Архив метки: ебля



Рокко, застрахуй…

Застрахуй* свое сердце, Рокко,
А то остановится ненароком.
Много любви, слишком много…
Ты любишь всех и одновременно,
И этим, наверное, подобен Богу.
Прости за сравнение,
Поэтическая привычка
Выражаться высокопарно,
А правда всегда физиологична,
На то она и правда.
Твой орган — мотор,
А моторы могут ломаться,
Твой Орган — оргАн,
Музыка должна продолжаться.
Журналистка спросит: «И сколько?»,
Потом уточнит: «И все-таки?»,
Если любовь измеряется в долларах, Рокко,
Тогда говори ей: «Дорого!».
И пусть она примет на веру —
В божественном твоем теле,
Сифредди Рокко,
Застрахованное от остановки,
Бьется человеческое сердце,
Словно йо-йо,
На тонкой аорте.

*Рокко Сиффреди застраховал свой «рабочий инструмент».
Стоимость страховки держится в тайне.



Бонни и Клайд. Бонни (вариант софт)

1
Я делаю тебе больно
И говорю: Так надо.
Я буду твоею Бонни,
А ты моим Клайдом.
Я возьму папин кольт,
А ты – парабеллум.
И вместе с тобой
Махну на дело.

2
Мы грабим «Глобус».
Девка на кассе
В трансе.
-Бегом, чулки неси черные
(предпочитаю классику,
на моих стрелка).
Нет, я не беспредельщица.
Просто,
Я – жертва моды.

3
Свидетель Манекен,
Без лица и без имени,
Но сновидения
У него цветные.
Сейчас я его раздену,
Разбив витрину.
Маленький человек-функция,
В бейсболке и белой маячке,
Как только мы поцелуемся,
Он превратится в мальчика.

4
Мигом на улицу,
Садимся на «Хонду»,
Мчимся по городу,
Летим по городу,
Будто Вакула,
Оседлавший черта.
— Здорово!

5
Успели.
И на сегодня хватит.
В пустом мотеле
Снимаем номер
С одной кроватью.

6
Вчера,
Мы пили «Три топора»,
Сегодня – «Дом переньон».
А впрочем, какая разница,
Что мы пьем.
Зеленой ладонью каннабиса
Клайд гладит лицо мое.
-Хочешь поцелуй валькирии?
Зрачки расширены
И я бесстрашно
Всю прелесть мира
Сосу без фильтра.
В затяжку.

7
Ах, господин Порошенко,
Обожаю я ваш шоколад.
«От сердца к сердцу» — лозунг Рошена,
«От сердца к сексу» — наш!
Это не горечь какао,
Это губы мои горчат.
Я целовала Клайда,
Горячо, а еще с горяча.
Вовсе распоясалась я.
Он входит в меня и в раж.
Рыхлое мясо матраса
Мы размололи в фарш.
А после, счастливые оба,
В поту и следах любви,
Поклялись – быть вместе до гроба,
Кольца одев из фольги.

8.
Мне Клайд
Открывает тайну:
Наблюдает за нами
Небесный снайпер.
Когда же ему надоест,
Он спустит курок, затаив дыхание.
Жизнь – это только песня.
И если ты есть –
Пой, покуда не поздно.
Скоро мамой
Станет анатом,
Из сердца достанет занозу
Весом 9 граммов.



Бродский forever

Здравствуй, мой Бродский!
Давай поебемся по-скотски.
Ты далеко, а я здесь в глуши Камбродской,

Это не ссылка, но все-таки захолустье.
Помню глаза твои, полные страсти и грусти.
Ты заходи, и, быть может, печаль отпустит.

Кто я? Да я же твоя Трагедия,
Сестра твоя или Сестра Милосердия,
А может быть просто Ведьма я,

А значит, душа моя продана,
Проклята, Поэзией изуродована.
Я бы к тебе и сама, я не гордая,

Да, только не знаю я адреса:
Рай? пустота? — кто признается…
Параллельные линии хоть где-то пересекаются?

Я постелю нам постель, или на пол брось меня,
Я не хочу на бумагу, хочу на простыни,
А, все одно, — в горизонтальной плоскости.

Стань моей осью, Иосиф!
Начнись ниже пояса
И завершись, где космос!



На войне — как на войне

Битва стара. Поражение впереди.
Вера Павлова

Со времен сотворенья мира
В этой войне не берут пленных.
Ты сделаешь во мне дырку
Штыком, а вернее членом,
Я даже не вскрикну.

Как флаг приспускаю платье,
И если ты победил,
Ног триумфальная арка
Раскинута — заходи.

Разница между блядью
И матерью героиней,
Если они на кровати,
Не велика поныне.

Напомнят старые шрамы —
Так было еще с моей мамой
В извечном бою без правил.
Стерплю эти новые раны
Спокойно, упрямо.

И будут смотреть солдатки
С круглыми животами
Из пораженческих армий,
Как я проиграю.

Блеснет на моем безымянном
Колечко гранаты.