На огненной черте: литература о Великой Отечественной войне в Донбассе

Андрей Чернов

Литература выступает универсальным хранилищем народной памяти. Сменяются поколения, меняются формы государственного устройства и правления. Но народную память о прошлом сохраняет литература в своих памятниках – стихотворениях, прозе, драматургии, публицистике.

И любой желающий может прикоснуться к этой сокровищнице – стоит лишь взять книгу, как простые слова пробуждают голоса прошлого. И пламя самой жизни прошлого передаётся нам – через многие годы, может быть, даже тысячелетия. Помните, у Ивана Бунина:

Молчат гробницы, мумии и кости, —

Лишь слову жизнь дана:

Из древней тьмы, на мировом погосте,

Звучат лишь Письмена.

Выходит, не такие уж и простые они, эти слова, которые хранят память о прошлом, которые способны передать знания о прошлом. Сохранить всё без искажения, без наносной мути политической конъюнктуры.

Это важно помнить и понимать сейчас, когда ряд европейских государств развернул масштабную кампанию по искажению истории Второй мировой войны, в которой роль великого советского народа сведена почти к нулю. Но и этого им мало! Уже звучат голоса, желающие и вину за начало самой страшной войны в истории человечества возложить на Советский Союз. Не только Гитлер, но и Сталин. Не только немцы, но и русские… Вот их посыл.

И такую ложь они навязывают покорённым народам. Увы, такую точку зрения на нашу Великую Отечественную войну европейские и американские спонсоры киевского режима навязывают и Украине. Той Украине, которая вынесла столько страшного горя в годы Великой Отечественной войны. Той Украине, народ которой стиснув зубы мужественно переносил немецкую оккупацию. Той Украины, сыны и дочери которой в героическом порыве поднимались в атаку на немцев, чтобы добыть её одну, одну на всех – Великую Победу.

В сохранении памяти о Великой Отечественной войне большое значение имеет литература братских народов СССР. И в летопись правды о войне и мужестве народа внесли немалый вклад писатели Донбасса. И сейчас, раскрывая их книги, пробегая по их строкам, мы видим искреннюю исповедь, где каждое слово – Правда. О подвиге и предательстве, о мужестве и трусости, о выборе каждого в переломное время, когда нет возможности утаиться, отвертеться от осознания себя человеком. Человеком, а не рабом, не покорившимся перед захватчиком, не согнувшим спину. Нет, не таков русский человек. Не таков нрав народа Донбасса.

Многие писатели Донбасса стали бойцами в годы Великой Отечественной войны. Они не прятались за спины, не писали о войне по чужим словам. Сами видели и слышали, многие за эту Правду заплатили своей кровью. А кто-то – и своей жизнью, как, например, прекрасный донбасский поэт Юрий Черкасский, погибший при освобождении Белоруссии.

Война, начатая гитлеровцами в 1941 году, пришла в наши города, тьмою и разрухой покрывая всё, вихрем круша уют дома и планы на будущее. И прошлое, и будущее стали абстракцией, собственностью нереального, недостижимого. Одно – в стихии воспоминания, другое – в мире грёз. Будет ли завтра, настанет ли будущее? Никто не знал. Было только жуткое настоящее, так верно описанное Юрием Черкасским в стихотворении «Город» ещё в начале войны:

Квартал горел – там шел смертельный бой,

И дом наш бомбой вражеской расколот,

Но все же – как нас тянет в этот город,

Где мы впервые встретились с тобой!

Ад войны мог бы сломить кого угодно, но только не крепкого духом человека. Не человека, у которого в груди поселилась птица мечты о свободе и счастье. И эту птицу не застрелить из автомата, не взорвать гранатой или бомбой. Птица мечты песней перелетала от человека к человеку, от сердца к сердцу. Эта неосязаемая, но столь живая мечта-песня позволяла в руинах былого увидеть светлое и победное грядущее. Именно об этом образе грядущего, победного города, пишет Юрий Черкасский:

Пусть он в обломках, темен и изранен,

У нас в сердцах он песнею живет,

Всегда такой, как той весенней ранью,

Очищенный от мелочных забот.

В плеяде донбасских писателей, писавших о Великой Отечественной войне много имён. К сожалению, нет возможности в коротком очерке рассказать о всех. Остановимся на некоторых именах, чьё творчество запечатлело пламя Великой Отечественной войны, чьи строки помогают нам яснее понять правду о подвиге людей, сумевших не только выстоять в войне, но и принести человечеству Великую Победу 9 мая 1945 года.

Борис Леонтьевич Горбатов прошел Великую Отечественную войну с первого дня до исторической капитуляции Германии в пригороде Берлина Карлсхорсте. Эти годы – время напряженного труда писателя. Он пишет многочисленные очерки и корреспонденции, которые выходили в центральной прессе СССР. Часть из них вошла после в его книги – и по сей день публицистика Бориса Горбатова выступает ценным историческим источником. Так, во многом благодаря Борису Горбатову мир узнал о страшной «фабрике смерти» нацистов в Майданеке.

Особняком стоят «Письма к товарищу» Горбатова. Это пример гражданской публицистики высокого энергетического накала. Размышления о Родине и долге перед Родиной не голословны, не напичканы набившими оскомину штампами. Нет, Борис Горбатов уходит от банальщины и лозунгов. Лирично и взволнованно он пишет – будто своему самому близкому другу, товарищу – об охвативших его чувствах, когда он видит разрушения войны, убитых, калек, женщин и детей. Вроде бы простые слова, но как они будят чувства, как побуждают сознание действовать, чтобы остановить разрушение, спасти беззащитных и покарать вероломных захватчиков. Константин Симонов смело относил этот цикл Бориса Горбатова к вершинам военной русской публицистики.

Но для нас, жителей Донбасса, Борис Горбатов – это, прежде всего, автор знаменитой повести «Непокорённые», повести о настоящих донбасских характерах. Борис Горбатов принимал участие в начале освобождения Донбасса зимой 1943 года. В феврале 1943 года он приезжает в только-только освобождённый Красной Армией Ворошиловград (Луганск), здесь собирает материал, который намеревался использовать для написания очерков. Но увиденное и услышанное в Луганске вдохновили его на написание небольшой, но ёмкой повести о донбасских людях, переживших оккупацию «европейских просветителей». Повесть предполагалось назвать «Семья Тараса», но позже автор решил назвать её более выразительно и лаконично – «Непокорённые». Это книга о страшной правде – как война ломает человека, принуждает его к подлости, заставляет спасать себя, а не другого. Но герои книги демонстрируют свою неподвластность силе и принуждению. Нет, таких людей не сломить, не покорить. Как здесь не вспомнить строки знаменитого донбасского поэта Павла Беспощадного, написанные им ещё в 1942 году:

Донбасс никто не ставил на колени

И никому поставить не дано!

Пожалуй, самым известным произведением о событиях Великой Отечественной войны в Донбассе является роман Александра Александровича Фадеева «Молодая гвардия». Свободолюбие и непокорность донбасской молодёжи, организовавшей в Краснодоне подполье для борьбы с гитлеровцами, не могли оставить равнодушным Александра Фадеева. Уже первые сообщения об этом привлекли его внимание, о краснодонцах и их подвиге он написал небольшой очерк для газеты «Правда», озаглавленный более чем красноречиво – «Бессмертие». Как и в случае с «Непокорёнными» Горбатова, Фадеев решил использовать материал о краснодонской «Молодой гвардии» для создания большого литературного произведения. Собрать этот материал писатель решил в местах событий, для этого он приехал в Донбасс, некоторое время жил в Краснодоне, где смог собрать огромный материал о подвиге юношей и девушек из «Молодой гвардии». Саму книгу писатель писал в Москве, работая быстро и вдохновенно.

Роман «Молодая гвардия» увидел свет в 1946 году. Но политическим кругам не понравилось, что роман показывал донбасское подполье в Краснодоне безыдейно, чуть ли не как отсебятину, без главенствующей и руководящей роли коммунистической партии. Фадеев вынужден был принять это замечание и переработать роман, который вышел во второй редакции в 1951 году. Книга полюбилась многим читателям. И по сей день в ней ценят и высокую достоверность фактов (насколько это возможно для художественной литературы), и стиль изложения, и само бережное отношение автора к трагическим судьбам краснодонской молодёжи.

Очень жаль, что этот роман не входит в программу для обязательного изучения в школах Луганской Народной Республики.

Теме донбасской молодёжи, оказавшейся под немецкой оккупацией, посвящена автобиографическая повесть Михаила Макаровича Колосова «Бахмутский шлях» (1956). Здесь развёрнуто перед нами встаёт поколение подростков – самых обыкновенных донбасских мальчишек. Они не принимают порядков немецких захватчиков, не хотят мириться с силой и принуждением. И здесь перед нами – отражение силы донбасского характера, свободолюбивого и непокорного, упрямой тяги к чести и правде.

Человек, брошенный в стихию войны, оказывается в эпицентре внимания многих донбасских прозаиков второй половины ХХ века. Жгучим словом постарались они передать боли и чаяния, мужество и страхи, геройство и трусость людей, брошенных в пекло войны. Не только лакированную действительность, «парадную сторону» войны нам преподносят повести, романы, рассказы Владислава Титова, Степана Бугоркова, Тараса Рыбаса, Геннадия Довнара. Реалистичность их строк – следствие того, что сами они были очевидцами многих событий, некоторые из них прошли фронтовыми дорогами долгие годы войны.

Теме Великой Отечественной войны, подвигам красноармейцев посвящены многие стихотворения донбасских поэтов. Не раз об этом писали Павел Беспощадный, Михаил Матусовский, Николай Упеник, Владимир Сосюра, Яков Захаров, Степан Бугорков, Владимир Спектор, Владимир Гринчуков и многие другие. В их стихотворных строках отражены эмоциональные сгустки бытия – во время войны и после, когда остро переживается момент осмысления всех потерь, принесённых страшной войной. Возвращение в войну – через десятилетия, минуя расстояния и смерть друзей – в этом главный посыл знаменитых строк Михаила Львовича Матусовского, написанных в 1963 году:

Мне часто снятся все ребята,

Друзья моих военных дней,

Землянка наша в три наката,

Сосна сгоревшая над ней.

Как будто вновь я вместе с ними

Стою на огненной черте —

У незнакомого поселка

На безымянной высоте.

На этой огненной черте продолжают стоять многие современные писатели Донбасса. К теме Великой Отечественной войны они обращаются не так часто, главным образом – в виде исторических очерков или обработок мемуаров очевидцев тех событий. Но тема войны обрела для донбасских писателей неожиданную актуальность в 2014 году, когда Украина развернула агрессию против мирного населения Донбасса.

И новая война нашла отражение в стихах, прозе, драматургии донбасских писателей. И здесь, конечно же, многие из них проводят параллели с событиями Великой Отечественной войны. В этом – проявление закономерности преемственности поколений, верных своей Родине и памяти своих сродников, погибших, сгинувших в войнах с многочисленными врагами России.

Мысль эта нашла отражение в стихотворении луганского поэта Елены Заславской «На Саур-Могиле»:

На Саур-Могиле

Опять его убили.

Его убили снова.

Красивого, родного,

С глазами, как у мамки…

Арта. Пехота. Танки.

Как в страшном 43-м…

И вечная логика бытия: повторять путь своих отцов и дедов, быть верным Отечеству и народу, не позволять захватчикам чинить беззаконие на твоей земле, не позволять им насаждать здесь культ Петлюры или Бандеры.

И квинтэссенцией в этом стихотворении Заславской высечены лапидарные строки, объясняющие, почему для нас нет земли красивее и роднее, чем наша Родина:

Земли нет в мире краше.

В ней спят солдаты наши.

Не в этом ли сокровенное объяснение тайной силы нашей родной земли, вдохновляющей наш народ на борьбу с врагом? Неразрывная связь с прошлым, ощущение сопричастности памяти предков – вот что вдохновляет на борьбу с врагом русских людей. Так было и в годы Великой Отечественной войны. И именно так сейчас происходит в Донбассе.

2020

«Год войны». Книга ушла в народ.

Тем временем, моя книга «Год войны»  на виртуальной выставке Академии Матусовского.

Тиража у меня не осталось (500 экз).  Но книга выложена в открытый доступ в формате PDF:

Год Войны

Несколько стихотворений из этой книги стали песнями.

«Едут-едут БТРы», «Эти русские», «В наших диких полях» исполняет московская группа «Зверобой».  На каждую песню есть видеоклипы. Например, видеоклип «»Едут-едут БТРы» имеет 3 миллиона просмотров на канале NewsFront!

Песню «Границы» написал трубадур русского мира – бард из Минска Алексей Нежевец-Привалов.  

Мелодекламацию под звуки тонального лепесткового барабана на стихи «Настя, приезжай»  создала команда из Брянска – Вика Волкова и Алексей Космический.

На стихотворение «Черный хлеб»  фотограф Алевтина Легещич сняла драматическую видеопоэзию.

Александр Филюта и Матиас Кнайп перевели это стихотворение на немецкий язык, и оно прозвучало со сцены в Берлине на поэтических чтениях  «Lyrik im ausland. В прошлом году  оригинал и перевод  были опубликованы в книге «Гранд тур. Путешествие по молодой поэзии Европы», которая объединила более  четырехсот поэтов  и около пятидесяти разных языков.

Стихотворение «В наших диких полях» в прозаическом переводе Дмитрия Штрауса  на испанский  язык прозвучало в передаче радиостанции «La radio del sur», которая вещает на всю Латинскую Америку, а находится в Венесуэле.  Стихи прозвучали в сопровождении песни «Спят курганы темные».

В общем, книга ушла в народ!  И это счастья! Читайте! А я постараюсь писать для вас еще!

И вот о ком бы я хотела еще упомянуть!

Мой верный редактор – Нина Ищенко.

Сверстал книгу мой боевой товарищ  нацбол Стас Власов.

Мой фотопортрет на обложке сделала моя подруга Инга Теликанова.

Послесловие к книге написал философ, публицист Виталий Даренский.

Текст на обложку об этой книге написал писатель Захар Прилепин,  он же и помог издать книжку в 2015 году, когда Луганск только приходил в себя от активной фазы военных действий и блокады.

 

Неудержимость любого мига летучего бытия


Мы связаны невидимыми нитями. И большое счастье увидеть их, поиграть на них. Ведь чаще бывает так: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется».

Была у меня творческая  встреча: мы читали с Олей Старушко стихи в библиотеке Чехова в Ялте. Море. Платье мне мама связала — морское. Улица Морская. И Море Поэзии.  Все как я люблю. Ничего не планировали заранее, спонтанно.

Оля читала про Крым, о корабельной стороне, о прошлой войне, о времени, когда родители были молоды, я о войне нынешней и о любви, а Дара читала моих «Собак-забияк» и заработала  самые добрые улыбки и конфеты.

Присутствующих было немного, тем интереснее было  ощутить присутствие тех, кого  не было с нами рядом.  Ирина Ганжа провела нас в святая святых каждой библиотеки — отдел редких книг — розовый зал, и подарила книгу своего мужа поэта Льва Болдова. А я подумала столько раз я слушала его прекрасные стихи в исполнении Алёши Нежевца «Прощание с сезоном» и «Мария- Антуанетта», а теперь у меня есть книга- артефакт.  Вспомнили наш фест «Большой Донбасс» и Володю Скобцова, одного из главных организаторов , ещё  говорили про Тихона Синицына,  он в этот день был Севастополе. Но может ещё свидимся.  Потом гуляли с Олей и Валей по набережной.

Книга Льва Болдова называется «Полет». Символично.

Вот мы встретились у моря. Отразились на миг друг в друге и полетели по своим траекториям. Только нити, нас связывающие стали крепче.

Парадоксы литпроцесса: про супчик, перчик и Вадима Левенталя

На днях известный петербургский писатель, критик, рулевой литературного процесса Вадим Левенталь выложил на своей страничке в ФБ свое интервью «Комсомолке» под названием: «Наш литературный процесс напоминает пресный супчик в городской больничке. Невкусно, пресно, без перца и без соли». Этот материал натолкнул меня на следующие размышления.

Мы сталкиваемся с парадоксами дважды. Как заметил несколько лет назад блогер Николай Ласточкин, второй раз они вторгаются в нашу жизнь в виде фарса.

Один из основателей первой софистики Протагор обещал за большие деньги научить любого человека выигрывать любой спор. Один из учеников Эватл закончил курс, а заплатить должен был по уговору после первого выигранного процесса в суде. Так как он несколько лет не брался ни за какие судебные дела Протагор решил, что его просто хотят обмануть. И сам подал на ученика с суд. Эта история стала общим местом античных учебников логики и в частности была описана римским собирателем древностей Авлом Геллием. Протагор рассуждал так: «Каким бы ни было решение суда, Эватл должен будет заплатить. Он либо выиграет свой первый процесс, либо проиграет. Если выиграет, то заплатит по договору, если проиграет, заплатит по решению суда». Эватл возражал: «Ни в том, ни в другом случае я не должен платить. Если я выиграю, то я не должен платить по решению суда, если проиграю, то по договору».

Две с половиной тысячи лет спустя. Ситуация повторилась в Москве в бытность Лужкова мэром города. Писатель Лимонов сказал, что Лужкову подконтрольны все суды: никогда еще мэр столицы не проигрывал в зале суда. Лужков смыл грязь со своего честного имени: подал на Лимонова в суд и выиграл.
Петербург как культурная столица не отстает от тенденций и тоже рождает подобные парадоксы. Третьим в этом ряду оказался петербургский писатель и критик Вадим Левенталь, который доказал, что литературного лобби в России не существует, созвав на свою презентацию несколько литературных кланов.

Предыстория такова. В прошлом году Наталья Курчатова, литератор из Питера, в соавторстве с Ксенией Венглинской написала книгу «Сад запертый» (Издательство «Пятый Рим»). Видимо книга продвигалась не так, как хотелось авторам, и Наталья в своем ФБ написала абсолютно беззубую заметку (беззубую, потому что не было названо ни одной фамилии) весь смысл которой сводился к простой истине: чтобы продвинуть книгу нужно быть в литературной тусовке! И все! Что тут началось! Бывшие/нынешние друзья, коллеги и собратья по перу, такая себе коллективная Марья Алексеевна, с перчиком и солью объяснила Наталье, что она и дура, и сумасшедшая, и роман у нее бездарный. Вадим Левенталь больше всех старался объяснить Курчатовой, что литературные тусовки не имеют вообще никакого значения, а ее роман не соответствует высоким литературным стандартам, которые задает его безупречный вкус литературного критика.

Тогда я была настолько потрясена, что не находила слов сформулировать свое отношение, потому что до этого времени знала Левенталя, как критика, писателя, автора интересных проектов, его книги стоят на книжных полках моих друзей. Создавалось впечатление, что люди такого уровня озабочены только литературными достоинствами произведений и не опустятся до личных нападок и травли, которым подверглась Наталья, что еще раз стало красноречивым доказательством ее правоты.

И я бы уже и не поднимала эту тему, если бы не вышеупомянутое интервью Вадима Левенталя «Комсомолке», после которого я наконец-то смогла сформулировать свою мысль: «Вадим, или крестик снимите, или трусы наденьте!».

Припасть к прекрасному:

«21 февраля в клубе Gazgolder шумно, многолюдно и в полумраке проставлялся издатель, критик и писатель из Петербурга Вадим Левенталь. Собравшиеся на вечеринке деятели литературы из разных политических кланов вели себя по-разному. Одни Левенталем восхищались и шептали, что Вадим — чуть ли не единственный писатель, гордо несущий звание не либерала и способный сказать в лицо неприятную правду про наш литпроцесс. Другие ворчали, что Левенталь — питерский сноб, считающий себя лучше других. Третьи помалкивали и не понимали, к какому клану примкнуть. Но и ругающие, и хвалящие, и молчащие не только за обе щеки уписывали вкусное угощение, но и расхватали по сумкам книги в мягком переплете, щедро выложенные в зале…»

А все потому, что настоящий культуртрегер может подбавить перчика в пресный супчик! Bon appétit!

Выбор Донбасса

«Содержание и смысл происходящего сегодня на Донбассе лучше всего, точнее и правдивей отражает литература — сокровенное свидетельство человеческих душ и сердец. Это не только свидетельство мужества и испытаний, трагизма и драматизма жизни, её сложности, но и того главного тектонического сдвига в миропонимании людей их общности и единства судьбы. Свидетельство духовной неразделенности русского народа. Об этом говорит каждая строка, каждый художественный образ сборника «Выбор Донбасса». В этом един голос литераторов народных республик и литераторов России одним языком и одним дыханием. И в каждом произведении сборника в стихах, прозе, драматургии — заклинание и мечта о мире, созидании и любви. Мире, который придет после победы. А побеждает всегда Правда. Потому что она всегда только с народом. Так победим!»

Владимир Олейник, кандидат педагогических наук, литературный редактор сайта okopka.ru

Время Донбасса

Время Донбасса

«Писателями, как и солдатами, не рождаются. Ими становятся. Когда невозможно не писать. Не от рафинированного сартровского отчуждения от действительности, а, наоборот, от экзистенциального давления внешних — предметных! осязаемых! — обстоятельств бытия, открывающих новое понимание привычных вещей. И тогда происходит переоценка ценностей — добро и зло, правда и ложь, большое и мелкое отчетливо занимают свои места в сознании, а мироздание обретает для человека ясность и устойчивость. Не шаблонов, но истины. И возникает понимание общих целей, объединяющих абсолютно разных людей в новую общность. Или — восстанавливающих утраченную. Борьба Донбасса за свою идентичность, за единство с цивилизационным пространством русского мира и стала идеей, соединившей творческое начало поэтов и прозаиков, драматургов и публицистов Луганска и Донецка,  Москвы и Питера, городов и поселков России и Новороссии, где живут талантливые неравнодушные люди».

Владимир Олейник, кандидат педагогических наук, литературный редактор сайта okopka.ru

Время Донбасса

En nuestros campos silvestres. Мои стихи прозвучали на всю Латинскую Америку

Это пост нескромности. Но для меня это слишком незаурядное событие, чтобы скромничать.

В прошлый четверг, 18 июня в 9:10 вечера мое стихотворение «В наших диких полях» в прозаическом переводе на испанский Дмитрия Штрауса, прозвучало в передаче радиостанции «La radio del sur», которая вещает на всю ЛА, а находится в Венесуэле.  Стихи прозвучали в сопровождении песни «Спят курганы темные».

Отдельное спасибо Андрею Манчуку, благодаря которому это событие состоялось. И моей подруге Инге,  которая мне говорит: «Ленка, у нас Венесуэла, время покупать пистолеты» )))  Эти два человека создали событийную рифму!

Elena Zaslavsky. Traduccion Dimitri Strauss

En nuestros campos silvestres

En nuestros campos silvestres hay flores de amapolas y stipa,
Y las trincheras culebrean, como unas cintas negras
Y el cuerpo de un soldado se fusiona con un nuevo acontecimiento
El se hizo un héroe. Póstumamente

En nuestros campos silvestres hay armuelles y artemisias,
Mentes audaces y vientos salvajes.
Pondremos unas cruces al lado de los montículos
Y escribiremos nuevas leyendas

En nuestros campos silvestres, grises por las cenizas,
Se volvieron negros los tallos de “plumas de príncipe”
Junto con nosotros caerán nuestros enemigos
A nuestros llanos, a la tierra de Donbass

En nuestros campos silvestres hay flores de amapolas y stipa,
Y las trincheras culebrean, como unas cintas negras
Y nosotros, todos como uno, entregaremos nuestras vidas
Para que nuestra bandera de la victoria ascienda hacia el cielo!

В наших диких полях

23.03.2015

В наших диких полях маков цвет да ковыль,
И окопы змеятся, как черные ленты,
И врастает солдат телом в новую быль,
Стал героем. Посмертно.

В наших диких полях лебеда да полынь,
Буйны головы, буйные ветры,
Мы с курганами рядом поставим кресты,
И мы новые сложим легенды.

В наших диких полях, что седы от золы,
Почернели бессмертников стебли,
Вместе с  нами здесь лягут и наши враги,
В наши степи, в  донбасскую землю.

В наших диких полях маков цвет да ковыль,
И окопы змеятся, как черные ленты,
И мы все как один жизнь свою отдадим,
Чтобы ввысь вознеслось наше  знамя Победы!

Елена Заславская «Инстинкт свободы»


Издательство «Zeitglas Verlag» возникло на основе журнала «Склянка часу», который издается ежеквартально с 1995 года на украинском, русском и немецком языках. Журнал никогда не издавался за счет государства, профессиональных писательских или иных союзов, грантов etc. Издается на принципах самофинансирования. Все средства, поступающие от реализации журнала, продажи книг его авторов, открыток, направляются на издание очередных номеров.

«Иногда ей кажется, что нет ничего, чего нельзя было бы сказать стихами. Поэтому я не публиковал некоторые ее творения . И з соображений внутренней цензуры. Не потому, что не соглашался с заявленной позицией. Но и з-за присутствия в тексте ненормативной лексики.  Такие стихи создавались, наверняка, «лишь при помощи безумства». В этой книге они присутствуют. Тут есть все, как сказал бы Б. Чичибабин: «И детский крик, и паника, и похоть…»  – издатель Александр Апальков

Инстинкт свободы