Архив метки: 2004



Сонеты о маркизе

***
Как модница в прикиде haut cuture
Я не могу не вспомнить словом теплым
В размере поэтического трепа
Прекрасную маркизу Помпадур,
Одну из самых знаменитых курв,
Которыми прославилась Европа,
Наверное еще с времен Эзопа,
В наш черствый век не ценится гламур
Во всем его великолепьи, все же,
Мне кажется, читатель, ты не чужд
Не меркнущему: «Apre nous de luge» *-
Девизу современной молодежи,
А по сему и восклицать не гоже:
«О времена! О нравы! И о Боже!»

***
Благословенна Франции земля…
Кому-то бастионы Орлеана,
Кому-то подвиги в постели, моя Жанна,
И то, и это ради короля,
Я своего не меньше обожала,
Вот парадоксы жизни, о-ля-ля,
Не важно кто ты: дева или бля,
Но если любишь – эпицентр пожара
Не страшен, — эту фишку я
Давно познала, повторять не нужно,
Огонь внутри или огонь снаружи,
Что предпочесть: страсть или смерть,
Из тела обе вынимают душу,
Но выбора, как правило, и нет.

***
Какие небылицы не соврешь,
Мне говорили, стерпит все бумага,
Взгляни, читатель, пред тобой нага я,
Но мушка на щеке осталась все ж,
Что лучше правды, только ложь во благо,
А может статься, что и просто ложь,
Напрасно откровенности ты ждешь,
Я белого не поднимаю флага,
Урок маркизы – без капитуляций,
Ее любовник с номером пятнадцать
Любил ее за это, но как знать,
Их подлинные не известны чувства,
Мне все равно, хочу я оправдать
Уродство жизни красотой искусства.

***
Что может женщину поднять в глазах мужчины?
Таланты, красота или расчет?
Я приоткрою тайну – каблучок,
Высокий, тонкий, с давних пор по ныне
Он еще в моде. И тебе почет
Прелестная маркиза. Хоть сама ты и не
Осознавала, что тебя влечет
К усладам власти. На вершину
Бог помогал тебе взобраться или Черт,
Банальны настоящие причины,
Определившие твой судьбоносный взлет,
Чтоб ножкой Францию попрать своей бесстыдной,
Ты короля (наука из наук)
Умело заманила под каблук.

***
Выглядываю в зал из-за кулис,
Толпа ревет: «Поп-корна и поп-арта!»,
Ты знаешь: «Хлеба! Зрелищ!» та же мантра,
В ней новый не отыщешь смысл,
Ведь даже современный террорист –
Апологет ученья Герострата.
Читатель, жизнь трагичнее театра,
Роль доиграл и все. На бис
Нельзя вернуться. Зрители «Норд-Оста»
Тебе, не сомневаясь подтвердят,
Играют все, кто в бадминтон, кто в кости.
Маркиза, я училась у тебя,
В игре, где ставка жизнь, непримиримо
Играть, выигрывать, быть примой.

***
Он говорил, что сердце мое камень,
Но если камень, только бриллиант,
Читатель, мне приходится мечтать
Лишь о достойной дорогой оправе.
«Чтобы в другом почувствовать талант,
Ты должен сам быть не бездарен». –
Слова маркизы. И едва ли
Ты будешь отрицать сей факт.
Любой алмаз нуждается в огранке,
Чтобы на солнце с блеском засверкать,
Маркиза, помнится, пожертвовала «бабки»
На школу и великий Бонапарт
Ее закончил. Слава блядству,
Когда оно на пользу государству.

***
С тех пор, как райские покинули мы кущи,
Где был Адам единственный мужик,
Теперь их много выбирай из гущи,
Для некоторых выбор не велик,
И я маркиза, как и ты на лучших
Расходовать хочу кровь, плоть и стих,
Пока еще рифмованною чушью трепещет
Непослушный мой язык,
Который, кстати, поцелуй французский
Превыше ценит азбук русских
И прочих поэтических музык,
И в этом есть своеобразный шик,
А может настоящее искусство,
Которое не почерпнуть из книг.

***
Принцесса полюбила Трубадура.
Шампанское в бокалы разольем,
Маркиза, вот губа ни дура,
Себе иное возжелала бытие.
И скажет кто-то: «Ты, маркиза, YO!
Ты клёвая чувиха, Помпадура!
И мировая (ё-маё) культура
Твой след хранит». А потому «adie»
Не говорю. Маркиза, кто-ты, чадо
Своей эпохи или же исчадье?
И следуя примерам твоим чаще,
Чем кто другой, я буду беспощадной
В суждениях, душе сказав пропащей:
«Оставь надежду, всяк в меня входящий!»
?



Части света

***
Ласкало солнце золотой Олимп,
И так же будет освещать Голгофу…
Я — мудрая, я — древняя Европа,
Возьми в ладони горсть моей земли,
А в легкие возьми немного неба.
Стареет мир, летит за веком век,
И тридцать сребреников превратились в чек,
И только очи бога-человека
Все так же молоды, и грустно смотрят вниз
На копошащийся безумный муравейник…
А надо мною пролетали ведьмы
И надо мною мессеры неслись…
Я вся в крови. И нет забав других,
И вновь хорваты убивают сербов,
И я к тебе была бы милосердней,
Но это роскошь лишь для молодых!

***
Я – Азия, я – Азия твоя,
Загадочнее сказок Рамаяны,
Мои ступни ласкают океаны,
Ночь, выкипая, льется за края…
Алмазы звезд, одежды все в пыли,
Как бригантины движутся верблюды,
И мирно дремлют маленькие Будды,
Их души оторвались от земли…
Не сможешь ты понять мою тоску,
Без цели, без начала, без исхода,
Моя слеза подобна капле меда,
Слижи ее с остроконечных скул.

***
Все жду тебя, который год подряд,
Как подобает верной Пенелопе…
Какая ночь! Пожалуй, как в Европе.
И Одиссей, ну чем же не Синдбад?
Луна ползет, как изумрудный жук,
И держит сон в своих когтистых лапах,
Соединив в себе Восток и Запад,
Бескрайнею Евразией лежу!

***
Я – Африка, я жарче чем болит,
Чем самый раскаленный астероид,
Я с детства знала, что такое горе,
Хотя уже ни что и не болит.
Песок скрипит, как сахар, на зубах,
Моя Сахара — тяжкий крест на плечи,
Здесь каждая песчинка знает вечность…
Я сильная, но, все-таки, слаба!
А ты мой вождь! Мой смелый, юный вождь,
Послушай, как шаман стучит в свой бубен.
Пусть черные, запекшиеся губы
Давно забыли это слово — «дождь»,
Но он придет, как все приходит, в срок,
Так говорила мне еще праматерь…
На талии моей дрожит экватор,
Как из змеиной кожи поясок!

***
Давай продолжим странную игру.
Ты — демон мой, а может быть ты — ангел!?
Не избежать закона бумеранга,
Не спрятаться, нам в сумке кенгуру, —
Все возвратится на круги свои,
Напрасно мы свободу выбирали!
Мы – узники, мы узники Австралий
В бесчисленных колониях любви,
И глупый кролик, маленький зверек,
Тебе и мне перебежал дорогу.
Мы расплодились и теперь нас много,
А, впрочем, так и завещал нам Бог!

***
Теперь свободна, можно все забыть,
Уйти, как подобает, по-английски…
И Монну Лизу с Монникой Левински
Наверно, что-то, все-таки роднит,
А что же нас с тобой роднит, мой друг,
Что ты искал, вступая на мой берег,
Своей мечте, до исступленья, верен.
Я – псевдоИндия, куда твой легкий дух
Еще стремится… Зданья бизнес центра,
Как мы с тобой, исчезли в один миг,
Остались лишь в гробницах толстых книг,
Как призрачные знаки пост-модерна.
А может быть, мы, все-таки, с тобой
Свободные и бешенные птицы,
Пронзающие тело web-страницы,
Два боинга, летящих на убой!
Как просто все, для тех кто зол и глуп.
Я глупая, порою до истерик,
Но знаю я, что не было б Америк,
Без Индии, к которой плыл Колумб!

***
Я — Антарктида, белый Андрогин,
И тени на лице былых эмоций,
Во мне давно твое заснуло солнце,
И лишь ленивый, ласковый пингвин,
В классическом, блестящем, черном фраке,
Он тайну знает: глубоко внутри
Во мне поют баллады соловьи
И расцветают огненные маки.
И если растопить все эти льды,
Мир захлебнется в бесконечной луже.
Я думала, что мне никто не нужен,
Но, видимо, мне нужен ТОЛЬКО ТЫ!



Эпицентр

***
Жизнь бесценна.
Ты глядишь сквозь
прицел,
взгляд светел
и цепок,
ты выбираешь цель.
Ты – эпицентр
Смерти.

***
Если бы я была камикадзе,
маленькой летчицей,
желтой и узкоглазой,
на крыльях своих одиночеств
мы бы столкнулись
и нам показалось:
мы снимся
друг другу
и ныне и присно.

***
Губы
твои бешенные
и грубые,
/не стерпеть/,
порою нежные
и чуткие,
но всегда неизбежные,
как смерть!

***
Ты думал, меня нет,
бродил по улицам,
переходил дорогу на красный свет,
смотрел, как целуются,
был спокоен
и равнодушен,
но на подушке
волос моих прядь,
словно в ракушечнике
отпечаток ракушки,
жившей миллион лет
назад.

***
Цвели абрикосы,
солнце
падало на песок,
осы,
облаком жаркоголосым,
атаковали цветок.
Тело мое соты.
Тело мое мед.
Тело мое соткано
из тех кто был в нем!

***
Он выбирает цель,
маленький цепкий.
Ныне и присно
Моя яйцеклетка –
эпицентр
Жизни!