, не доехать!
Вот она, будто мох,
Прорастает сквозь рёбра
Обстрелянной церкви,
Вот она, будто снег,
Покрывает разбитые брёвна
Донбасских селений.
И северный ветер
Приносит нам вести
Про красные звёзды,
И между нёбом и небом
Рождаются новые песни.

Отец говорит мне:
Не верь, не проси, и не бойся!
Для таких балерин, поэтесс и разбойниц
Ни покоя, ни воли, ни счастья
Не бывает под солнцем!
Так что, доця,
Не плачь понапрасну,
Ведь если смотреть
Философски,
То сердце не каменеет,
Оно превращается в
Stein der Weisen.
Найди себе новый эгрегор.
А я отвечаю: ты помнишь,
Что пел нам Джон Леннон:
Только любовь.
И отец говорит: «По-любому,
Елена».

В зимнем сне

imageВ снежных шапках терриконы,
В белых риза тополя,
Как тиха и как спокойна
В зимнем сне моя земля!

Мягким светом отливают
Золотые купола,
На молитву зазывают
Всех мирян колокола.

Но божественное явно,
Осязаемо, смотри,
Как незыблемая данность,
Непреложность красоты,

Как огонь, что сердце греет,
Заставляя трепетать,
Как желание поверить,
Что не страшно умирать!

И раздавая гласным имена

***
И раздавая гласным имена
В начале мира и в начале слова,
Он обретает главные права
Закладывать его первооснову.

В начале он и Бог, и Человек,
Вмещает оба проявленья сути,
И будет свет струиться из-под век,
И тьма в его глазах клубиться будет.

Перешагнув границы естества,
Он раздвигает скудные пределы
Молчания, дав гласным имена.
Мать улыбается у детской колыбели.

Точка опоры

-Помни о Боге.
Он все время с тобой.

Она в свое тело вливала Лонгер,
А представляла, что это Кагор.
Не слышала никого,
Став на карниз,
Смотрела вниз.
Сержант-экзорцист говорит:
-Эквилибристка,
Эй, оглянись.

Вместо записки в блоге
Пост:
«Просто прости»
Она думала, что он бродит
Ночью по сети,
Читает сбивчивые строчки,
Проверяет почту,
Скажет ей, как вместо многоточия…
Найти точку
ОПОРЫ.
Опер
Протягивает ладонь ей,
В пропасть не дав пропасть,
Провожает ее домой.
Она удаляет свой пост,
Но поздно,
Уже сделан его копи-паст.

В пути

Сколько было пройдено блок-постов
В этой войне между смертью и красотой,
Между мною, идущей, и тобой, говорящим: «Стой»,

Сколько было найдено крепких строк,
Что насквозь пробивают висок,
И забываешь, кем был твой бог

И где он есть?
Скрылся или воскрес?
Шел рядом, да вышел весь!

Может это только инстинкт — идти,
Не зная куда, говоря: «Прости»,
Как молитву читая стих,

Зная, — жизнь бессмысленно коротка
И все что есть — красота цветка,
Встреченного на пути.