«Донбасский имажинэр»: Орфей и Эвридика с последней обоймой разрывных

Книгу моей подруги и единомышленницы из города-героя Луганска Елены Заславской, сборник стихотворений «Донбасский имажинэр» я прочла на днях.

Подарила мне её Лена давно, но в Москве жизнь моя – суета сует. А художественная литература – чтиво не быстрое, требующее некоторого особого настроя, скорее созерцательного, нежели информационного.

И вот я лечу в самолёте Москва-Махачкала на конференцию по противодействию пропаганде идеологии терроризма и экстремизма в цифровой среде и читаю «Донбасский имажинэр». Казалось бы – где Махачкала, а где Луганск? Где бармалеи-исламисты, а где поэзия и философия…

Но, однако, это только кажется. Всё в мире связано. И философия предшествует любым процессам, хотя внешне всё может выглядеть иначе. Философия предшествует политике, которую, в свою очередь, в некоторые исторические моменты другими методами продолжает война. Причём здесь важно понимать, что война — это не только и, в эпоху сетевых/гибридных войн -не столько её «горячие» фазы, когда идут боевые действия, но и идеологическое, информационное противостояние, а также процессы, идущие в сфере экономики и дипломатии.

«Донбасский имажинэр» представляет из себя книгу-аллигат. С одной стороны – режим Диурна, с другой – режим ноктюрна. И между ними нет иерархии, они — полноценны и самодостаточны. Обе части открываются краткими предисловиями луганского философа и культуролога Нины Ищенко, поясняющими суть режимов Диурна и Ноктюрна.

Поэзия Елены Заславской – это невероятно чувственное, пропущенное через себя, через каждую клеточку тела и фибр души восприятие реальности, наложенное на большой интеллектуальный и культурный опыт. Её стихи — это литература в лучшем смысле этого слова — образная, полная аллюзий, отсылок, намёков и подтекстов.

Книга Елены Заславской «Донбасский имажинэр» – ещё одно подтверждение того, что на наших глазах в Донбассе оформился мощный литературный процесс. И это лишь отчасти про продолжающуюся, идущую непосредственно сейчас войну. Я всё больше убеждаюсь, что этот огромный культурный пласт охватывает временной промежуток не начиная с 2014 года, а гораздо раньше. Война стала цементирующим, ключевым элементом этого процесса.

Но – Орфей и Эвридика едут в метро (которого нет в городах Донбасса) с последней обоймой разрывных под знаком Чёрного квадрата, который критикам, литературоведам, а в первую очередь – читателям только предстоит разгадать.

Писатель, публицист, член Союза Писателей России

Наталья Макеева

ПЕЛЬ-МЕН ПРОТИВ ЖГУЧЕГО ПЕРЦА

Жизнь, ребята, не безделка!
С королевских именин
Раз принцессу Фрик-Адельку
Господин увёз один.

Острый перец. Жгучий перец.
Горький, сморщенный, сухой,
Он любитель красных девиц,
Что сияют красотой.

Он её хотел испЕрчить,
Хотя, может, исперчИть,
Огорчить да искалечить,
И невинности лишить.

Кто спасёт мою принцессу,
Без которой скучен суп
И обед не интересен?
Где ж она – услада губ?

Вся от страха холодея,
Притаилась, Боже мой!
Ждёт, как страшного злодея
Поразит её герой!

Где отважный смелый рыцарь
Современный супер-мен?
Вам такое и не снилось!
Вот он – маленький Пель-мен!

Вышел прямо из тарелки.
Чудо-кетчуп – алый плащ.
— Эй! Принцесса Фрик-Аделька,
Я спасу тебя! Не плачь!

— Ты – Злодей, – сказал он Перцу. –
Ты к отпору не привык!
Жил ты без души и сердца!
Проживи без головы!

Он сошёлся с острым перцем.
Бой идёт не на живот.
Кто-то в мельницу для специй
Непременно попадёт!

Наш Пель-мен был мал да ловок.
Спорт. Пробежки по утрам.
И от этих тренировок
Он окреп назло врагам!

Что ж, всего нам нужно в меру,
Будь то сказка или быль.
И злодея непременно
Превратит герой наш в пыль!

И на этом самом месте
Улыбнётся и чихнёт
И пойдёт к своей невесте.
Что его смиренно ждёт.

Фрик-Аделька в белом платье
И Пель-мен наш – молодец
В тот же день играют свадьбу!
Тут и сказочке конец.

Я на том пиру гуляла.
И сметану уплетала.
2021

Звезда Рождества

Лишь белые снега
Да долгая дорога…
И вся-то недолга.
Присяду у порога.
Как манит свет звезды!
Пойду за ней вдогонку
И лёгкая позёмка
Сотрёт мои следы….

Мы были или нет?
Зачем мы в этой теме?
И снег и белый свет
Звезды над Вифлеемом —
Все это только сон
Снежинки на ресницах.
Проснись, моя любовь.
Жизнь будет вечно длиться.
2021

ПОЭМА ПРО НАСТОЯЩЕЕ. О поэме Е. Заславской «Новороссия гроз. Новороссия грёз»

Этой ночью мне не спалось. Сама виновата – не надо было сбивать режим. Накануне приснилось, что я в Донецке, и какая-то странная ситуация, которая может выйти кому-то очень сильно боком. В общем, ничего необычного, если кто понимает. Но речь не о моём сне, не к ночи будет помянут. Впрочем, утро уже близко, чего уж там…

И вот я, стараясь не разбудить близких, брожу по небольшому домику умирающей деревни, где нет ни магазина, ни полиции. Сюда даже автобус больше не ходит, а заброшенные дома выглядят так, как будто по ним прошла война.

Вокруг – рязанская лесостепь, полнолуние. Освещения на улице нет, но светло так, что в общем-то и не надо. И тишина. Кто-то тут, кроме нас, конечно, живёт, но на глаза и днём не попадается, а уже ночью и подавно.

Вдруг вспоминаю, что давно своего часа ждёт книга моего давнего друга, единомышленника и настоящего творческого в самом лучшем смысле слова человека Елены Заславской «Новороссия гроз, Новороссия грёз». Лена давно начала её писать. Мы как-то раз смеялись с ней по этому поводу, мол, каждый уважающий себя деятель культуры, даже самый неприметный, должен перманентно писать роман или скажем, поэму. Вот к тебе подходят и спрашивают – «как дела, чем сейчас занимаешься?» А ты в ответ так запросто – «пишу роман/поэму». И, что самое интересное, это будет правда.

Включаю компьютер, сажусь читать. В глубине дома что-то капает. За стенами звенит тишина. Читать полностью

Стихи 2020 года

Стихи 2020 года — в хронологическом порядке. Практически дневник.  Мои любимые – Туман, Весеннее пасхальное, Улыбка, Во сне летом я переплываю реку, Когда ни слова о любви, Время любить, Крест и ветер и Чертова сига. А какие понравились вам?! Читать полностью

ИРРАЦИОНАЛЬНАЯ РУССКАЯ МЕЧТА. О поэме Е. Заславской «Новороссия гроз. Новороссия грёз»

«На одном дыхании пропустил через себя Вашу поэму «Новороссия гроз. Новороссия грёз». Тяжело. И очень сильно. Облачив страшное и невыразимое будничными словами в нетривиальные образы Вы воссоздали живую хронику этой братоубийственной трагедии для напрямую невовлечённых, не видевших ужаса лета 2014 года. Горе, безграничное горе, но и надежда, людская ненависть, но и Любовь в разных её проявлениях, в конце концов иррациональная русская мечта, живущая во всех нас, считающих себя русскими. Это всё в Вашей поэме. Спасибо Вам!»

Читатель  Всеволод Смолянов

Германия

 

ВАТНО, СЕПАРНО, КОЛОРАДНО. О поэме Елены Заславской «Новороссия гроз. Новороссия грёз»

Поэма Елены Заславской «Новороссия гроз. Новороссия грёз» о поколении, на которое выпала война. Она о городе, на котором отыгралась война, по которому прошлась война, не оставив ни одного целого дома. Этот город назван здесь Святоградом. Святоградом Луганским. И это не поэтическая вольность, как можно сначала подумать, а предсказание святого старца, дьякона Филиппа, прожившего сто лет, и похороненного в этом городе. Так он будет называться в конце времен и приютит и сбережет под своим кровом много людей.

Эта книга очень тоненькая и миниатюрная, 38 страничек. Впрочем, как и предыдущие. По тонкости они вполне соответствуют хрупкому сложению самого автора. Тоненькие ручки – соломинки, тоненькая шейка – пружинка. Созданы для тоненькой книжечки.

«Красный крест, белый бинт, чистый спирт» – три итога войны. И если есть что-то чистое на войне, это спирт. Надежная дезинфекция на все времена и случаи жизни.

Жизнь не спрашивала, готовы ли они к испытаниям, к войне. Жизнь не оставила альтернатив. У них был один выбор – остаться и принять удар. Они не знали и не могли предполагать, что хотя живут в свободной стране, но одна часть страны вдруг нападет на них со всей силой безумия. И этого сумасшедшего придется им самим лечить.

Будет ли смысл в нашей битве, будет ли смысл в нашей смерти, или все зарастет ковылем и забудется? И ничего кроме ровной степи не останется? Это поэма о том, что выпало на их долю. И ответа нет. Ответ только бесконечные утраты, ужасные смерти. Когда поэты берутся за оружие, это настоящая беда, потому что их наверняка убьют. Воевать должен солдат. Но их не учили воевать, их учили в интститутах имени Тараса Шевченко, а тут все названо именем Тараса Шевченко, ошибиться трудно. Их учили всему, кроме войны.

Но «теперь он по другую сторону баррикад… Как он похож на наших, таких же ребят. Казалось, вчера ещё вы за партой сидели, а теперь всё чаще глядите друг на друга через прицелы».

Им выпала кровавая доля. Но никакие великие испытания не обещают великих поэтов? Но война развязала язык. Дала голос. Какой есть. Не обещала, что их услышат. Но мы их слышим. Это странный выбор, вместо того, чтобы лежать на пляже под жарким солнцем, зарываться в блиндаж, подвал, в окоп, и лежать с простреленной головой на поле в ковыле или в лесочке. Они поступили так.

Сепары против Укропов. Ватники против Нациков, Колорады против Волчьего клыка.

Это самиздат. Вы не сможете эту книгу купить. Она только для друзей. Она никогда не попадет к вам в руки. Но ее можно прочувствовать, вообразить, эта книга есть. Книга о войне, которая пришла в их дом, и разрушила его. Война развязала язык. Но не обещала вечных слов и великих стихов.

Литературный и театральный критик

Лев Алабин

Москва, РФ

 

ПОЭЗИЯ ВРЕМЕНИ, СПРЕССОВАННОГО В ПРАВДУ. О поэме Елены Заславской «Новороссия гроз. Новороссия грёз»

Новая книга Елена Заславской – это поэзия времени, спрессованного в правду. Кто видел, как люди действуют быстро и сообща во время внезапной беды: пожара, наводнения, обрушения, тот может рассказать, как спрессовывается время.

В поэзии этой книги спрессованы в одно художественное целое поток сознания поэта, газетный репортаж, воспоминания детства и евангельская проповедь, всё соединилось здесь в одну правду жизни и смерти, мало кто из поэтов может соединить подобное, а Елена может, она изобрела собственную краткую форму спрессованного отрывистого повествования, в котором страшные подробности пересыпаны поговорками и прибаутками, и ничего лишнего, ничего, кроме правды в художественной подаче простых фрагментов ужасных событий, эпизодов войны и гибели, и веры, и надежды, и ценности каждого дыхания. А правда-то в чём – во чреве Зверя страшного живём, обезбоженная западная цивилизация пошла по пути расчеловечивания людей, подмены человеческих ценностей. На Новороссию напали, чтобы уничтожить человеческую идентичность вместе с её носителями, а на западе с помощью так называемой «толерантности эпохи глобализации» производят духовную эвтаназию всего западного мира.

Елена Прекрасная, Волшебная, Премудрая, Необычайная, Талант, Настоящий Человек, Женщина Из Легенды, и её новая книга имеет не только художественное значение, она имеет общечеловеческое значение для пока ещё не расчеловеченного человечества!

Член Союза писателей России, магистр искусств,
Сергей Лешаков
г. Рудный, Казахстан

МОРЕ СМЕРТИ И МОРЕ ЛЮБВИ. О поэме Елены Заславской «Nemo»

Русская поэзия часто является пространством воплощения философских смыслов. Исторический контекст написания поэтических произведений помогает создать их конкретную реализацию. Одним из универсальных культурных архетипов является переживание смерти, которое осмысляется и воплощается в мифологемах всех культур, созданных человечеством. В русской культуре общественно обусловленное переживание смерти имеет свою длинную историю, включающую языческое наследие и христианские религиозные идеи. Мифологема смерти по-разному воплощалась в русской поэзии в разные исторические моменты. В ходе войны в Донбассе русская поэзия актуализирует универсальные культурные архетипы в новой исторической ситуации. В настоящее время в русской литературе военного Донбасса универсальная мифологема смерти реализуется в образной форме в поэзии луганской поэтессы Елены Заславской. Давайте рассмотрим многоликий образ моря на примере поэмы «Nemo» (2019). Читать полностью

Чёртова сига

Что-то мне тоскливо, братцы!
Мне бы в длительный запой,
Да с азартом залихватским,
Окунуться с головой,
Чтоб шатаясь выйти ночью
На распутье двух дорог:
Там лишь Чёрт один хохочет,
Так же зол и одинок,
Он придарит сигаретку,
И подкурит мне её
Он мне скажет: что ж ты, детка?!
Скажет, милая, пойдём,
Поболтаем, погутарим,
Почитаешь мне стихи,
И по маленькой ударим
Мы за все твои грехи.
Я проснусь на лавке в парке.
Листопад над головой.
Выпью кофе на заправке
И пойду к себе домой.
2020