Архив метки: Гилберт Честертон



Поэзия – это мой корабль!

Что для меня поэзия? С течением времени ответ на этот вопрос меняется. Сейчас поэзия для меня – это способ познания мира и поиск своего места в нем. Это возможность с помощью гласных и согласных, с помощью дыхания и ритма рассказать о том, что и для меня является тайной, сказать люблю и сказать прости, сказать борись и сказать дерзай, зафиксировать в слове быстротечную красоту весеннего цвета и торжественность осеннего умирания, это возможность поиграть смыслами и рифмами, подразнить и развлечь, когда этого хочется. Поэзия это мой корабль, который несет меня по волнам жизни.

Бывает страшно «раскрываться» перед другими людьми, высказывая самое сокровенное, но по-другому я не могу, поэзия не терпит фальши, неискренности и самообмана.

Я решила воспользоваться возможностью и рассказать о тех случаях, когда читатели давали мне повод думать, что мои стихи находят отклик.

Так однажды после чтения поэмы «Про счастье» в педагогическом университете, я получила записку: «Ваши стихи вдохновили меня на создание семьи»!

«Единственное, что меня поддерживало на протяжении тяжелейшего месяца – были твои стихи» – признался мне мой друг, выйдя из психиатрической лечебницы.

«Пусть Дед Мороз принесет мне книгу Елены Заславской» – пожелала ученица школы №30. С этим заказом обратились к библиотекарю родители девочки. Мне же пришлось стать если не Дедом Морозом, то Снегурочкой.

Поэзия, и шире литература, меняет жизнь людей, и я к этому причастна.

Впрочем, теперь и меня воспринимают, через призму моих же текстов. Иногда очень неоднозначно.

Показательна история с шуточной поэтической перепиской, когда один поклонник прокомментировал мои стихи, а я ответила ему не жалея красок. История эта была раздута украинскими СМИ в настоящий скандал, а собратья по перу и сейчас подкалывают меня и называют «золотые уста Донбасса».

А вот история еще одного моего прозвища. Как известно, в местах лишения свободы, да и вообще в криминальном мире, есть неформальная иерархия, так называемые «масти». Как-то я вела переписку с одним «сидельцем», которого знала раньше по литературной тусовке. Я высылала ему книги и свои стихи. Однажды он написал, что читал мои стихи другим заключенным, и общество постановило, что я «бродяга в юбке». Не самая плохая каста, бродягами называют авантюристов, которые идут по жизни, играя.

Я читала стихи на воздушном шаре, в рубке капитана парохода «СССР», в модных галереях и в сомнительных квартирах, в барах и театрах, в Берлине, Лейпциге, Вене, Москве, Риге, Киеве и Львове. Но бывают особенные чтения и особенные публикации, воспоминания, о которых бережешь с трепетом.

Это сложно было назвать выступлением. Я читала стихи по телефону по громкой связи. Да, и аудитория моя была немногочисленна – всего несколько бойцов народного ополчения Донбасса с позывными Старый, Кадет, Добрый, Чех, Батя. Но находились они в этот момент под артиллерийским обстрелом, в полуразрушенном ДК в городе Славянске летом 2014 года.

У Гилберта Честертона есть эссе о трех человеческих типах: людях, поэтах и умниках. Он говорит, что поэты наказание для родных и благословение для человечества: «Поэты чувствуют, как люди, но выражают эти чувства так, что все видят их тонкость и сложность».

И я горжусь, что принадлежу к этому неугомонному племени поэтов, бродяг, «глотателей широт», «плывущих, чтобы плыть» и вас я приглашаю в это плавание.

С праздником, с Днем Поэзии, дорогие люди, умники и поэты!