Архив метки: космосвязь



Пришла весна петь о любви! Новая песня Зверобоев «Если бы»

Как-то моя дорогая Настя подарила мне свою картинку. На ней была птичка и надпись «Пришла весна петь о любви»! И эта фраза сразу пришла мне на ум, когда я услышала новую песню Зверобоев на мои стихи «Если бы» (Музыка: Дмитрий Сосов). Я писала эти стихи в Москве в момент отчаяния. А песня получилась легкая и светлая!



Солнце в ветвях

птица, закат, солнцеСолнце в ветвях.
Одинокая птица на ветке.
Вьется дорога, как черная лента
Средь белых снегов…
Если это любовь,
Тогда почему безответна?
Или может планета
Споткнулась,
Спеша на неведомый зов,
И рассыпались звезды,
Попадав с холодного неба,
И впадает дорога в туман,
Как река в океан,
И не видно ни зги,
Только ясно одно,
Что не нужно ответа,
Если это любовь.



Звезда Бетельгейзе

Знаешь, что такое поэзия?
Это ночью со своего балкона
Заметить созвездие Ориона
И на правом его плече
Звезду Бетельгейзе.

В моей Новороссии,
Где всё так неясно,
Где будущее — туманность,
А прошлое поломалось,
Где гуляют ночные волки
И контрабасы
Прячут нал и обрезы,
Это все что у меня осталось:
Пуля, лира и звезда Бетельгейзе.

В моей Новороссии,
Не нанесенной на Google Карты,
Где всё так просто,
И так понятно,
Где полевые командиры
Отправляются в космос
На лифте,
Где терриконы безумия
Страшнее чем у Лавкрафта,
Здесь есть место
Для подвига и для мести.
Наведи свой зум —
Поглядим на звезду
Бетельгейзе вместе,
Мой команданте!

Когда же она взорвется,
То вспыхнут в небе два солнца!
Потому что таким, как мы,
Одного мало!



Новый эгрегор

Отец говорит: он тебя не достоин!
Отец говорит: тебе нужен новый эгрегор!
И небо становится чёрным от боли,
И фебова колесница
Проносится мимо.
И сердце моё каменеет.

Милый!
Мы стали другими.
Война нас разводит…
На жертву,
На подвиг,
На новый эгрегор.
И Бог, словно мох,
Прорастает сквозь рёбра
Обстрелянной церкви,
И Бог, словно снег,
Покрывает разбитые брёвна
Донбасских селений,
И северный ветер
Приносит нам вести
Про красные звёзды,
И между нёбом и небом
Рождаются новые песни.

Милый!
Война нас разводит,
В земле растворяется кровь —
Всё становится прахом.
И новый эгрегор
Восходит на сломе эпохи:
Правда, как мох,
Прорастает сквозь рёбра
Обстрелянной церкви,
Правда, как снег,
Покрывает разбитые брёвна
Донбасских селений,
И северный ветер
Приносит нам вести
Про красные звёзды,
И между нёбом и небом
Рождаются новые песни.

Милый!
Война нас разводит!
И между нами теперь
Расстояние, люди и время,
Слово живых и молчание мёртвых
И новый эгрегор.
Новоросия грёз,
Новороссия гроз
Не дойти, не доехать!
Вот она, будто мох,
Прорастает сквозь рёбра
Обстрелянной церкви,
Вот она, будто снег,
Покрывает разбитые брёвна
Донбасских селений.
И северный ветер
Приносит нам вести
Про красные звёзды,
И между нёбом и небом
Рождаются новые песни.

Отец говорит мне:
Не верь, не проси, и не бойся!
Для таких балерин, поэтесс и разбойниц
Ни покоя, ни воли, ни счастья
Не бывает под солнцем!
Так что, доця,
Не плачь понапрасну,
Ведь если смотреть
Философски,
То сердце не каменеет,
Оно превращается в
Stein der Weisen.
Найди себе новый эгрегор.
А я отвечаю: ты помнишь,
Что пел нам Джон Леннон:
Только любовь.
И отец говорит: «По-любому,
Елена».



Если бы

Если бы можно было
Надеть на сердце смирительную рубашку,
Спеленать, убаюкать, будто дитя,
Чтобы оно не билось, не звенело, как куранты на Спасской башне,
При одной только мысли, что я увижу тебя!
Чтобы оно не вгрызалось в крепкие рёбра
Будто пойманный дикий зверь,
С одним желанием вырваться на свободу
И под твоей рукой замереть.
Если бы можно было выдернуть детонатор
Из бомбы, запертой в клетке грудной,
Или уехать подальше, чтоб не узнал ты,
Никогда, никогда, никогда не узнал ты,
Как накрывает взрывной волной.

зы: иногда ломишься в дом, стучишь в двери, заглядываешь в окна, прикидываешь: а что если через дымоход или через подвал, и кажется так тебе туда надо, а вдруг оказывается, что и дом-то не твой, и город вообще чужой, а так как в Иронии судьбы, если и бывает, то уж точно не с нами. И зачем тогда все это было, не понятно.



Без срока

По кругу, по кругу, по кругу,
Нет, лучше по радиусу,
И в тонкой, как лезвие бритвы реальности
Мы сталкиваемся,
И нет вариантов не сбыться друг в друге,
Как не оправдывайся.

Любовь не приемлет
Ни срока годности,
Ни срока давности.

Она измеряется верностью,
Чаще предательством,
Но с точки зрения вечности,
Все равно не заканчивается.

Вот в центре зрачка,
Будто в центре мишени,
Мое отражение.
В пространстве стиха
От прощания сразу к прощению,
С улыбкой нелепой,
Что если
Измена
Лишь изменение?

А значит мы снова
С тобою продолжимся.
Ты веришь, что слово есть Бог,
Я грешу словотворчеством,
И если б ты мог
Ты б меня уберег
От небесного зодчества.

Но только любовь
Не приемлет условий,
И прочих условностей.



Марсий, вызови Феба!

Я не люблю объяснять стихи. Мне всегда кажется, что текст содержит всю информацию, необходимую читателю, ну, или не информацию, а магическую формулу, произнеся которую читатель либо перенесется в пространстве и времени в прошлое, заглянет в будущее, или же  опираясь на собственный опыт сможет пережить то, что чувствовала я в момент написания стиха.

Но это стихотворение особенное! Оно не только о творчестве  и любви в широком смысле, оно  имеет в основе вполне конкретную жизненную ситуацию (когда б вы знали, из какого сора….).

Надеюсь, адресат не поймет буквально сие сочинение, не воспримет его, как руководство к действию,  а лишь как попытку объяснить, что я чувствую. К сожалению, я вынуждена сделать эту приписку, чтобы оставить ситуацию в русле литературного сюжета, а не в жизненном коридоре возможностей.  Теги не ставлю. Герои сами себя узнают.

И еще, я думала проиллюстрировать стихотворение одной известной картиной, но этот текст сам по себе своеобразный экфрасис. Кто угадает о какой картине речь?

Марсий, вызови Феба!

Марсий, того ли ты вызывал
Ристаться на флейтах?!
Бога вызови моего —
Прекрасного Феба!

Он требует полной самоотдачи,
Чтобы не чуя почвы,
Под сбитыми в кровь ногами,
Днем ли темною ночью
Дойти до предела,
До края!
Марсий, вызови Феба!

Он требует полного отреченья,
Чтобы не зная страха,
Стыда за несовершенство
Забрезжилось под рубахой
Свечение
Сердца!
Марсий, вызови Феба!

Он требует полного возгоранья,
Ты осознаешь не сразу,
Что можно выйти за рамки
Только
На пике экстаза!
Марсий!
Вызови Феба!

Он требует полного поклоненья,
Но все же будь ему равным,
Попробуй коснуться неба,
Воплем своей гортани,
Стань продолжением флейты!
Марсий!
Вызови Феба!

Может тогда поймешь ты
Скудным умом сатира,
Как вытащит нож он из ножен:

С ним я
Словно без кожи,
Совсем без кожи,
Чувствую красоту и уродство
Этого мира!

Марсий, вызови Феба!

 

 

 

 

Высокие отношения. Накипело. Плохой девчонки пост (18+)

Иногда я слушаю то, что они мне говорят, и думаю: сами-то вы соображаете, что  говорите! Сегодня узнала, что денег на доверенность для сына нет, зато «есть подвижки в личной жизни». Нет, я, конечно, за него безумно рада, даже рада без сарказма, потому что надеюсь,  не будет больше запоев и кодировок,  и его мама не будет меня упрекать, что я сломала жизнь  ее замечательному сыну.

Ну, а что, мне бояться нечего. У меня подвижек ноль – только высокая поэзия.  Да и это лучше чем «копить на жабу» (это такой хитровыебаный пылесос) и «себяшку» (селфи-палка).  Мы вот на «жабу» не скопили, за пять лет – пять стартапов, реально пять раз начинали новое дело, путешествовали,  если денег не было  –  то зайцем,  горы покоряли, если страховки не было – то без страховки. А он все не может забыть, как я плохо готовлю, нет, вы представляете, я плохо готовлю!  Гастрит свой вылечи, а потом язвить будешь на тему моих кулинарных способностей!  Видимо,  это у него от нервов все же, а не  от счастливой семейной жизни, и уж точно не от плохой стряпни его новой жены.

Или как вам выражение «моя текущая девушка»!  Мне даже за нее обидно стало. Я так и представила: вот она года три ему, не меньше,  супчики, минетик с утра для хорошего настроения, моральную  поддержку, и материальную, наверное, в случае надобности,  а она для него так, переменная величина, ва-ри-ант!

Недавно еще прекрасное услышала: «ты должна за него побороться»! У меня картина перед глазами встала: я, как Ксена – принцесса воин, в доспехах вызываю соперницу на поединок! Рядом мои подруги кричат: «Лена, давай! Мочи ее!»  Смешно же ) Но кого выбрать на роль Габриэлы?  Может мою дорогую Настю?

Мне интересно, девочки, они что Дом-2 (или какой там сейчас по счету) смотрят, или Давай поженимся? Откуда такие волшебные формулировки, типа «пунктирные отношения»?!  Я как услышала, сразу в свой вокаблюэр занесла.

Не_забудешь«Пунктирные отношения». Удобно. Неимоверно. Главное предохраняться! Кавалер тут один всю ленту своей женой заспамил, а поди ж ты интересуется: «у тебя кто-то есть?».  Нет, конечно, ты…ты…ты.. ночью и днем…ты…ты…ты… в сердце моем!

Недавно одному отказывала. Брачный союз, печати  и тд, и тп.  Тяжелый разговор на час.  Перед этим  уговоров и признаний – год.  Я ему:  давай дружить, мол, любовь меня не интересует, только животный секс» ))), но с друзьями я  не сплю (никаких золотых гвоздей). Сказала на свою голову!  Он потом при встрече мои кожные покровы изучал на предмет  наличия животного секса в моей жизни!  Во все глаза глядел! Но лучше так, чем шпионить и читать переписку.

А как объяснить, например,  что выражение «ты охуела», пусть даже и вызванное беспокойством обо мне, вызывает у меня не то  что возмущение, а искренне  удивление, так как последнее время ничего кроме «моя прекрасная Лена» и «драгоценный поэтенок», я не слышала, а  кто мог бы мне сказать нечто подобное – иных уж нет, а те далече!

Но вы же понимаете, мои дорогие подружки, что это я здесь такая смелая, и независимая, в личном блоге, да в вашей компании, а его увижу и все, слова вымолвить не могу, потому что так хорошо бывает, что и слова не нужны. К тому же, может и вправду я охуела, езжу, понимаешь, как девочка, по чужим проездным, через 6 кпп, чтобы увидеться, без всяких перспектив когда-нибудь быть вместе, или не дай Бог, копить на жабу ))) Но у меня по крайней мере оправдание есть: высокая поэзия и животный секс )))

А любовь? Наверное, немножко!



Необходимость

В недрах города, где все продается
и все покупается,
где птицы в клетках,
цветы в оранжереях,
голоса в телефонах,
родилась моя надоба в тебе,
даже не надоба, а нужда,
даже не нужда, а необходимость,
острая и неудобная,
как все запретное,
болезненная и стыдная,
как все запретное,
мучительная и манящая,
как все запретное.
И я сдалась.
Стальные поезда несутся по цветным веткам метро,
люди, опутанные проводами, глядят в экраны,
а я представляю,
как птицы покидают клетки,
как цветы прорастают сквозь преграды,
как голоса вырываются на свободу.
И в бесконечном вавилонском шуме
я стараюсь расслышать твой голос.