Счастливые глаза

Счастливые глаза нельзя забыть.
Они горят, искрятся и тревожат,
Так не похожи на холодных рыб
На постных лицах встреченных прохожих.
Они волнуют, отражая мир
Как светлый дар, благословенье божье.
Мои глаза светились счастье тоже,
Совсем недолго. Незабвенный миг,
Казавшийся мне раньше невозможным:
Ты отразился в них!

Звезда

По небу катится падучая звезда.
— Загадывай желание скорее!
Шепчу ей то, о чем сказать не смею
Тебе глаза в глаза:
Любимый мой,
Будь счастлив, будь любим…
Любим не мною,
Счастлив не со мною.
Моя любовь приносит только горе
И пусть она достанется другим.
Но как его забыть, скажи, звезда?!
И как мне жить, забыв про нашу встречу?
А мне звезда сказала: Никогда
И упорхнула в вечность.

Когда-нибудь тебя я разлюблю

Когда-нибудь тебя я разлюблю.
Когда-нибудь и ты меня разлюбишь,
И на прощанье в губы поцелуешь:
«Большое плаванье, большому кораблю».
Пусть будет так. И я тогда уйду.
Пусть будет так. Уйду, тебе поверив,
Сама поверив в то, что не люблю.
А как понять? Какою мерой мерить?
И будут мне открыты все моря.
И будут мне открыты все пределы,
Чтобы однажды я понять смогла,
Как без любви душа осиротела.
Какой же маленькой окажется земля.
Мы долго плавали, не чуя под ногами
Ее. Скажи, ты ждешь меня?
Всем кораблям ночами снится гавань.

Новая заря

НОВАЯ ЗАРЯ

Душа моя, о чём ты плачешь?
О ком ты плачешь и болишь,
Не веря, что убитый мальчик –
Убийца, нацик и фашист?

Что нет ни правды и ни кривды,
Есть только ярость и покой,
И все забудутся молитвы,
И были порастут быльём,

Колючие степные ветры,
Свидетели ночных атак,
Как прежде отпоют отпетых
Сорвиголов и забияк,

И ты исчезнешь в тёмной бездне,
Погаснет тонкая свеча.
Зачем же ты слагаешь песни,
Болишь, светла и горяча?

Зачем заранее прощаешь
Всех каинов, проливших кровь?
Так общей болью причащаясь,
Ты узнаёшь, что есть любовь.

И ею как щитом хранима
Вся наша русская земля
Уходит ночь. Над Третьим Римом
Восходит новая заря.
2017

Сильнее солнца

Заплачут вдовы чернобровы,
Заплачут матери навзрыд:
Сынам их наши терриконы
Явили огненный язык.

Лишь солнце спряталось за конус
И проступил их тёмный лик
Наш постиндустриальный космос
Из гулкой пустоты возник.

Встал на руинах девяностых,
Из тьмы фабричных базилик
И новый воплотился логос
В звук позывных.

Вот ополченец в полный рост
Встаёт и достаёт до звёзд,
Он как Апостол Новоросский
Средь грёз и гроз.

И вечный дух противоборства
Сияет в нём сильнее солнца.

2017. Итоги.

Самый лучшие моменты года — это…

*Бежать по Маросейке весной.

*Московские ураганы. Заносит, и не известно, где приземлишься. А как же иначе, ведь «стихи существуют, чтобы презреть гравитацию»!

*Встреча с друзьями в подвале клуба «Ордынка». Ведьмино зелье от Ольги Старушко и много поэзии.

*Танцы до упада и песни на репетиционной базе Зверобоев «Пилигрим».

* Димкины цветы: розы величиной с человеческое сердце и нежные тюльпаны.

*Ехать ночью по Москве и слушать радио «Орфей».

*Побывать в гостях у Шурави.

*С Настей и Иваном бродить по музеям и обсуждать бутылки Моранди.

*Мое гнездышко на Щелчке. Олины книги.

*Наш творческий марафон со Зверобоями в Луганске и Донецке: квартирник, выступление на Театральной площади на 9 мая, у нас в Академии, на передовой в батальоне Захара Прилепина.

*Слушать, как Алешка поет под гитару на Большом Донбассе.

*Есть виноград с Сашей Сигидой.

*Кирилл, Петя+Киев: Наташка и Настя

* Традиционные посиделки у Карбаня с вином и стихами.

* Сдать номер «Камертона» в типографию.

* Блуждать под дождем и листопадом, выгуливая Угля и наигрывая на губной гармошке.

*Лететь на гироскутере, после того, как завела Дару в школу.

*Кататься с Дарой на велике и петь песни.

* Пить у Нины чай, обсуждать ее дисер, смотреть кино.

*Дурачиться с Углем.

Что меня особенно вдохновляло в этом году?
Любовь и война.

 Главная новость года.

Бабушка ушла от нас.

 Какой тост я чаще всего произносила?
За нас, за вас и за Донбасс!

 На чьей свадьбе я гуляла?
И в этом году не гуляла на свадьбе.

 Какая средняя зарплата у меня была в этом году?
5000 ) опять же были бонусы

Пир

***
На кремовой поверхности коржа
пишу пером: «Любовь пребудет вечно»,
но буквы расплывутся дрожа
и скоро мы съедим его беспечно.
И будет пир!
Мы преломляем торт!
Мир в 20 лет прекрасен, светел, ясен.
И ты не веришь в то, что все пройдёт.
И в этом есть трагедия и счастье.

Ураган

Вновь над Москвой бушует ураган
и ты меня так сильно обнимаешь,
как будто знаешь,
скоро потеряешь,
как будто шепчешь тихо: «не отдам»,
и я читаю по твоим губам
прерывистое пьяное дыханье.
Какое наважденье-наказанье
досталось нам.
И бьются ветки в мокрое окно,
и зеркала нас отражают в рамах,
твой черный кот суров как далай-лама,
мурлычит «мяу-ом»,
и бьется сердце о грудную клеть,
колотится как раненая птица,
и если б я могла сказала б «нет».
Нет, лучше умереть,
чем нам не сбыться.
Настанет утро. Сигаретный дым
осядет в волосах и складках платья
и скоро мы дыхания и объятья
другим, чужим, ненужным раздадим.
Май. От сирени закипает сад.
Мир от озона легок и прозрачен.
А то что было – ничего не значит.
То над Москвой пронесся ураган.

Песнь печали

Дорогой моей, несравненной Нине Сергеевне посвящаю.

Такая усталость,
что небо, казалось,
распалось
на тысячу звезд.
И вдруг они все потерялись.
Но что-то осталось,
хоть что-то осталось? –
Ответь на вопрос!
Заря задержалась…
Лампадка, как завязь…
И жизнь оказалась
дорогою слез.

И в небе России
летает лишь Сирин.
А где ж Алконост?