Сонеты о маркизе

1
Как модница в прикиде haut cuture
Я не могу не вспомнить словом тёплым
В размере поэтического трёпа
Прекрасную маркизу Помпадур,
Одну из самых знаменитых курв,
Которыми прославилась Европа,
Наверное ещё с времен Эзопа.
В наш чёрствый век не ценится гламур
Во всем его великолепьи, всё же,
Мне кажется, читатель, ты не чужд
Не меркнущему: «Après nous déluge» *–
Девизу современной молодёжи,
А по сему и восклицать не гоже:
«О времена! О нравы! И о Боже!»

*В оригинале это выражение пишется как «Après nous le déluge», да простит мне читатель столь вольное обращение с франузской грамматикой. Выражение переводится дословно как «После нас хоть потоп» и принадлежит маркизе де Помпадур. Фраза фаворитки стала олицетворением губительной расточительности финансовой политики Людовика XV. Читать полностью

Части света

***
Ласкало солнце золотой Олимп,
И так же будет освещать Голгофу…
Я — мудрая, я — древняя Европа,
Возьми в ладони горсть моей земли,
А в легкие возьми немного неба.
Стареет мир, летит за веком век,
И тридцать сребреников превратились в чек,
И только очи бога-человека
Все так же молоды, и грустно смотрят вниз
На копошащийся безумный муравейник…
А надо мною пролетали ведьмы
И надо мною мессеры неслись…
Я вся в крови. И нет забав других,
И вновь хорваты убивают сербов,
И я к тебе была бы милосердней,
Но это роскошь лишь для молодых!

***
Я – Азия, я – Азия твоя,
Загадочнее сказок Рамаяны,
Мои ступни ласкают океаны,
Ночь, выкипая, льется за края…
Алмазы звезд, одежды все в пыли,
Как бригантины движутся верблюды,
И мирно дремлют маленькие Будды,
Их души оторвались от земли…
Не сможешь ты понять мою тоску,
Без цели, без начала, без исхода,
Моя слеза подобна капле меда,
Слижи ее с остроконечных скул.

***
Все жду тебя, который год подряд,
Как подобает верной Пенелопе…
Какая ночь! Пожалуй, как в Европе.
И Одиссей, ну чем же не Синдбад?
Луна ползет, как изумрудный жук,
И держит сон в своих когтистых лапах,
Соединив в себе Восток и Запад,
Бескрайнею Евразией лежу!

***
Я – Африка, я жарче чем болит,
Чем самый раскаленный астероид,
Я с детства знала, что такое горе,
Хотя уже ни что и не болит.
Песок скрипит, как сахар, на зубах,
Моя Сахара — тяжкий крест на плечи,
Здесь каждая песчинка знает вечность…
Я сильная, но, все-таки, слаба!
А ты мой вождь! Мой смелый, юный вождь,
Послушай, как шаман стучит в свой бубен.
Пусть черные, запекшиеся губы
Давно забыли это слово — «дождь»,
Но он придет, как все приходит, в срок,
Так говорила мне еще праматерь…
На талии моей дрожит экватор,
Как из змеиной кожи поясок!

***
Давай продолжим странную игру.
Ты — демон мой, а может быть ты — ангел!?
Не избежать закона бумеранга,
Не спрятаться, нам в сумке кенгуру, —
Все возвратится на круги свои,
Напрасно мы свободу выбирали!
Мы – узники, мы узники Австралий
В бесчисленных колониях любви,
И глупый кролик, маленький зверек,
Тебе и мне перебежал дорогу.
Мы расплодились и теперь нас много,
А, впрочем, так и завещал нам Бог!

***
Теперь свободна, можно все забыть,
Уйти, как подобает, по-английски…
И Монну Лизу с Монникой Левински
Наверно, что-то, все-таки роднит,
А что же нас с тобой роднит, мой друг,
Что ты искал, вступая на мой берег,
Своей мечте, до исступленья, верен.
Я – псевдоИндия, куда твой легкий дух
Еще стремится… Зданья бизнес центра,
Как мы с тобой, исчезли в один миг,
Остались лишь в гробницах толстых книг,
Как призрачные знаки пост-модерна.
А может быть, мы, все-таки, с тобой
Свободные и бешенные птицы,
Пронзающие тело web-страницы,
Два боинга, летящих на убой!
Как просто все, для тех кто зол и глуп.
Я глупая, порою до истерик,
Но знаю я, что не было б Америк,
Без Индии, к которой плыл Колумб!

***
Я — Антарктида, белый Андрогин,
И тени на лице былых эмоций,
Во мне давно твое заснуло солнце,
И лишь ленивый, ласковый пингвин,
В классическом, блестящем, черном фраке,
Он тайну знает: глубоко внутри
Во мне поют баллады соловьи
И расцветают огненные маки.
И если растопить все эти льды,
Мир захлебнется в бесконечной луже.
Я думала, что мне никто не нужен,
Но, видимо, мне нужен ТОЛЬКО ТЫ!

Эпицентр

***
Жизнь бесценна.
Ты глядишь сквозь
прицел,
взгляд светел
и цепок,
ты выбираешь цель.
Ты – эпицентр
Смерти.

***
Если бы я была камикадзе,
маленькой летчицей,
желтой и узкоглазой,
на крыльях своих одиночеств
мы бы столкнулись
и нам показалось:
мы снимся
друг другу
и ныне и присно.

***
Губы
твои бешенные
и грубые,
/не стерпеть/,
порою нежные
и чуткие,
но всегда неизбежные,
как смерть!

***
Ты думал, меня нет,
бродил по улицам,
переходил дорогу на красный свет,
смотрел, как целуются,
был спокоен
и равнодушен,
но на подушке
волос моих прядь,
словно в ракушечнике
отпечаток ракушки,
жившей миллион лет
назад.

***
Цвели абрикосы,
солнце
падало на песок,
осы,
облаком жаркоголосым,
атаковали цветок.
Тело мое соты.
Тело мое мед.
Тело мое соткано
из тех кто был в нем!

***
Он выбирает цель,
маленький цепкий.
Ныне и присно
Моя яйцеклетка –
эпицентр
Жизни!