Крест и ветер

Мне приснилось на рассвете
Небо, звёзды и Луна,
Будто я на белом свете
Одинешенька-одна.

И стою я в голом поле,
Посреди него, как перст,
Посреди земной юдоли —
Толко я, да чей-то крест.

Чей же он? Кто мне ответит?
Деревянный и простой.
И сказал мне вольный ветер:
— Не узнала? Это твой!

— Стерлось имя, дат не видно,
Что ж останется, скажи?
— Только голос, друг мой ситный,
Что исходит из души.

Да растрёпанные вирши,
Что из клетки из грудной
Рвутся прочь, потом всё выше,
Чтоб смущать людской покой.

Я смотрю на звёзды эти,
В бездне без границ и дна,
И с тобою, вольный ветер,
Я навек обручена.

Мой жених меня не бросит,
Он подарит мне Луну.
Он уже на землю сбросил
С неба звёздочку одну.

2020

Одинокий колокол

Тополь – одинокий колокол
этого лета!
Шелестом – лёгким звоном
наполнил
своды
неба.

Поплачь обо мне,
потому что никто не плачет.
Я поэтесска, проказница и блудница.
Ветер сегодня неистовый и горячий.
И я разучилась молиться.

Ты знаешь, мой старый приятель, контрабандист и вояка,
растерял свою силу – смертельно болен.
Лежал под больничными белыми простынями
и тихо беззвучно плакал,
что рядом нет никого, кто волен
подарить ему злую пулю,
подарить золотой укол…
А я стою по среди июля.
Я и тополь-колокол.

Ночь над нами бездонна.
Стихли стихи и молитвы.
Я закрываю глаза и вижу: вот он
бежит по линии горизонта,
как по лезвию бритвы.
2020

Во сне я переплываю реку

Во сне я переплываю реку.
Спешу к тебе.
На берегу мы расстилаем плед
и пьём вино.
Болтаем о чем-то
неважном.
Я начинаю злиться:
Какого черта
ты ушёл и не дождался лета?!

Луганск окутан июльскими чарами.
Абрикосы падают и раскалываются от удара,
глядят в небо
маслянистыми карими очами.
А те что целые,
но мягкие от полуденного солнца
по вкусу как варенье.
Сколько света,
сколько тепла и красок!
Но ты ведь, знаешь,
в Луганске лето!

Во сне летом я переплываю Луганку.
А может это и не Луганка вовсе.
Во сне летом я переплываю Лету…
Мы пьём вино, заедаем хлебом
и смотрим
на
звёзды…

2020

Небесная недостаточность

Как будто душа ударяет с разбега
О тонкие стенки грудной моей клетки,
И лоб рассечен, и разбиты коленки,
Но стены стоят. Прошибить эту стену
Пока не под силу смешной неумехе.

И смерть облизнёт пересохшие губы,
Заглянет на миг в раскаленное сердце,
И мимо пойдёт по обугленным судьбам,
По голым просторам моих экзистенций.

Ты слышишь, как рвётся сквозь стенки сосудов
На волю, на небо, из сердца и в вечность
Горячая песня — молитва о чуде:
С тобою хоть раз ещё здесь пересечься!

Вот так и бывает: твой друг умирает,
Но как-то, однажды, в предутренней мгле
Он в гости приходит, и дверь затворяет,
И над тобою лицо наклоняет,
И просит тихонько: побудь на земле.
2020

Улыбка

Бывает так: не выразить словами
Ни боль, ни тень ее, ни даже отголосок,
Тогда я улыбаюсь. Лишь губами. Глазами нет.
Легко и просто за улыбкой спрятать
Мне горькую беспомощность свою,
А может быть, я улыбаюсь потому,
Что у меня есть давняя привычка
Любой удар судьбы встречать улыбкой.
Не раскисать, не плакать, не роптать,
Записывая жалобные войсы,
Упоминая Яндекс кошелёк,
Мне даже и на рифму в общем пох…
Я щебетать могу как божья птаха!
Достаточно мне неба и звёзды.
Нет Солнца, подойдёт и Бетельгейзе.
Но сердце, человеческое сердце — вот тайна.
Так что оно такое —  горстка праха?
Иль дерзкий дух — сягающий мечты,
Не знающий покоя и пределов?!
Но ты-то, ты!
Ты знаешь как оно на самом деле!
Поэтому я улыбаюсь лишь тебе.
2020

Безответный зов

Вот слово падает в зияющую бездну,
летит, летит, летит, а дна все нет,
и мальчики смеются у подъезда,
а девочки хохочут им в ответ,
во мне ж такая тишина,  что слышно
свободного падения словес
гудение, и слышно, как ты дышишь,
во сне,  не здесь,
а где-то там на грани,
где сон и вечный сон,
и все что я могу сказать словами,
я говорю в бездон-
ный кос-
мос.

Не зная, когда и от кого
услышу я ответ.

2020

Твоё сердце

Наступает время потерь,

А я твержу —  не сейчас!

Эта ночь будто дикий зверь

Затаилась напасть на нас

И вонзить прямо в сердце клыки,

И пустить горячую кровь!

Я лечу. Мои рифмы легки.

Полетели, мой друг, со мной

На планету, где вьётся хмель,

А инжир полыхает огнём!

Но смеётся зубастый зверь.

И в зубах его сердце твоё.

2020

Весеннее. Пасхальное

Небо стало синим-синим
В миг единый после ливня,
Так умытое водою
Светит нам лицо родное.
Невозможно насмотреться.
Мир пасхальный. Мир весенний.
Открывается нам смертным
Божья правда Воскресенья.
Невозможно надышаться.
В каждом вдохе — жизни чудо.
Сколько счастья! Сколько счастья!
Я живу и вечно буду!
2020

Ничего не закончится

Ничего не закончится:
Ни бессонница, ни одиночество.
Лишь колеса кончаются.
Фонари все качаются.
И стоит одиноко
У аптеки мужчина похожий на Блока.
2020

На улице Греческой

Тихону Синицыну

На улице Греческой фикус в окне
И акварели на гладкой стене,
И среди красок размытых и линий
И песни цикад, и шептания пиний,
И сказки Синдбада про дальние страны,
И вкус винограда терпкий и странный,
И зинзивер необычная птица,
Что в частной тетради отныне гнездится,
И акварельной чуть сбивчивой речью
Хочу этот мир я навечно сберечь нам,
Ведь время как море —
Все смоет прибоем:
И Фикус, и птицу, и счастье, и горе —
Все сгинет в пучине неотвратимо.
Останутся только стихи и картины,
А может быть время погубит их также,
Останется Фата Моргана — мираж лишь.

2019, Крым