Архив метки: революция



Звезда Бетельгейзе

Знаешь, что такое поэзия?
Это ночью со своего балкона
Заметить созвездие Ориона
И на правом его плече
Звезду Бетельгейзе.

В моей Новороссии,
Где всё так неясно,
Где будущее — туманность,
А прошлое поломалось,
Где гуляют ночные волки
И контрабасы
Прячут нал и обрезы,
Это все что у меня осталось:
Пуля, лира и звезда Бетельгейзе.

В моей Новороссии,
Не нанесенной на Google Карты,
Где всё так просто,
И так понятно,
Где полевые командиры
Отправляются в космос
На лифте,
Где терриконы безумия
Страшнее чем у Лавкрафта,
Здесь есть место
Для подвига и для мести.
Наведи свой зум —
Поглядим на звезду
Бетельгейзе вместе,
Мой команданте!

Когда же она взорвется,
То вспыхнут в небе два солнца!
Потому что таким, как мы,
Одного мало!



Три песни на мои стихи в новом альбоме «Зверобоев»

ЗверобоиДрузья, московская рок-группа ЗВЕРОБОИ скоро презентует новый альбом «ВОЙНА ЗА МИР», в который вошли три песни на мои стихи «Мальчики и девочки»; «В наших диких полях»; «Едут-едут БТРы».

«ВОЙНА ЗА МИР» — наш долгожданный третий номерной альбом. Два предыдущих «ЖИВ»и «ТОК» были записаны в 2008 и 2013 годах. Этот альбом будет особенный, концептуальный. Пришлось отложить почти завершенные песни про всякую нежную лирику и философию, и сконцентрировать в альбоме военную тематику. Или, правильнее — антивоенную! Надеемся, что сумеем выпустить в конце этой осени, или зимой», — говорит автор музыки и текстов, гитарист Алексей Иовчев.

В ближайшее время вы услышите новые песни, а пока для тех, кто не слышал «Мальчики и девочки».

Continue reading



«Мальчики и девочки» — новая песня на мои стихи

Бас-гитарист рок-группы ЗВЕРОБОИ Дмитрий Сосов,  с которым мы познакомились на фестивале «Большой Донбасс» в Донецке,  написал песню на мои стихи. Она называется «Мальчики и девочки».

Стихи  эти  посвящены моему другу  и были написаны в  день, когда он принял присягу, придя в ряды народного ополчения Донбасса.

 

 ЗВЕРОБОЙ — рок-группа из Москвы. Создана в 1999 году. Музыкальный стиль ЗВЕРОБОЯ – русский рок. Хотя так же прослеживаются элементы блюз-рока, гранжа, фолка и др. Поэзия группы – русскоязычная социально-романтическая лирика. Участники коллектива занимают активную гражданскую и патриотическую позицию. Дебютный альбом группы называется «ЖИВ» и содержит 14 песен записаны в режиме живого исполнения. В данный момент на официальном сайте группы доступны для свободного скачивания альбом «ЖИВ» и «Акустический Концерт в клубе Димира». В данный момент группа готовит к выпуску третий и четвёртый альбомы. ЗВЕРОБОЙ ведёт активную концертную деятельность в клубах Москвы и Санкт-Петербурга. На счету группы выступления на таких крупных рок-фестивалях. Рок-группа ЗВЕРОБОЙ является одним из инициаторов Рок-Фестиваля Двух Столиц «Красная Стрела», который проводится в клубах Москвы и в Санкт-Петербурга с 2005 года.

11836491_491371114355331_1361845805_o-800x600

Состав рок-группы ZVEROБОЙ: Александр Носков — вокал, ритм-гитара (автор музыки) Дмитрий Сосов — бас-гитара, бэк-вокал (автор музыки и текстов) Алексей Иовчев — соло-гитара, бэк-вокал Антон Лукьянчук — барабаны

 

Мимоходом

Вот девочки — им хочется любви.
Вот мальчики — им хочется в походы.

Белла Ахмадулина

Поэт  Владимир Вакуленко-К: «І я зрозумів найбільше. Сон в 3-4 години на піддонах солодкіший за сон в теплій постелі 12 годин. Ввесь день кумарюся. Банально мрію про сутички.»



Майдан. Игра на выживание.

«Надо брать в руки оружие»-Алексей Арестович.
«Головний герой озброївшись Ак47 залишився охороняти барикади», — компьютерная игра.

***
Мой прошлый пост «Майдан. Заклятье уицраора» вызвал бурное обсуждение и неоднозначную реакцию моих товарищей, приятелей и просто знакомых. За это время мне дали много советов: съездить в Киев на Майдан, заняться благотворительностью, писать стихи, а не статьи, составить рейтинг честных СМИ Луганска и тд. и тп. Многие выявили обеспокоенность моим психическим состоянием: «ты не адекватна», и переживали, не подвергаюсь ли я репрессиям со стороны руководства и супруга-майдановца )))

В мою, и без того неспокойную жизнь, ворвались фейсбучные вихри. И пока я, читая комментарии типа «плохому регионалу — плохой гроб. хорошему – хороший» переживаю, как бы не было войны, политтехнологи уже готовят общество к такому повороту событий. Continue reading



Майдан. Два взгляда. Два репортажа

Платон Беседин: «Необычных персонажей на Крещатике и Майдане хватает. Здесь и Смерть в маске убийцы из «Крика» с надписью на косе «Власть, я иду за тобой», и лошадь с плакатом «Янукович, отбрось копыта», и жертвы «Беркута», в гипсе и синяках просящие милостыню. У открытого микрофона дёрганый мужик рассказывает диковатую сказку о продажном царе. Чуть дальше, выстроившись в круг, молодые парни с красно-чёрными флагами тянут: «Тече річка Тиса, в ній московська кров, москалів ми били, будем бити знов.…»»

Милана Клименко: «сейчас вернусь на Майдан, устрою себе майданотерапию, похожу среди других людей, разных и не похожих друг на друга, но совершенно других. Ведь таких, как на Майдане, все-таки больше: настоящих, смелых и отважных, веселых и радостных, честных и искренних, мудрых и справедливых, отзывчивых и милосердных, решительных и действующих».



И выползают морлоки-шахтеры

«И выползают морлоки-шахтеры
Из своих нор.
Индустриальный Мордор
Работает, чадит и громыхает,
Ворочая своим железным чревом,
Рождает биомассу, быдло, гопов
(Игра в пузырь, лесоповал и семки)».

А на Майдане светлые эллои
Творят историю, поют, едят печеньки.

А мы едим беду, да с хлебом серым,
По праздникам пельмени с самогоном,
Эллои светлые воюют за идею,
А мы можем стоять только за деньги,
Но если только выйдем добровольно,
То не захочется ни песен, ни печенек.

Героям слава? Разные герои!
Но может быть хоть слава Украине?!
Тебе решать, измученный народ мой,
Непримиримы или же едины?



Пенициллин и Калашников

Пенициллин и Калашников — два символа борьбы.
Сергей Жадан

Калашников (мужская партия)
Прилетел ко мне ангел, и спросил,
Распаковывая багаж:
-Чем хочешь изменить ты этот мир?
-Вот крест, а вот калаш…

Они говорят “бандформирование”,
А я — “профсоюзная ячейка”
Бойцовский клуб, как у Чака Паланика
И близится время Че.

Что мне, Родина, от нежных твоих подсолнухов,
От жарких твоих чернобрывцев?
Сквозь зубы шепчу я: Господи,
Раньше наши молитвы навзрыд
К тебе доходили, вроде бы,
А сейчас адресат будто выбыл,
Оставив свои чертоги.
И думаешь, а был ли Бог?
А может быть и не было никакого Бога.

Разрастаются супермаркеты,
Разрастаются, как грибы
Эти храмы капиталистического патриархата.
Под шртих-коды подставим лбы.
Что не продано, будет пропито,
Что не пропито, будет просрано.
Думалось — будет независимая и соборная,
Оказалось — босая и голая.

А у власти сейчас засранцы,
Мыслящие в одном ключе,
Они говорят -бандформирование,
А я — профсоюзная ячейка.

Родина, мне казалось у тебя молоко на губах не обсохло,
А теперь мне видится — это сукровица.
И я бы сказал, что сука ты,
Да скорее язык отсохнет,
Люблю я твои подсолнухи,
И жаркие чернобрывцы,
Зачем ты сердце мне начиняешь порохом,
Неужели ты не боишься взрыва?

Мне снилась Повстанческая армия
Во главе с Команданте Че,
Они говорят — бандформирование,
А я — профсоюзная ячейка.

Наши заводы стоят,
Наши фабрики разворованы,
Легкокрылые эльфы — давно в Европе,
А родину называют Мордором,
Где же ты, око Сауроново,
Затерялось среди подсолнухов,
среди чернобрывцев?
В топку Толкиена!
Пока мы молоды,
Перепишем эту историю
Или впишем свои страницы.

Помните: “Мама — Анархия,
Папа -стакан портвейна”
Они думают — мы — бандформирование,
А мы — народное сопротивление.

“Як умру, то поховайте”
Среди подсолнухов,
Среди чернобрывцев,
С чем тебе однозначно повезло, моя Родина,
Так это с твоим народом,
Многотерпеливы мы, украинцы.

Они говорят: не надо крайностей,
Зачем тебе калаш на плече?
А я говорю о солидарности
И о том, что не хватает нам профсоюзных ячеек.

 

 

 

 

 

Пенициллин (женская партия)
Прилетел ко мне ангел, и спросил,
Распаковывая багаж:
-Чем хочешь изменить ты этот мир?
-Вот крест, а вот калаш…

У милого глаза как незабудки,
И капельницы в две руки,
Я с ним сижу уже вторые сутки
И по часам меняю “проводки”,

Сказали мне бандитская разборка,
А он шептал, что это был протест,
Лишь с площади сошла волна народа
И оказался рядом Красный крест.
Потом его всего в крови на Скорой
В ургентную, где нет свободных мест.

Сердце лучше бы ты оглохло
А не сочилось болью и сукровицей,
Я знаю как тебе плохо,
Но что тебе прописать? Революцию?
Чтобы пылало подсолнухом,
Пламенело чернобрывцем.
Или зажмуриться,
Закрыть глаза — не видеть, не слышать, не знать,
Винить правительство, масонов, Путина,
Эпоху,
Но не себя,
Пить валерьянку,
Сидеть на инъекциях,
Сердце, зачем ты сочишься страданием,
От этого ведь ничего не изменится.

Сказали мне бандитская разборка,
А он твердил, что это был протест,
Когда пустили после остановки
Мы его сердце – это не конец.
На раненной груди татуировка —
Девиз забытый: Воля или Смерть.

Я капаю ему антибиотик
И слезы тихо капают с ресниц,
С каким сражался Молохом,
Мой Дон Кихот,
За что он отдал жизнь?

Шептал он мне —
Сестра, моя отныне,
В несчастной и больной нашей стране
В родимой неньке Украине
В неравной изнуряющей борьбе
В сраженьи с мельницами ветряными,
Что есть у нас ?
Как говорил поэт,
Калаш и куб пинецилина?
Нет ничего. Лишь верность есть
Себе,
Нашим Подсолнухам
И Чернобрывцам!
Так помоги мне
Снайперша со шприцем!

Эх, подсолнухи мои,
Да, чернобывцы
Сердце, чому ти не твердая криця?
Будь ты в броне,
Как легко бы жилось мне
В этой стране,
Что как та “простигосподи”.

Сердце, чому ти не твердая криця?
А мягкое теплое, будто синица.
Сердце — ты главная мышца
Бойца!
Будь себе верным иди до конца.



Про Маху

Это случилось в гражданскую,
А тянется до сих пор,
Ведь у меня такая же
Голубая кровь,
Как у гимназистки Машеньки,
Марии Федоровны Вербовой.

А может быть кровь моя красная
Будто
Страсть, превратившая Машкино утро
В позор.

Он ей говорил, что не будет больно,
Он повалил ее на кровать,
Червонозоряный вэршнык Конон,
Стрелок, не помню какого полка.

И плакала Маха рыданием тихим,
И первая кровь ее на простыне,
Была лишь каплей, оброненной вихрем,
Носившимся по стране.