Память так ненадёжна

***
Память так ненадёжна,
Будто хлипкий мосток через речку,
Будто хрупкий мосток через речку,
По которому можно
На ту сторону в детство,
На ту сторону в вечность.

Я тебя вспоминаю:
Улыбку, руки и голос,
Его тембр, его нежность, слова…
А слова уже стёрлись.
Я тебя сочиняю,
Как дивную сказку, как песню,
Я тебя созидаю,
И ты, будто Феникс, воскреснешь
Из золы и из пепла
Пожарищ, сжирающих судьбы,
Из того, что тогда не сумела
Сберечь в суете многолюдной.
Я тебя забываю,
Чтобы снова и снова придумать,
Я тебя забываю,
Но уже никогда не забуду.

Память так ненадежна,
Будто хлипкий мосток на тот берег,
Будто хрупкий мосток на тот берег,
Что уже называется прошлым,
И путь к нему мною потерян.

Фото Светланы Кадышевой
Фото Светланы Кадышевой

Абрикосовая рапсодия

В Луганске абрикосопад:
На землю жаркую летят
Плоды оранжевого лета,
И кружат осы в волнах света
И ненавязчиво жужжат.

Медово-сладкий брызжет сок,
Стекает вниз по тонким пальцам,
Но невозможно оторваться,
Плод бархатист, плод краснощек,

И я впиваюсь в абрикос
Губами, теплыми от жажды,
Как будто бы целуюсь жадно
Я с солнцем
Взасос.

И сделав косточкой плевок,
Как «па» смешного данс макабра,
Надеюсь в мае зацветет
Вновь поцелуй мой плотоядный.

На нитке

***
Нитка, держащая душу в теле,
Натягивается и чуть не рвется,
Душа, как шар наполненный гелием,
Просится к солнцу.
И глядит, распахнув глаза,
Жизнь — смеющаяся девчонка,
Пигалица, егоза,
В небо. А в пальцах тонких
Нитка просится — отпусти,
Просто раскрой ладошку.
Смерти нет. Есть полет. Смотри
Шар удаляется и превращается в точку.

Аурум

Липа осыпается золотым песком –
Аурум-Аурум-Аурум.
Волной аромата уносит меня далеко,
На самое дно
Памяти,
Когда только в мареве
Проступали черты маминого
Лица и вкус ее молока, сладкого-сладкого,
Наполнял меня.

Старая Липа, как Царь Мидас,
Принявший дар
Диониса,
Золотит мне лицо и ресницы,
А Верхушка ее в облаках
Золотого касается диска.

Я под сенью ее,
Среди пчел медоносных,
Припавших к нектару, –
Распускается сердце цветком
Алым-алым.

Под золотым саркофагом,
Как под маской Тутатхамона, –
Душа оживает,
Влекомая
Светом июньского полдня
И памятью сердца,
Еще не познавшего опыт,
А только любовь.

Аурум-Аурум-Аурум!

7 июня 2013

Босоножка (песенка)

1 куплет:
У избы на курьих ножках
Потерялись босоножки,
Босиком теперь избушка
Шлепает по лужам.

Припев:
“Босо-босо-босоножка, —
Обзывает Бабка-Ежка. —
Отдала б тебе калошки,
Да, дырявые немножко”.
“Босо-босо-босолапка. —
Так зовет избушку бабка. —
Отдала бы валенки,
Да, они в заплатках”.

2 куплет:
Горько плакала избушка:
“Насмехается старушка.
Босиком ходить не хочется,
Ведь трава ужасно колется”

3 куплет:
У избушки был дружок
Милый домик Теремок,
Он принес избушке туфли
И у каждой каблучок.

Сонеты о Деве

396px-Joan_of_arc_miniature_graded

1
Сказала музе я своей горластой,
Не тех красавиц надо прославлять,
Которые для подвигов кровать
Избрали, и о Деве Орлеанской
Она мне сразу принялась шептать.
Её рассказ, живой и страстный,
Я привожу здесь, всё-таки с опаской
Тебя, читатель, разочаровать.
Мой лёгкий стих, давно не пуританский,
Сегодня мне придётся обуздать,
Чтоб Жанной Дарк на миг единый стать,
А после снова Е. Заславской.
Для этого не нужно ничего,
Лишь голос. Слышите его? Читать полностью

По ту\эту сторону ЧК

По ту сторону ЧК
Вглядываюсь в черный квадрат окна,
Вижу бездну, в которой не видно дна,
Супрематичные звезды касаются лба,
Я шевелю губами, шепчу слова.

Этот звездный венец, как цветущий тёрн,
Рожденный от боли, рождает боль,
Для меня значит быть — это быть с тобой.
Кто ты, бездна? Имя своё открой.

А цветущий тёрн корнем в сердце недр,
А верхушкой тёрн в центр небесных сфер,
И стоит вопрос, а ответа нет:
Как твое имя, бездна? И клином свет?

Или клином тьма?
Не нахожу ответа, схожу с ума,
Нужно выйти за рамки тела, сознания, или окна,
За рамки квадрата, в котором заключена

Разгадка, ответ на вопрос.
И остается взглянуть в лицо черной бездне, встать во весь рост,
Смешать этот космос с маслом
И нанести на холст.

600px-Чёрный_квадрат._1929._ГТГ

 

 

 

 

 

 

 

 

По эту сторону ЧК

Вглядываюсь в черный квадрат — айпад,
Сейчас я коснусь его и пойдет игра,
У героя в запасе жизнь, но она одна.
Герой ищет смысл, стоит у окна.

Это только иллюзия, фата-моргана, мираж,
Чистая ложь превращенная в блажь,
19-й век, 20-й, а может наш, не важно,
Герой готов совершить оммаж,

Но перед этим хочет узнать: кто я?
Вопрос, что он сводит его с ума,
Он видит свое отражение в раме окна,
Хочешь увидеть бездну? Тогда загляни в себя.

Каждый из нас играет и создает свой мир,
У героя есть краска и холст, и
Зовут его Казимир.

Истина –это просто. Знаешь – изобрази.

Душа-разлетайка

Эх, душа моя — разлетайка,
Какая же ты лентяйка,
Какая же ты недотёпа,
Взять бы тебя отшлёпать,
Встряхнуть бы тебя за шкирку,
Устроить большую стирку —
Виси себе на прищепках,
Смотри в голубое небко.

Горше полыни

Фото Светланы Кадышевой
Фото Светланы Кадышевой

Горше полыни,
Что зовется у нас чернобылом,
Память о тех, кто сгинул
Во имя страшного слова Чернобыль,
Казалось, что боль утихнет,
Но раны еще не закрылись,
И с каждым годом все больше,
Тех, кто в небо уходит.

В шахте сердца (в моем макабрическом духе)

В шахте сердца, моего,
Знает только добрый Шубин,
Под завалом, глубоко,
Тот, о ком, лучше не думать,
Потому что, будет боль,
Потому что, будет жажда
Запалить опять огонь,
Нестерпимый, настоящий,
Чтоб не только обогреть,
А искриться и обжечься,
Не бояться умереть,
Под завалом в шахте сердца.