Друиды

Мы снова вдвоём.
И луч солнца дрожит на ресницах.
Мы снова вдвоём,
В целом мире — одни.
Когда мы умрём,
В нашей кроне поселятся птицы,
И песни споют нам о том, как мы были людьми.

Мы будто друиды
Бредём по заросшему храму,
И слышим: дубы вековые и липы
Нам шепчут обрывки молитв.

Мы будто друиды
Бредём по заросшему парку,
Забытый людьми он
Печален и тих…

Всё осень.
И лёгкая поступь её смертоносна.
Всё осень.
Стекает закат на узорный ковёр.
Небосвод – кровосток.
А помнишь, весною
Бежал по сосудам моим кровеносным
Берёзовый сок?

Теперь же октябрь,
И в разгар умиранья
Израненным душам приют лишь один — листопад.
Но что там за гранью?
Признайся мне, что там за гранью?
Какие слова ты мне скажешь, любовник и брат?

Мы снова вдвоём.
И луч солнца дрожит на ресницах.
Мы снова вдвоём
Перед тем как расстаться опять.
Что если любовь —
Это только возможность сродниться?
Что если любовь —
Это только возможность продлиться
И не умирать?
2020

Время любить

Мы смотрели программу «Время»
По Первому.
Диктор сказала:
Время разбрасывать камни
И время собирать.
Нет. Нет. Нет.

Диктор сообщила, что
Весенний рекорд заболеваемости Ковид-19 превышен.
Вирус коварен.
И до сих пор не понятно,
Как он поведёт себя в организме.
Зато известно, что он поражает
Не только лёгкие, но и сердце.
Происходит тромбоз сосудов.
Страдает репродуктивная функция.

Второй сюжет был про пояс нестабильности.
Конфликты в Белоруссии, Карабахе, Кыргызтане
Продолжатся конфликтами
В Приднестровье и Грузии.
Ведь там приближаются выборы.
Пояс нестабильности
Окружает нашу любимую Родину.
Враги не дремлют,
А подбираются всё ближе.

Так, например,
Президент Америки
Отказался продлить договор
По разоружению.
И холодом атомной зимы повеяло.
И часы судного дня на сайте
Нью-йоркского университета
Уже показывают без пяти минут
До конца света.

А потом я заснула.
Но ты разбудил меня
Поцелуями.

И я подумала: какое счастье —
В разгар эпидемии,
В окружении пояса нестабильности,
За пять минут до Судного дня,
У нас все ещё есть время
любить.
2020

Русская дорожка

Таксист сказал: не пристёгивайся,
Когда я рукою ремень поправила,
И добавил: не верь, не проси и не бойся,
Это русская езда, детка. Ты знаешь правила!

И мы летели на бешеной скорости,
И Николай Угодник с иконки мне подмигивал
Будто говорил: наша жизнь сплошные условности,
На Бога надейся, но проверяй двигатель!

Русская дорожка — дурак да за баранкою.
Русская дорожка – по краю лети, не останавливайся.
Ты только дождись, дроля, свою хулиганку.
Протяни мне ремень безопасности!
2020

Крест и ветер

Мне приснилось на рассвете
Небо, звёзды и Луна,
Будто я на белом свете
Одинешенька-одна.

И стою я в голом поле,
Посреди него, как перст,
Посреди земной юдоли —
Толко я, да чей-то крест.

Чей же он? Кто мне ответит?
Деревянный и простой.
И сказал мне вольный ветер:
— Не узнала? Это твой!

— Стерлось имя, дат не видно,
Что ж останется, скажи?
— Только голос, друг мой ситный,
Что исходит из души.

Да растрёпанные вирши,
Что из клетки из грудной
Рвутся прочь, потом всё выше,
Чтоб смущать людской покой.

Я смотрю на звёзды эти,
В бездне без границ и дна,
И с тобою, вольный ветер,
Я навек обручена.

Мой жених меня не бросит,
Он подарит мне Луну.
Он уже на землю сбросил
С неба звёздочку одну.

2020

Вспышка

И такая взяла хандра,
Что хоть вой, хоть плачь,
Видно сердце вырвалось из нутра
И пустилось вскачь,
По горам, по долам,
По лугам с высокой травой,
Я осталась одна, на расправу ветрам
Да с расхристанною душой.

– Ты куда бежишь по горам-долам,
Сердце глупенькое моё?
– Прям к его ногам прибегу и там
Полыхну неземным огнём!
2020

Несказанная печаль

И слов несказанных
Тиски
Сдавили грудь,
Когда гудки
Казанского вокзала
Позвали в путь.
И ничего тебе я не сказала.

Так и уехала. А ты опять остался.
Ты тоже не сказал: со мною будь.
Как будто можно сердце обмануть!
Наш светлый мир на части распадался.

А поезд шёл
Сквозь синие леса
И вёз на крыше
Облако печали.
И раздавались чьи-то голоса,
Они мне что-то доброе шептали.

И ночь качала ласково вагон.
И говорила: почему не спится?
И чёрный чай носила проводница.
И я тихонько погрузилась в сон.

Но новый день мои развеет сны.
В нем ты и я. Мы связаны печалью.
Сильнее клятв и песен обручальных,
Когда слова уже и не важны.
2020

Когда ни слова…

Когда ни слова о любви,

А все о смерти. Все о смерти.

И мы с тобою визави

В холодном чистом лазарете.

Ты говоришь  — пришёл твой час,

Жаль не в бою, а на кровати…

А я твержу, что не сейчас

И пусть в небесном медсанбате

Ещё немного подождут

Тебя крылатые медбратья.

Я посижу ещё чуть-чуть

С тобой на краешке кровати.

Тепло руки. Шаги легки.

— Иди!

             Не поминайте лихом!

А что же там, в конце строки?

Там точка или свет звёзды?

И тихо-тихо…

2020

Одинокий колокол

Тополь – одинокий колокол
этого лета!
Шелестом – лёгким звоном
наполнил
своды
неба.

Поплачь обо мне,
потому что никто не плачет.
Я поэтесска, проказница и блудница.
Ветер сегодня неистовый и горячий.
И я разучилась молиться.

Ты знаешь, мой старый приятель, контрабандист и вояка,
растерял свою силу – смертельно болен.
Лежал под больничными белыми простынями
и тихо беззвучно плакал,
что рядом нет никого, кто волен
подарить ему злую пулю,
подарить золотой укол…
А я стою по среди июля.
Я и тополь-колокол.

Ночь над нами бездонна.
Стихли стихи и молитвы.
Я закрываю глаза и вижу: вот он
бежит по линии горизонта,
как по лезвию бритвы.
2020

Во сне я переплываю реку

Во сне я переплываю реку.
Спешу к тебе.
На берегу мы расстилаем плед
и пьём вино.
Болтаем о чем-то
неважном.
Я начинаю злиться:
Какого черта
ты ушёл и не дождался лета?!

Луганск окутан июльскими чарами.
Абрикосы падают и раскалываются от удара,
глядят в небо
маслянистыми карими очами.
А те что целые,
но мягкие от полуденного солнца
по вкусу как варенье.
Сколько света,
сколько тепла и красок!
Но ты ведь, знаешь,
в Луганске лето!

Во сне летом я переплываю Луганку.
А может это и не Луганка вовсе.
Во сне летом я переплываю Лету…
Мы пьём вино, заедаем хлебом
и смотрим
на
звёзды…

2020

Анна Семчишина «Линии тела»

В художественной фотографии, в отличие от документальной, по аналогии с художественным произведением или произведением изобразительного искусства, обязательна авторская оценка изображаемого. Идея – главная мысль любого художественного произведения, как раз и выражает отношение автора к снимаемому объекту или явлению.

Серия фоторабот Анны Семчишиной «Линии тела» воспевает красоту человеческого тела. При этом тело выступает как абстрактное понятие, без привязки к какой-либо личности. Для раскрытия этой темы Анна Семчишина решила объединить абстрактную и силуэтную фотографии и блестяще справилась с этой задачей. Читать полностью