Синтез искусств в творчестве голландской студии DRIFT

Современный человек живет в условиях информационной перегрузки, когда структуры культурного и социального размываются под воздействием нарастающего информационного шума.  Старые структуры порядка, которые были сформированы в эпоху модерна и индустриального общества, разрушаются. Эти структуры возникли в Европе в Новое время и были реализованы в обществах модерна. Они включают в себя индустриализацию, демократизацию, всеобщее образование и воплощаются в серии социетальных институтов, таких как исследовательский университет, национальное государство, либеральная рыночная экономика. Основой этих преобразований является рациональность, которая, по словам Макса Вебера, обеспечивает наиболее полное воплощение свободы и разума в обществах модерна[1].

Однако структуры модерна уничтожаются в процессе функционирования информационного пространства, которое в наибольшей мере реализуется в обществе постмодерна. Уничтожение культурных структур модерна охватывает не только социальную сферу. Также разрушаются старые методы контроля, создавая иллюзию новой свободы, которая, тем не менее, поглощается новыми структурами контроля, возникающими с использованием информационных технологий [2]. Процессы деструкции культуры модерна отражаются в культуре, искусстве и новых медиа.

Российский публицист В. Мараховский так описывает неустранимые минусы свободы и разнообразия в информационном пространстве: «Именно потому, что в интернетах много свободы и мало цензуры, они в последние годы производят все более и более ударными темпами уже даже не просто «особые реальности», а реальности совершенно ложные. Соцсети (из которых новости черпает, на всякий случай, каждый пятый) уже сегодня под завязку забиты сенсационными событиями, которых не происходит и никогда не происходило. Цитатами и заявлениями, которых никто в действительности не делал. Документами, которых не существует»[3].

Такое положение вещей русский философ А. Секацкий называет новой диалектикой свободы, главная угроза которой в том, что «уничтожены ориентиры и уничтожена иерархия истины. Сложилась ситуация «бытия под шумок», идеальная для ловли рыбки в мутной воде»[4] .

Французский философ Ж. Бодрийяр говорит о чрезмерной перегруженности сети (знаниями, информацией, мощью) и гипертрофированном контроле, блокирующем все интерстициальные нервные импульсы. Он отмечает, что на смену классическим моделям детерминации и каузальности пришли алеаторные модели культуры, которые «отражают переход от систем, определяющихся расширением, систем производства и распространения во всех направлениях – неважно, в виде звезды или ризомы, – так или иначе все философские положения о высвобождении энергии, интенсивности излучения и молекуляризации желания движутся в том же направлении – в сторону насыщения  интерстициальных и бесконечных сетей»[5]. Философ отмечает, что следующей фазой после расширения и распространения энергии является фаза имплозии культурного. Это означает появление новых принципов систематизации в информационном хаосе.

Попытки воссоздания жестких логосных структур культурного и социального в прежнем виде не могут быть успешными, потому что культура постмодерна сможет разрушить и новые структуры, выстроенные по типу рациональности модерна. Поэтому противостоять информационному шуму могут только принципиально новые смысловые системы. Они не должны быть жесткими, так как жестко логически связанные элементы смысла легко растворяет и поглощает ризома, моделирующая искусство постмодерна. Эти системы не должны также быть навязанными извне, потому что любую связь с источником прерывает и глушит информационный шум. Таким образом, реверсия информационного хаоса, о которой говорит Бодрийяр, возможна как появление новых смысловых форм, органичных, а не логосных, и в то же время не менее универсальных, чем тот хаос, которому они должны противостоять. Такие формы могут появиться в процессе синтеза искусств.

Российская исследовательница О. Гудошникова выдвинула гипотезу о том,  что «в зарождающемся постиндуст­риальном обществе, в связи со становлением человеческой универсальности, эклектичный синкретизм современности получит характер органического единства. Уже сейчас наблюдается тенденция в культуре вообще и в искусст­ве в частности осмыслять реальность как целостность во всем ее структурном и функциональном многообразии. Исходя из этих тенденций, благодаря кото­рым природные и культурные явления обретают некую целостность, понятие синкретизма становится все более актуальным для социальной философии»[6]. Читать полностью

Современная Россия как святое царство

Н. С. Ищенко, Е. А. Заславская

Современное российское обществе существует в социально-исторической ситуации, которая вызвана распадом СССР в 1991 г. Бывшие части России (Украина, Прибалтика, Закавказье, Средняя Азия) стремятся уничтожить русскую культурную идентичность и заменить ее европейской, мусульманской, националистической. Русские в постсоветских странах лишены политической субъектности, их интересы как русских не представлены никакими политическими партиями этих государств. Культурная и политическая ориентация на Российскую Федерацию вменяется им в преступление, которое карается применением против них военной силы, как это сделала Украина против русских Донбасса в 2014 году. Читать полностью

Интервенция и реорганизация: уличные художники против рекламы

Современная городская среда является пространством взаимодействия разных видов современного искусства и рекламы. Иногда это взаимодействие имеет форму борьбы, в процессе которой уличные художники стараются захватить рекламное пространство и реорганизовать его. Рассмотрим это взаимодействие на примере имиджевой наружной рекламы в граффити известного российского художника Покраса-Лампаса.

Читать полностью

Диалектика абсолютной свободы в летающей скульптуре «Franchise Freedom»

Источник: http://www.studiodrift.com/

Свобода базовая человеческая ценность. Только будучи свободным, человек может быть счастливым. Однако достигать счастья и бороться за свободу человек может только в обществе, которое и устанавливает рамки того, где кончается свобода одного человека и начинается свобод другого. Однако эти границы устанавливаются не только уголовным кодексом, но и культурно-ценностными ориентациями общества, в котором действует человек. Противоречия между заданными ценностями и собственными желаниями, внешний контроль общества и самоконтроль личности делают ли свободу иллюзорной? Ответы на эти вопросы ищут не только философы, но и люди искусства.

Современный философ М. С. Кальней исследуя дихотомию личность-общество определяет свободу как права личности действовать по собственному усмотрению, самостоятельно определять свои жизненные цели и позиции, нести за них ответственность – т. е. свобода определяется как отсутствие внешних ограничений, прежде всего со стороны общества и государства. Кальней также указывает, что при этом обратной стороной свободы личности от обязательств перед обществом является деконструкция механизмов социальной поддержки [2, с. 117]. Один из механизмов реализации социальной поддержки является внешний контроль над личностью. Однако наряду с внешним контролем существуют и более тонкие механизмы подержания социальных структур общества. В таких случаях индивид следует своим желаниям, влечениям, сам ставит себе цели и творческие задачи, но его мотивации сформированы в обществе путем перформативного следования социально-одобряемым образцам поведения, которые задаются медиа, индустрией развлечений, сетевым общением [1]. В силу этого деятельность индивида поддерживает социальные структуры, не разрушая их. Эта диалектика свободы проявляется в разных феноменах современной культуры и произведений современного искусства.

Ярким примером преломления противоречий которые диктует личная свобода индивидуума, является творчество голландской студии DRIFT. В их работах реализуется новый подход к проблеме свободы человека и контроля в информационном обществе. Читать полностью

Угроза многообразия как один из рисков современной культуры

Современное информационное пространство и все его ресурсы дают человеку возможность проявлять себя как носителя определенных ценностей, презентовать себя в пространстве коммуникации. Любой социальный субъект от группы до индивидуума может создавать в современной культуре презентацию собственных идей с использованием технических средств. Информационное пространство заполнено такими самопрезентациями, которые привлекают самую разнообразную аудиторию от нескольких читателей до миллиона. Однако это разнообразие диалектично. Культурное пространство, как результат творчества ярких индивидуальностей все же подвержено управлению и контролю, что казалось совершенно не возможно еще сто лет назад. Читать полностью

Современная литература Донбасса как часть русского литературного процесса

Литература Донбасса – часть русской культуры, но также можно сказать, что литература Донбасса – часть украинской культуры. Об этом нам говорит более чем 500-летнее русско-украинское двуязычие края, словари Владимира Даля и Бориса Гринченко, лирика Михаила Матусовского и Владимира Сосюры, стихи Вени Дыркина и Сергея Жадана. «Слово о полку Игореве» – литературный памятник Древней Руси, он повлиял на русскую культуру или на украинскую? Так какому социокультурному региону относится литература Донбасса. Где она берет темы, методы, способы мироощущения и мировидения?

Если отвечая на вопрос, опираться на историю, то можно вспомнить, что Луганская область образовалась в 1938 году. А до этого наши земли в разные периоды были районами Новороссии, Слободской Украины, Славяносербии, Азовской, Воронежской, Екатеринославской и Харьковской губернии, землей Войска Донского [3, с.7]. А теперь здесь Луганская Народная Республика, в которой интенсивно развиваются процессы объединения с Россией, как в экономическом, так и в литературном контексте. Может ли в этом процессе Донбасс опереться на собственную культурную память, использовать собственный литературный багаж? Читать полностью

Синтез искусств в городской среде: стихи на стенах городов

Синтез искусств является одним из механизмов вовлечения контркультурных феноменов в целостную культурную систему. Проследим работу этого механизма на примере трансформации протестной культуры граффити в культурные проекты с большим бюджетом. Читать полностью

Саморазрушение свободы на пире разнообразия

Информационное пространство предоставляет современному человеку множество разнообразных форм и типов информации. Такое богатство и разнообразие поначалу воспринималось как прорыв к подлинной свободе человека, раскрытию новых возможностей, снятию границ и барьеров. Однако последнее время все чаще слышатся критические голоса, указывающие на проблемы и недостатки, порожденные насыщенностью и интенсивностью информационных потоков. Устранимые ли это недостатки или свобода имеет свою собственную диалектику развития, не совпадающую с простым насыщением информационного пространства и ростом разнообразия? Этому вопросу и посвящена статья. Читать полностью