Архив метки: осень



Когда-нибудь

Когда-нибудь
ты вылепишь из глины
лицо мое,
и шрам, и родинку, и каждую морщину,
свидетельницу болей и тревог,
ты влажными и тёплыми руками
коснёшься острых скул,
быть может Бог
вот так лепил Адама
и жизнь в него вдохнул.
Твори меня – средь смерти и войны,
жизнь на любви замешанная глина,
ведь чтобы выжить нам нужна причина,
и чтобы умереть – нужна причина,
а для любви причины не нужны.



Последний листок

Последний листок – золотая рыбка,
сделай так, чтобы её улыбка
не гасла,
сияла ясно,
чтобы легко прощаясь
могли не плакать,
пошли ей счастье,
а мне, так и быть, только эхо счастья
и свет из мрака.

 



Осенние письма

Знаешь,
здесь в настоящем,
мне каждый листок опавший
напомнит
о прошлом,
как падали желтые письма клена
в двор наш,
будто в почтовый ящик.
Вот они –
под ногами,
возле той самой скамейки,
где мы с листопадом играли,
смеялись,
купались в листьях,
подбрасывали их ввысь и
запихивали под куртки
и кофты,
наплевав на простуду,
чтобы внести этот ворох в комнату
и вчитываться в любимый почерк,
в прожилки, тонкие жилки,
разбирая средь недомолвок,
многоточий,
прочерков
и ошибок
щебеты птиц и рыдания ливней,
несбывшиеся обещанья,
слова любви
и слова прощанье.



Каштаны

Осенний пейзаж в жанре ню:
Осень случилась рано,
Одетые в колючую броню,
Каштаны
Падают с озябших ветвей,
Раскалываясь от удара.
Угрюмый дворник метлой своей
Сметает их с тротуара.
А небо плачет. Срывается дождь.
И я представляю, что ты как в детстве,
Поднимаешь каштан и в карман кладёшь
Будто мое беззащитное сердце.



Прости-прощай, мой мальчик золотой!

Коснулся неба пятерней
горячей
влюбленный клен.
Прости-прощай, мой мальчик золотой!
Прости-прощай!
И я махну рукой.
Начнем же с чистого листа,
Начнем же с чистого холста,
пусть будет запятая,
а не точка.
Стоит березка, как святая,
скромна, тонка и непорочна,
и облетает.
Лишь я такая, о которой точно
заплачет только дождь.
И дворник, сев на скамью,
поставит рядом метлу свою,
хлебнет настойки горькой
и охнет:
«Мементо море».



Деревья запели

Деревья запели,
Одетые в охру.
Сколько в них цвета и света!
Как нежен их голос!
Мне кажется, я ослепну,
Мне кажется, я оглохну
От великолепия
этого
хора.
*
Осень.
Ветер.
Тишина.
Гармония.



Как умирает август

Как умирает август?
Его покидают силы,
Не принимает лекарства,
На землю роняет сливы.
И воспаленные астры
Невыносимо красивы.
Не хочется с ним прощаться.
Август, ты слышишь, август,
Мы все еще живы, август,
Но наше время уходит.
Что ждет нас за Спасом?
Преображенье Господне.



Воскресенье. Суздаль

12212313_934206479980545_560098693_nНоябрь всегда был для меня самым грустным месяцем: сырость, безнадега, рано садится солнце….Но в этом году он выдался насыщенным на события, встречи, открытия. И как-то совсем нет времени писать!
Можно было бы многословно описывать поездку в Суздаль, рассказывая и о поезде, в котором хотелось ехать, аж до Владивостока, и о маленьком городке, в котором как в сказке «здесь русский дух, здесь Русью пахнет », и о 9-й Ассамблее, на дискуссиях которой мы говорили, что такое русский мир, каковы его ценности и ориентиры, и о встрече со старыми друзьями… И я буду еще не раз в своих дневниковых записях и колонках возвращаться к этой поездке в Суздаль, но начну я со стихотворения, написанного там.

Воскресенье

Закат был медлен
И ленив,
Лес цвета меди
Ронял листву
На лоно нив,
Повеял ветер.
И лес за миг
Осиротел,
Став без покрова,
Смирен и наг,
Смирен и тих,
И так покоен,
Как будто знал,
Что будет цвесть,
Есть жизнь за гробом,
Придет весна,
Прольется песнь
В кудрявых кронах.

Светился весь
Осенний лес,
Как храм Господень!



Осенний поцелуй

Осень подкрадывается незаметно,
ступая чуть слышно:
-Лето,
ты спишь?
Я с тобою побуду.
И целует его прямо в губы.
Ночная прохлада.
Легкий озноб.
Видимо, надо бы
в лоб.



Мгновение осени

Ветер струится волнами по реке,
По бурым бревнам, плывущим вниз,
Бьет по щекам девочку, прибежавшую налегке
Посмотреть на птиц,
Тонкие ножки ее в резиновых сапогах,
Мамина куртка изношена и велика,
На пеструю юбку прицепился репях,
Но в глазах синева и печаль. И она легка!
Так легка, что можно пристроиться в клин
И лететь на юг.
Таких мгновений так мало нам дарит жизнь,
Когда чувствуешь как невесом и свободен дух.