Архив метки: Родина



Клип группы Зверобой «Ополченец»

Музыка — Алексей Иовчев
Слова — Елена Заславская
Съемка — Дмитрий Сосов, Тимур «Шурави»
Монтаж — Дмитрий Сосов.

Песня из альбома «Родина» (2018)

Как рассказал Алексей Иовчев МИА «Исток», клип был снят в Донецкой Народной Республике, и в нём задействованы ополченцы, бойцы с передовых позиций. Решение о том, на какую песню из нового альбома «Родина» будет снят клип, пришло спонтанно. «Мы передавали им гуманитарную помощь, и тогда же отсняли некоторые материалы. Парни действительно колоритные, и, конечно, мы сразу поняли, что они станут центральными персонажами в клипе, – отметил Алексей Иовчев. – Заодно стало очевидно, что клип надо сделать именно на песню «Ополченец». Алексей Иовчев рассказал, что стихотворение Елены Заславской вдохновило музыкантов на написание музыки, так как в нескольких изящных четверостишьях заключены глубокие смыслы и посылы».


Зверобой РОДИНА

«Ополченец» (А. Иовчев / Е. Заславская)

Друзья. Еще одна наша совместная песня «Ополченец», созданная на мои стихи из альбома российской группы Зверобой «Родина».

Полностью альбом ЗВЕРОБОЯ «РОДИНА» — можно послушать на официальном сайте в прекрасном, официальном качестве)

CD почтой

Электронная версия альбома:
ITUNES

GOOGLE PLAY

КОНЦЕРТ / ПРЕЗЕНТАЦИЯ нового альбома группы ЗВЕРОБОЙ  «РОДИНА»

состоится

23 марта (пт) в клубе O’CONNELL’S
НАЧАЛО в 20.00
ВХОД 400 р (CD-диск «РОДИНА» — в подарок!)
Всем ополченцам и людям Донбасса — вход свободный!
 

Москва, Покровка 18/18 стр.1 (м. Чистые Пруды, Курская)


Зверобой РОДИНА

«Безымянный солдат» (Д. Сосов/ Е. Заславская)

Друзья. Рада представить вам новую песню «Безымянный солдат», созданную на мои стихи «Колыбельная для солдата». Она вошла в новый альбом российской группы Зверобой «Родина».

Полностью альбом ЗВЕРОБОЯ «РОДИНА» — можно послушать на официальном сайте в прекрасном, официальном качестве)

CD почтой

Электронная версия альбома:
ITUNES

GOOGLE PLAY

КОНЦЕРТ / ПРЕЗЕНТАЦИЯ нового альбома группы ЗВЕРОБОЙ  «РОДИНА»

состоится

23 марта (пт) в клубе O’CONNELL’S
НАЧАЛО в 20.00
ВХОД 400 р (CD-диск «РОДИНА» — в подарок!)
Всем ополченцам и людям Донбасса — вход свободный!

Москва, Покровка 18/18 стр.1 (м. Чистые Пруды, Курская)



Так рождается республика

Так рождается республика:
Кровь мешается с землей,
Идут бои под Мариуполем,
И под Нижней Ольховой,

Вырастает Новороссия,
Выходя из бурь и гроз,
Нависает звездным космосом,
Наших былей, наших грез.

Коль умру, – взойду колосьями
Теплых золотых хлебов,
Обо мне молись ты Господу,
Я воюю за любовь

К малой ли, большой ли Родине,
Ты поди-ка разберись,
Здесь и предки похоронены,
И детишки родились,

И отдать и жизнь, и молодость
Я за Родину готов,
Русь ли это, Новороссия –
Все равно, но здесь мой дом.

Так рождается республика:
Кровь мешается с землей,
Идут бои под Мариуполем
И под Нижней Ольховой.



Пристань: дом, город, Родина

Алевтина Легешчич сняла небольшой фильм о своих подружках, оставшихся в Луганске. Говорили о том, что такое дом, город, Родина.



Мать-и-мачеха

Фото Инги Теликановой
Фото Инги Теликановой

Родина, а, Родина,
Вспомним о Чернобыле,
И звучит пусть колокол
Памяти и боли.

Родина, а, Родина,
Ты бываешь мачехой,
Бессмысленно уродуешь
Пасынков и падчериц.

Родина, а, Родина,
Слышишь сердцем матери,
Чтоб цвела ты гордая,
Живем и умираем мы.



Горше полыни

Фото Светланы Кадышевой
Фото Светланы Кадышевой

Горше полыни,
Что зовется у нас чернобылом,
Память о тех, кто сгинул
Во имя страшного слова Чернобыль,
Казалось, что боль утихнет,
Но раны еще не закрылись,
И с каждым годом все больше,
Тех, кто в небо уходит.



Пенициллин и Калашников

Пенициллин и Калашников — два символа борьбы.
Сергей Жадан

Калашников (мужская партия)
Прилетел ко мне ангел, и спросил,
Распаковывая багаж:
-Чем хочешь изменить ты этот мир?
-Вот крест, а вот калаш…

Они говорят “бандформирование”,
А я — “профсоюзная ячейка”
Бойцовский клуб, как у Чака Паланика
И близится время Че.

Что мне, Родина, от нежных твоих подсолнухов,
От жарких твоих чернобрывцев?
Сквозь зубы шепчу я: Господи,
Раньше наши молитвы навзрыд
К тебе доходили, вроде бы,
А сейчас адресат будто выбыл,
Оставив свои чертоги.
И думаешь, а был ли Бог?
А может быть и не было никакого Бога.

Разрастаются супермаркеты,
Разрастаются, как грибы
Эти храмы капиталистического патриархата.
Под шртих-коды подставим лбы.
Что не продано, будет пропито,
Что не пропито, будет просрано.
Думалось — будет независимая и соборная,
Оказалось — босая и голая.

А у власти сейчас засранцы,
Мыслящие в одном ключе,
Они говорят -бандформирование,
А я — профсоюзная ячейка.

Родина, мне казалось у тебя молоко на губах не обсохло,
А теперь мне видится — это сукровица.
И я бы сказал, что сука ты,
Да скорее язык отсохнет,
Люблю я твои подсолнухи,
И жаркие чернобрывцы,
Зачем ты сердце мне начиняешь порохом,
Неужели ты не боишься взрыва?

Мне снилась Повстанческая армия
Во главе с Команданте Че,
Они говорят — бандформирование,
А я — профсоюзная ячейка.

Наши заводы стоят,
Наши фабрики разворованы,
Легкокрылые эльфы — давно в Европе,
А родину называют Мордором,
Где же ты, око Сауроново,
Затерялось среди подсолнухов,
среди чернобрывцев?
В топку Толкиена!
Пока мы молоды,
Перепишем эту историю
Или впишем свои страницы.

Помните: “Мама — Анархия,
Папа -стакан портвейна”
Они думают — мы — бандформирование,
А мы — народное сопротивление.

“Як умру, то поховайте”
Среди подсолнухов,
Среди чернобрывцев,
С чем тебе однозначно повезло, моя Родина,
Так это с твоим народом,
Многотерпеливы мы, украинцы.

Они говорят: не надо крайностей,
Зачем тебе калаш на плече?
А я говорю о солидарности
И о том, что не хватает нам профсоюзных ячеек.

 

 

 

 

 

Пенициллин (женская партия)
Прилетел ко мне ангел, и спросил,
Распаковывая багаж:
-Чем хочешь изменить ты этот мир?
-Вот крест, а вот калаш…

У милого глаза как незабудки,
И капельницы в две руки,
Я с ним сижу уже вторые сутки
И по часам меняю “проводки”,

Сказали мне бандитская разборка,
А он шептал, что это был протест,
Лишь с площади сошла волна народа
И оказался рядом Красный крест.
Потом его всего в крови на Скорой
В ургентную, где нет свободных мест.

Сердце лучше бы ты оглохло
А не сочилось болью и сукровицей,
Я знаю как тебе плохо,
Но что тебе прописать? Революцию?
Чтобы пылало подсолнухом,
Пламенело чернобрывцем.
Или зажмуриться,
Закрыть глаза — не видеть, не слышать, не знать,
Винить правительство, масонов, Путина,
Эпоху,
Но не себя,
Пить валерьянку,
Сидеть на инъекциях,
Сердце, зачем ты сочишься страданием,
От этого ведь ничего не изменится.

Сказали мне бандитская разборка,
А он твердил, что это был протест,
Когда пустили после остановки
Мы его сердце – это не конец.
На раненной груди татуировка —
Девиз забытый: Воля или Смерть.

Я капаю ему антибиотик
И слезы тихо капают с ресниц,
С каким сражался Молохом,
Мой Дон Кихот,
За что он отдал жизнь?

Шептал он мне —
Сестра, моя отныне,
В несчастной и больной нашей стране
В родимой неньке Украине
В неравной изнуряющей борьбе
В сраженьи с мельницами ветряными,
Что есть у нас ?
Как говорил поэт,
Калаш и куб пинецилина?
Нет ничего. Лишь верность есть
Себе,
Нашим Подсолнухам
И Чернобрывцам!
Так помоги мне
Снайперша со шприцем!

Эх, подсолнухи мои,
Да, чернобывцы
Сердце, чому ти не твердая криця?
Будь ты в броне,
Как легко бы жилось мне
В этой стране,
Что как та “простигосподи”.

Сердце, чому ти не твердая криця?
А мягкое теплое, будто синица.
Сердце — ты главная мышца
Бойца!
Будь себе верным иди до конца.