Архив метки: культурный слой



Воз и ныне там

Бывший луганчанин Юрий Голик, советник председателя ОГА в Днепропетровской области, на своей странице в Facebook пишет: «Родину не выбирают. Родина в сердце каждого из нас. Десятки тысяч людей три года назад вынуждены были покинуть Луганск из-за своей проукраинский позиции. Все из них потеряли свои дома. Многие — друзей и родственников. В глазах людей в футболках «Луганск — это Украина» ответ на вопрос всех неадекватов, что такое Луганск и каким ему быть. Более 1 000 футболок мы купили и подарили за два месяца всем желающим. Бизнесмены, студенты, пенсионеры, спецназ, снайпера, губернатор, народные депутаты, учителя, медики, общественники и люди, провезшие футболки в сам Луганск. Луганск — это Украина. Жизнь разбросала — соберемся в FB», — пишет Юрий Голик, разместив соответствующие фото.

На этих траурных футболках не хватает одного слова «WAS»:

Луганськ — це Україна.
WAS!

Ждут-пождут, когда мечты станут реальностью, а уоз  и ныне там.

Откуда такая тоска?  Приезжайте! Живите! У нас и Гуманитарная программа по воссоединению народа Донбасса работает, и в Академии студенты из Украины учатся.

Но видать не этого хотят  бывшие земляки. Не вернуться хотят, а вернуть Луганск в лоно Украины. В какую Украину должен вернуться Луганск? В Украину над которой раскинулась педерастическая радуга вместо Арки дружбы народов, в которой  запрещены русские книги, в которой закрываются русскоязычные школы, и уничтожаются памятники ушедшей эпохи!

А что делать со всеми нами,  с теми,  кто не поддержал переворот, кто против национализма, разбушевавшегося в стране, против руссофобии и глумления над советским прошлым? Сжечь, как в Одессе 2 мая? В тюрьмы?

Не дождетесь!



Отголоски харьковских дебатов или почему так трудно говорить о важном

Теперь, когда прошло больше полугода после харьковских дебатов, я хочу сказать, что тогда мне казалось, что удалось хоть немного сдвинуть общественное мнение в сторону необходимости говорить о том, как жить дальше, что будет, когда война закончится, что объединяет людей.

Сергей Жадан в интервью журналу «Коридор» коснулся этой темы: «Так. І якщо згадувати про дебати з Оленою Заславською, то це була насправді доволі важка розмова. Це не був діалог друзів, яких роз’єднав незрозумілий фронт, і ось вони говорять так само, як три роки тому. Усе це було значно складніше, й ніхто не змінив своєї позиції. Мені не йшлося про якесь штучне братання – це той месидж, який викривлено подає ЗМІ чи медіаспільнота. Йшлося про необхідність тримати зв’язок і вести мову, не відпускати співгромадян. Йшлося про необхідність висловитись, з’ясувати свої позиції. Насправді шкода, що цього багато хто не розуміє, тому що саме такий підхід мені й видається конструктивним».

Не понимали, и не поняли! Скажу больше, и в марте этого года в Берлине, и сейчас на фестивале в Минске была возможность продолжить этот сложный разговор, пусть не со мной, так с другими авторами из ЛНР, ДНР. «Ми не готові», «Если будет Заславская, мы не будем участвовать»…

Тот же  СТАН (молодежная организация во главе с Ярославом Минкиным) свои мероприятия «побудови діалогу та примирення в Україні» проводит «за участю українських фахівців та іноземних експертів». Даже скайп-участия не предлагают. Строят диалоги без нас!

Ну, это пысьмэнныкы, фахивци та экспэрты! Властители дум, так сказать, рупора эпохи, а что журналисты, спросите вы? Да, все так же дудят в ту же дуду!

Горький пьяница Скоркин бичует арестованного луганского экс-депутата Медяника за алкоголизм, паця Буткевич утверждавший с экрана, что на Донбассе 2 млн лишних людей, винит выходцев из Донбасса во всплеске бандитизма в Киеве, Евгений Спирин, уже ощутивший отпечаток европейских ценностей на своей физиономии от собственной жены-лесбиянки, рассказывает о наглости и пьянстве русских туристов. Ничему жизнь людей не учит!

Но что больше всего меня поразило в свое время, так это пост Андрея Дехтяренко, о том, что участвующие в акции (не самой блестящей, будем говорить прямо) активисты «Молодой Республики» отправившие портреты проукраинских луганских журналистов в урну – делали это по указке начальства. Ну, не может себе представить человек, что результаты его труда могут не нравиться искренне и по зову сердца, а не по указке начальства. О, мне бы такую самооценку! Я бы горы свернула!

А меня в моей гимназии учили, что культурная элита должна вести за собой общество, а не идти у него на поводу. А иначе придет ответка, как к художнице Свете Рудиковой, недавно утверждавшей «кто вам мешает говорить по-русски?» и ощутившей все прелести украинского патриотизма за милейшую рыбку Зиночку на стенах детской онкологии Охмадета.



Культурный слой на марше: старые песни о том же

Свежая статья «Враги поневоле.» на «Корреспонденте» (за наводку спасибо Игорю Орцеву). Кульутрынй слой, тот самый, который эвакуировался самовывозом, продолжает все те же песни, о том, как здесь, в их родных городах все плохо: стагнация, упадок, разложение.

Писатель Костя Скоркин: «Основная же масса авторов, произведения которых печатают в донбасских сборниках — это обычные провинциальные графоманы, — не стесняется в определениях Скоркин. — Просто из-за экстремальных условий их творчество обрело некое локальное значение как «свидетельство эпохи».

Музыкант Андрей Сотников: «Вроде как работают театры и филармонии, что-то происходит, — рассказывает он. — Другой вопрос, что всё это, на мой взгляд, больше похоже на имитацию культурной деятельности, санкционированной властями». По его словам, билеты на различные культурные события распространяют профсоюзы, заполняя залы на концерты в основном российских гастролёров — таких, например, как Чичерина.

Журнал Шо давно не читала. А там,  оказывается, новый обозреватель, некто Саша Пролетарский. Вот что он думает о культурной ситуации в ЛНДР: «Это всё равно, что сравнивать куст живой брюссельской капусты с бочкой мёртвой квашенной белокочанной, — полагает Саша Пролетарский, обозреватель журнала ШО. — Там нет воздуха сейчас вообще».

Мне почему-то казалось, что пришла пора сменить пластинку,  а они все об одном и том же.  Воздуха у нас как раз больше стало, и чище он стал, когда весь культурный слой смыло.



Мой доклад на ФМО: вопросы, стихи, цветы

Мой доклад ФМОДрузья мои, вчера прочитала доклад на философском монтеневском обществе «Некоторые особенности культурного слоя», который был опубликован в юбилейном сборнике  ФМО  «Четверть века с философией». Предыдущий раз я самостоятельно читала доклад, когда была студенткой.  Поэтому очень волновалась. Мне даже снилось наше заседание.  Но волновалась напрасно. Все прошло замечательно. Было много интересных вопросов, стихов и цветов.

Цветы теперь будут расти возле моего дома. Стихи вы можете почитать на этом сайте. Текст доклада по ссылке. Рассказ Владимира Карбаня о заседании  есть на Одуване. А здесь я опубликую часть вопросов, которые мне задавали. И не спрашивайте, как я отвечала, надо было приходить на ФМО. Кстати, на следующем заседании доклад читает дорогая Нина Ищенко.

Вопросы Continue reading



Уроки контрпропаганды или несколько слов о золотых устах Заславской (Часть1)

Фото А. Легещич
Фото А. Легещич

Недавно на украинском сайте Инофрматор появилась статья о Елене Заславской, поэтессе из ЛНР. Автор статьи, неизвестный герой информационной войны, отважно скрылся за псевдонимом. Чтобы правильно понять происходящее в ЛНР, нужно использовать украинские СМИ с большой осторожностью и иметь в этом хороший навык. В условиях полного господства пропаганды, которая не стеснена в средствах, читателю легко понять, какой реакции от него добиваются, но пробиться к фактам можно только после демонтажа пропагандистской конструкции. Ну что ж, мы попробуем. Дешифровать этот нехитрый код несложно. 

Самое главное, что нужно сделать — отделить факты от их тенденциозной подачи. Если убрать из статьи ватников, алкашей, наркоманов, коллаборантов и экспертов-психологов, что останется в результате? Какие реальные процессы скрываются за психиатрической аналитикой?  Continue reading



С Востока на Запад. Два взгляда

Наткнулась в сети на интервью, которые дали знакомые мне люди:  историк Руслан Егоров, с ним мы в основном пересекались на философском монтеневском обществе, и мой бывший коллега по СТАНу Ярослав Минкин.  Разные интонации разный взгляды, на город, на то что происходило в нем.

О Луганске

Егоров: «Так, я сумую за Луганськом. Не викреслю це місто з життя, тому що це моя батьківщина. Я там народився і там пройшла більшість мого життя. Я любив ходити вулицями міста. Думаю, якби я туди повернувся, міг би бути задіяний в процесі українізації регіону».

Минкин:»Я жив на кварталі Жукова. Це край Луганська, там старі хрущовки, співають горлиці. Тоді я дізнався, що в Луганську є всього три пори року: грязь, грязь замерзла и грязь засохла…»
«Чи став би я повертатися до Луганська? Я не повертатимусь до міста, мене цікавлять люди. А всі цікаві мені люди звідти виїхали».

О будущем

Егоров: «Замість того, щоб зараз постійно пересмикувати конфлікт і протиставляти Схід і Захід, я думав би про те, як подолати цю складну ситуацію, знайти виходи із безробіття і постійного заробітчанства. Хочу сказати, що попереду, коли зовнішню агресію буде відбито, на нас чекає внутрішнє примирення, коли українці осмислять трагедію, яка зараз відбувається, та творитимуть нову країну».

Минкин: «Я думаю, років через десять луганська діаспора може бути однією з найсильніших. Як єврейський народ, який не мав своєї території, так і представники луганського народу, не маючи свого рідного міста, підтримуватимуть одне одного».

И еще одна цитата, поразившая меня из интервью Минкина:
«Ми спілкувалися зі студентами, які європейську ідею не підтримували. «Чим це погано? – запитували ми. – «Не знаємо, але погано. У нас інші цінності», – казали студенти. Звідки вони взяли це слово – цінності, та ще й в Луганську?»

Вот по этому я и ушла из СТАНА, потому что у меня другие ценности.



Луганск: ошибка культурного резидента

Весной этого года, когда я записывала стихи для Радио Свобода о Луганске, ведущий программы поэт Игорь Померанцев предложил мне сделать заметки о варваризации жизни в городе. Я отказалась. В эфир пошли только стихи. Спрос рождает предложение и статья о луганском мордоре таки появилась на сайте eurozine.com и называлась она «Луганск: опыт неудавшейся культурной революции». Ее автор луганчанин Константин Скоркин. Он пишет о себе и своих коллегах по несчастью, таких же революционерах-неудачниках, вынужденных покинуть Луганск: «…за этот год мы потеряли наш родной город, наши дома, превратились в эмигрантов в своей собственной стране….»Мы» — это луганские активисты, художники, журналисты, писатели. Многие из нас большую часть своей жизни потратили на культурные преобразования в родном городе».

Следует отметить, что эмигранты они добровольные, а вернуться в город не могут не потому что культурно преобразовывали город, а потому что во всю участвовали в политической деятельности, разжигали гражданскую войну, призывая к победоносной АТО и зачисткам.

Один из таких поэтов-активистов очень обиделся, когда я назвала его доносчиком и на полном серьезе утверждал, что он не доносил, а сотрудничал. При этом еще подробно рассказал, как сотрудничал и с кем, среди прочего упомянув сайт с красноречивым названием Информатор, после публикаций статей на котором ВСУ могли точечно наносить удары по позициям ополчения.

Мне в руки попал интересный документ, созданный 8-го апреля 2014 года «Варианты реакции луганского подполья на сепаратизм». Очевидно, что костяк луганского подполья составляли «активисты проевропейского направления». Там среди прочего есть и такой вариант реакции: «Пройти вечерком вокруг периметра (возле СБУ, где тогда собирались противники Майдана), с сумкой, из которой будет сочиться горючая смесь. Поджечь.» До трагедии в доме профсоюзов в Одессе тогда оставалось 25 дней, а это желание поджечь уже носилось в воздухе.

А потом началась война.

И она изуродовала мой город. По данным луганского МЧС за время боевых действий было убито 878 человек, из них 13 детей, более 3000 человек получили ранения. Уничтожено около 7000 тысяч зданий и учреждений среди которых- жилые дома, школы, садики, больницы, библиотеки, музеи и храмы.

Во время артиллерийских обстрелов Луганска, когда не было света, воды и связи, актеры кукольного театра давали представления на улице, актеры русского театра жили в своем театре, сотрудники музея культуры Луганска успели эвакуировать коллекцию за час до того как снаряд попал в здание, художники посещали мастерские в колледже культуры и писали картины, сотрудники областной библиотеки сами заделывали стены после обстрела. Все эти люди — герои.

Сейчас в городе работают практически все учреждения культуры — филармония дает концерты, в театрах русском, украинском и кукольном идут представления, работают библиотеки и музеи, открываются выставки, студенты учатся в луганских вузах, в том числе и в вузах культуры. Создан даже союз писателей Новороссии. Одним словом — художники пишут, певцы поют, актеры играют и только во вселенной Константина Скоркина «город растерял свой культурный потенциал».

«По сути дела, в Луганске произошел насильственный срыв европеизации.» — пишет активист-автор. К сожалению, о европеизации теперь у нас разные представления. Для меня это — возобновление работы Лицея иностранных языков, концерт органной музыки Баха в нашей филармонии, спектакль в русском драмтеатре по пьесе современного львовского драматурга Павла Арье, концерт оперной классики на языках оригиналов в стенах Луганской академии культуры имени Матусовского. И безусловно, это прекрасные проекты современного искусства, упомянутые Скоркиным (разгерметизация музейного универсума, город-словарь, 10-й цех) участники и организаторы которых стали вынужденными эмигрантами. Но нельзя же сводить всю культурную жизнь города к трем проектам. При таком подходе невозможно стать не то что властителями дум семимиллионного региона, невозможно даже знать и понимать, чем живут эти семь миллионов и что им нужно. И как следствие такого непонимания «Культурный слой, оказавшийся слишком тонким, был смят консервативной частью общества, поощряемой местной элитой и прямым влиянием России.»

К слову, активист-археолог Алексей Бритюк, наверняка знает что означает выражение «культурный слой» в буквальном его значении — по сути это мусор, продукт жизнедеятельности людей.

Так что бойцам культурного фронта предстоит много дел: нам, ватникам, придется наращивать новый культурный слой, а вам, познавшим «опыт неудавшейся культурной революции» — делать работу над ошибками. Ведь не зря же говорил классик, что опыт — сын ошибок трудных.