Архив метки: цветы



Как умирает август

Как умирает август?
Его покидают силы,
Не принимает лекарства,
На землю роняет сливы.
И воспаленные астры
Невыносимо красивы.
Не хочется с ним прощаться.
Август, ты слышишь, август,
Мы все еще живы, август,
Но наше время уходит.
Что ждет нас за Спасом?
Преображенье Господне.



Птица-весна

Тучи в небе нежны, безмятежны, жемчужны,
И подснежник проклюнулся будто птенец неуклюжий,
Проломил скорлупу изо льда, раскрывает свой клювик,
Ждет, что птица-весна
Обогреет и приголубит.

Фото Светланы Кадышевой
Фото Светланы Кадышевой


День, когда завяла сирень (первый стих об Инге Т.)

Инга, ты помнишь день,
Когда завяла сирень?
Когда Кровавая Мери запуталась в сетке вен?
И как мы бредем через площадь Героев ВОВ
В твой дом, а может в любовь,
А может быть, — вон,
Вон из этой жизни, где правит постылый быт,
Пойдем туда, где нас не найдут, ни родители, ни менты,
Где вечный май, и где не вянут цветы!



Цветы и смерть. НАРЦИССЫ

Отраженья луны бледнолицей,
словно клипсы
в ушах китаянки.
Апельсин
на ладони.
Нарциссы
в надтреснутой банке.

Ночь агоний.
Мне снится
тигрица.
Капли сладкой росы
на ресницах.
Бьют часы
и скрипят половицы.

В томном танце я,
стоны рассыпав,
подражаю вибрациям
камертона
ногами босыми.

Две осы
на косынке
бутона –
это смотрят нарциссы
глазами косыми
на меня обреченно.



Цветы и смерть. ОРХИДЕИ

Спят орхидеи
в своих мавзолеях.
Спят в контейнерах
целлофановых,
прикрывшись веером
от профанов.

Тонкие шеи
в подставки вдеты.
Спят орхидеи.
Вздыхают поэты.

Спят орхидеи.
Ценители платят.
Спят орхидеи,
взглядом измяты.

Спят орхидеи,
как нежные феи.
Ну же, купите! Купите скорее!
Это экзотика!
Это эротика!
Воздух глотает изорванным ротиком
бледный цветок из прозрачного куба.
Просят глоток ненасытные губы.

Спят орхидеи,
и через грани я
вижу феерию
умирания.



Цветы и смерть. КАЛЛА

На
кана-
лизационном люке
Калла.
Упала.
Сломала руки.
Кровь алая,
желтая,
зеленая
от бликов
светофора.
Гляжу, завороженная
несчастным ликом,
а город
на рассвете,
о, фатум,
вдыхает ветер
смерти —
Аппассионату.

Из граммофона
Каллы льются звуки
чуть слышным стоном –
слабеет голос.

На грязном люке
белеет конус
крахмальной юбки.