Архив метки: смерть



О этот чудный дивный мир Новосибирского крематория

Моя дорогая Нина сообщила мне, что скоро к нам приезжает интересный чел с интересной лекцией, приятель писателя Елизарова. Пришлось немного погуглить на тему лекции, или около того. Обнаружила интереснейший сайт:
«КРОТ — ежемесячный интернет-вестник потаенной красоты и мудрости со всего мира.»
Немного побродила там. Совершенно случайно нашла интервью Директора частного новосибирского крематория Сергея Якушина.
53c7c8a106e0f_futurama-logo-with-charactersЯкушин: «Фактически, можно говорить, что в ближайшие 20-30 лет человек сможет любой орган заменить в любой момент. Есть много сценариев футуристических и по этим сценариям все сходятся в одном — не будет традиционного зачатия. Семья, пара, будет приходить в какую-то лабораторию, сервис-центр, и будет заказывать себе ребенка. Если они захотят, чтобы ребенок был певцом, они с такими признаками создадут плод. Если захотят отправить его в космос — его кожа не будет воспринимать радиацию, и так далее. Это все возможно уже сейчас, это доказано экспериментами. Поэтому люди будут, безусловно, киборгами. Уже сейчас ведется дискуссия о том, что надо всем при рождении вшивать чипы. Если мы дальше будем фантазировать, то вот родился маленький ребенок с чипом, который отслеживает не просто его жизненную ситуацию, а просто каждую минуту и секунду. Не нужна будет летопись, что вообще делал человек и как он жил. И соответственно, можно будет фантазийно предположить, что если человек умрет, то этот чип можно будет найти по сигналу и использовать: весь его некролог оттуда вытащить.»
Интереснейшее интервью. Все, думаю, футурама наступила. А я все ратую «за смиренное кладбище, где нынче крест и тень ветвей над бедной нянею моей…»
В какой-то момент подумалось, а может нет такого человека?
Ан нет, есть такой затейник в Новосибирске: и мини-зоопарк при крематории, и выставки причудливых гробов проходят, и музей смерти там же действует.
Кому интересно вот инфа про 7 странностей Новосибирского крематория.
Такая она погребальная культура! Голуби и шарики в небо!



Песнь невинности! Псковские подростки

И спросила я подругу:
— А он тебя убьет, если ты попросишь?!
—Нет.
— А ты?
— Нет!
— Это и есть опыт. Когда знаешь, что все решаемо, что жизнь длинна и прекрасна, и можно изменить все, кроме смерти!

Другой френд мой написал «Жизнь кончилась не успев начаться». Может это была и короткая жизнь, но в ней была любовь и ответственность за свой выбор. А правильный или не правильный не мне судить.

«Потому что у куклы лицо в улыбке,
мы, смеясь, свои совершим ошибки.
И тогда живущие на покое
мудрецы нам скажут, что жизнь такое». (И. Бродский)



Как умирает август

Как умирает август?
Его покидают силы,
Не принимает лекарства,
На землю роняет сливы.
И воспаленные астры
Невыносимо красивы.
Не хочется с ним прощаться.
Август, ты слышишь, август,
Мы все еще живы, август,
Но наше время уходит.
Что ждет нас за Спасом?
Преображенье Господне.



Мантра снайпера

По просьбам друзей выкладываю стихотворение, премьера которого была на сцене Донецкой филармонии во время фестиваля «Большой Донбасс -2016». Я выступала в замечательной поэтической компании: Анна Ревякина, Анна Долгарева, Александр Сигида-сын, Ольга Данилова-Старушко! Я буду выкладывать их тексты на Одуван.

***
Тот, что напротив
сквозь оптику
смотрит на осень.
Зреют колосья
на поле разъеденном оспой
воронок
и солнце,
скрипя расколовшейся
осью
закатится скоро,
и в небе разверстом
сверкнут, будто слезы,
холодные звёзды,
и ворон,
на пугало сев прокричит: «Nevermore».

Никто не вернётся.

Но девушка в хоре
поёт и поёт нам,
И голос высокий
зовёт заглянуть в мир иной, называемый горним.
А вдруг там ни По нет,
ни Блока, ни Бога,
ни смысла, ни толка!
И мне остаётся
последний патрон
и винтовка
СВ Драгунова,
и тот, что напротив,
и осень,
что входит в меня
через дырочку в горле.

Как небо моей Новороссии
близко, черно и бездонно.
И падают звезды.
Кому на погоны.
А нам на погосты.



Имярек

Думаешь можно меня забыть?
Стереть из памяти, не вспоминать,
Не писать ни стихов, ни писем и не звонить,
И даже имени не упоминать,
Не ставить ни за здравие, ни за упокой,
В толпе прохожих не узнавать,
Ни в Гугл, ни в Яндекс не отправлять запрос,
На ромашке тоненькой не гадать,
Не гадать, не загадывать на звезду,
Не считать ку-ку по утру в бору,
Ни в бреду, ни во сне, и ни наяву
Не звать, потому что приду,
И что мое все равно возьму.

Так может выйдешь меня встречать?
Отложишь доспехи, успехи, дела,
Поцелуешь, вспомнишь, как горяча,
И спросишь ласково: «Где была?»

И почувствуешь, как закипает кровь,
Как разрывается сердце, что не стерпеть.
Одни говорят: мое имя Любовь,
А другие — Смерть.

Что ж, когда навстречу ко мне пойдешь,
Когда узнаешь меня из всех,
Решай, как ты меня назовешь
Ласковым прозвищем, имярек.



Сердце выходит на бойню

Сердце выходит на бойню,
Будто корова из стойла.
Ты шепчешь в угаре запойном:
Не бойся, мол, будет не больно!
И три топора, три семерки,
Сливаются с теплою кровью.
А я безнадежно спокойна,
Седые бабулички Мойры
Связали мне свитер с котенком,
Но крылья пробились сквозь пройму,
И можно взлететь над помойкой,
Над домом родным, над страною,
Давно зараженной войною,
Как гнойной гангреной. Ни водкой,
Ни черным портвейном дешевым,
Ни сладким уколом по венам, сплошь перештопанным,
Не вытравить детскую веру,
Что можно сразиться со смертью,
И может быть стоит попробовать.



Они ее раздевали глазами

15 февраля — день смерти Мата Хари

img_dbc22de947232fbfd32a4c72b7ac5289***
Они ее раздевали глазами,
Они ее расстреляли глазами,
Потом был из ружей
Настоящий залп.
Она не зажмурилась,
Не закрыла глаза,
Упав на колени,
Откинулась назад,
Алое зарево
Окрасило небеса.
Ах, Мата Хари,
Отплясала ты свое, стрекоза.



Память так ненадёжна

***
Память так ненадёжна,
Будто хлипкий мосток через речку,
Будто хрупкий мосток через речку,
По которому можно
На ту сторону в детство,
На ту сторону в вечность.

Я тебя вспоминаю:
Улыбку, руки и голос,
Его тембр, его нежность, слова…
А слова уже стёрлись.
Я тебя сочиняю,
Как дивную сказку, как песню,
Я тебя созидаю,
И ты, будто Феникс, воскреснешь
Из золы и из пепла
Пожарищ, сжирающих судьбы,
Из того, что тогда не сумела
Сберечь в суете многолюдной.
Я тебя забываю,
Чтобы снова и снова придумать,
Я тебя забываю,
Но уже никогда не забуду.

Память так ненадежна,
Будто хлипкий мосток на тот берег,
Будто хрупкий мосток на тот берег,
Что уже называется прошлым,
И путь к нему мною потерян.

Фото Светланы Кадышевой
Фото Светланы Кадышевой


На нитке

***
Нитка, держащая душу в теле,
Натягивается и чуть не рвется,
Душа, как шар наполненный гелием,
Просится к солнцу.
И глядит, распахнув глаза,
Жизнь — смеющаяся девчонка,
Пигалица, егоза,
В небо. А в пальцах тонких
Нитка просится — отпусти,
Просто раскрой ладошку.
Смерти нет. Есть полет. Смотри
Шар удаляется и превращается в точку.



Сергей Жадан — по траве, по мураве у дорог

Елена Заславская
***

по траве, по мураве у дорог,
по холмам, на которых ничто не растет,
они переходят – живые, сбиваясь с ног,
на тот свет травы, где и она оживет.

и ты спросишь траву – почему ты еще растешь?
Сознавая, что она так и будет расти
в тех местах, откуда ты, собственно, и идешь
и в раю, куда ты хочешь прийти.

и пока они делают шаг туда,
с того света травы слышится: голос их
замолкает, и тот кто живет пока
тот высыхает, как шепот, звучал и затих,

и тает сердцебиение, пульс исчез
и стало слышно как посреди пути
сначала они уходят из жизни в лес,
а после и жизнь сама выходит из их.

Сергей Жадан
***

по траві, по придорожній траві,
по насипах, на яких не росте трава,
вони переходять – вимучені і живі –
на той бік трави, де вона теж жива.

І ти питаєш трави – чому ти далі ростеш?
Знаючи, що трава буде і далі рости
поміж тим місцем, звідки ти, власне, йдеш
і місцем, куди ти хочеш прийти.

І доки вони переходять на інший бік,
з того боку трави чути, як замовка
їхній шепіт, і хто з них іще не зник,
той, ніби власний шепіт, поволі зника,

чути як зупиняється серцебиття,
чути як серед насипів мовчазних
спочатку вони виходять із цього життя,
потім життя повільно виходить із них.