Марсий, вызови Феба!

Я не люблю объяснять стихи. Мне всегда кажется, что текст содержит всю информацию, необходимую читателю, ну, или не информацию, а магическую формулу, произнеся которую читатель либо перенесется в пространстве и времени в прошлое, заглянет в будущее, или же  опираясь на собственный опыт сможет пережить то, что чувствовала я в момент написания стиха.

Но это стихотворение особенное! Оно не только о творчестве  и любви в широком смысле, оно  имеет в основе вполне конкретную жизненную ситуацию (когда б вы знали, из какого сора….).

Надеюсь, адресат не поймет буквально сие сочинение, не воспримет его, как руководство к действию,  а лишь как попытку объяснить, что я чувствую. К сожалению, я вынуждена сделать эту приписку, чтобы оставить ситуацию в русле литературного сюжета, а не в жизненном коридоре возможностей.  Теги не ставлю. Герои сами себя узнают.

И еще, я думала проиллюстрировать стихотворение одной известной картиной, но этот текст сам по себе своеобразный экфрасис. Кто угадает о какой картине речь?

Марсий, вызови Феба!

Марсий, того ли ты вызывал
Ристаться на флейтах?!
Бога вызови моего —
Прекрасного Феба!

Он требует полной самоотдачи,
Чтобы не чуя почвы,
Под сбитыми в кровь ногами,
Днем ли темною ночью
Дойти до предела,
До края!
Марсий, вызови Феба!

Он требует полного отреченья,
Чтобы не зная страха,
Стыда за несовершенство
Забрезжилось под рубахой
Свечение
Сердца!
Марсий, вызови Феба!

Он требует полного возгоранья,
Ты осознаешь не сразу,
Что можно выйти за рамки
Только
На пике экстаза!
Марсий!
Вызови Феба!

Он требует полного поклоненья,
Но все же будь ему равным,
Попробуй коснуться неба,
Воплем своей гортани,
Стань продолжением флейты!
Марсий!
Вызови Феба!

Может тогда поймешь ты
Скудным умом сатира,
Как вытащит нож он из ножен:

С ним я
Словно без кожи,
Совсем без кожи,
Чувствую красоту и уродство
Этого мира!

Марсий, вызови Феба!

 

 

 

Долететь до Солнца

После паденья колени сбиты до крови,
Сломаны крылья, и хочется умереть,
Тому, кто помочь подходит,
Я отвечаю: Сори,
Я в полном порядке. В полном.
Не надо меня жалеть.
И это вовсе не слезы, и это не крылья вовсе,
И я могу улыбаться, и добреду домой,
Не больно, совсем не больно, просто
Не долетела до Солнца.
Но стоит стараться. Стоит!
Иначе, зачем живем!?

Останній листок

Спочатку ти відчуваєш подив,
Що все скінчається так раптово,
І кров гаряча стікає
Горлом,
І біль обіймає,
А потім
Холод.
Хребетний стовп
Твій,
Неначе стовбур,
Всихає.
Не буде плоду,
Ні груш, ні глоду,
Ні сина, ні доньки.
Останній листок твій  –
Лист похоронки
Зронили материні долоні.

Необходимость

В недрах города, где все продается
и все покупается,
где птицы в клетках,
цветы в оранжереях,
голоса в телефонах,
родилась моя надоба в тебе,
даже не надоба, а нужда,
даже не нужда, а необходимость,
острая и неудобная,
как все запретное,
болезненная и стыдная,
как все запретное,
мучительная и манящая,
как все запретное.
И я сдалась.
Стальные поезда несутся по цветным веткам метро,
люди, опутанные проводами, глядят в экраны,
а я представляю,
как птицы покидают клетки,
как цветы прорастают сквозь преграды,
как голоса вырываются на свободу.
И в бесконечном вавилонском шуме
я стараюсь расслышать твой голос.

Желание

Ночь.
Несмолкаемый звон сверчков.
И всё что хочу я: упасть ничком,
уткнувшись в твоё плечо
и ощущать, как дыханье твоё горячо,
и ещё,
как губы твои горячи,
и как сердце твоё стучит.

Август раскинул небесный щит,
падают звёзды, и Бог не спит,
ловит, как бабочек, их сачком,
беда обернулась серым волчком
и за бочок ухватить норовит.

Милый, мой милый,
приспи меня,
до наступления нового дня,
песенку спой, поцелуй, приголубь,
я не могу без тебя уснуть.

Сон

По листьям винограда
утром
стекал, струился свет,
и занавеска надувалась будто
парус,
и комната кренилась и качалась
во сне.

Мне снился ты, взъерошенный и тёплый,
мне снился ты, и близкий, и родной,
как будто мы в одной пустились лодке
куда-то далеко и всё плывём…

Но луч как поцелуй обжёг ресницы,
и голуби присели на карниз
и так шумели, будто письма
твои мне принесли. И нет границ

меж сном явью,
и одеяло вспененной волной
ласкает,
словно вплавь я
с тобой.

Но новый день предстал, как новый берег.
И схлынули, как воды, грёзы сна.
И я смотрела в утреннее небо
одна.

Владислав Буданов «Бокс. Бой Витязя»

Друзья, как я писала вчера, мне довелось стать рецензентом двух дипломных работ студентов кафедры художественной фотографии Академии Матусовского. Вчера я выложила фотопроект Марины Кондратовой «История одной Куколки», а сегодня поглядите на прекрасный спортивный репортаж Владислава Буданова «Бокс. Бой Витязя».

Спорт дарит фотографу множество возможностей для запечатления драматических моментов, колоритных образов, ярких незабываемых событий.
По сути, спортивная фотография вызывает у зрителя желание сопереживать, разделить эмоции с участниками соревнований и болельщиками, снова и снова пережить захватывающий момент состязания и сохранить в памяти детали, на которые ранее не обращал внимания.
Серия фоторабот Владислава Буданова «Бокс. Бой Витязя» изображает большое боксерское шоу. Это фоторепортаж боя российского 35-летнего боксера-профессионала, выступающего в тяжелой весовой категории Александра Поветкина по прозвищу Русский витязь с боксером Карлосом Такамом по прозвищу Staf, обладателем титула WBC Silver в супертяжелом весе.
Бокс — это движение, и фотограф вынужден работать с быстро движущимися объектами. Несмотря на это, у Буданова получилась ясная и резкая картинка. Стоит закрыть глаза, и кажется, герои фото придут в движение, и Поветкин нанесет свой тяжелый удар. На других фото мы видим, что Русский витязь может не только наносить удары, но и принимать их. Хорошие динамичные снимки передают накал боя.
Фотограф правильно выбрал точку съемки, благодаря чему мы можем наблюдать острые моменты боя. Размытые трибуны на заднем плане служат отличным фоном и выгодно подчеркивают детализацию композиционно значимого центра.
Буданов старался по возможности избегать штампов и находить свои, оригинальные точки съемок. Дипломный проект выполнен на высоком техническом уровне. И самое главное, фотографу удалось передать напряжение поединка, во время которого оба бойца боксировали на пределе своих возможностей, и показать чем завершилось это шоу, когда в 10-м раунде Русский Витязь Александр Поветкин отправил камерунца Такама в жесткий нокаут! Читать полностью

Марина Кондратова «История одной Куколки»

Друзья, в Академии Матусовского, в которой я работаю, завершились открытые экзамены. Я побывала на многих в основном в качестве журналиста. Но по просьбе Надежды Гончарук, выступила рецензентом двух дипломных работ студентов кафедры художественной фотографии. Хочу с вами поделиться увиденным.

Серия фотоиллюстраций к авторской сказке «История одной Куколки»

Предтечей фотоиллюстрации как жанра был фотоочерк или фоторепортаж, когда каждая фотография должна была дать читателю зримый образ на момент чтения статьи. У серии фотографий гораздо больше возможности произвести на зрителя впечатление, чем у единичной фотографии. И Марина Кондратова воспользовалась этими возможностями в фотоиллюстрациях к «Истории одной куколки».
Каждая фотография переносит нас в сказочный мир, главная героиня которого —кукла. На фото мы видим эту фарфоровую матовость детского личика, говорящие нам об умении фотографа с помощью ретуши придать живому лицу кукольную красоту и неподвижность.
Хорошо выстроенные по свету фотоснимки передают волшебную атмосферу детства, которое ускользает. А присутствующие на фотографиях фонарики на заднем фоне, выступают аллюзией света памяти, в лучах которой детские воспоминания оживают и привносят в нашу жизнь тепло и радость.
Добрая философская сказка о безвозвратно ушедшем детстве и об уникальной возможности пережить и прочувствовать его снова, проиллюстрирована нежными, светлыми, теплыми фотографиями, немного печальными, как наши детские воспоминания.
Композиционно работа выполнена на высоком уровне. Идея раскрыта. Ведь подобно тому, как в каждой куколке таится бабочка, так и каждом из нас таится наше детство, наши мечты, которые если не сбылись у нас, то сбудутся у наших детей. И эту мысль отлично иллюстрируют фотоработы Марины Кондратовой.
Каждая фотография серии выступают как часть сказки, из которых и складывается фотоистория длиною в жизнь.
Читать полностью