Погиб фотограф Горьковки Дмитрий Догадин

Друзья, каждый день мы читаем новости не только об убитых врагах, гибнут и наши воины.

Недавно я узнала, что в начале апреля в районе Харькова погиб Дмитрий Догадин.

Диму я знала, как выпускника Академии Матусовского и штатного фотографа Горьковки (Луганской республиканской универсальной научной библиотеки имени М. Горького).

В мае 2021 года я была рецензентом его дипломной работы «Блики времени», и не раз попадала в его объектив на литературных мероприятиях в библиотеке.

Дима – всегда улыбчивый, добрый, скромный. Чаще всего на его фотографиях город и природа. Вечная память.

КСТАТИ, О ЖИРАФАХ

Когда он умирал,
Когда прощался с миром,
Он ходил в дурацкой шапке
В виде жирафа…

Сначала я боялась,
что он застрелится.
Рассказала его другу,
Где он прячет своего Стечкина.
Но потом поняла,
Такие как он не стреляются,
А пьют свою чашу до дна,
До самого донышка.

— Ну, за нас с вами!
И чёрт с ними! И залпом!
А потом разбить бокал,
Чтобы разлетелся на сотню осколков.

Он был авантюристом,
Каких ещё поискать.
Такие, как он, не живут долго,
Зато живут ярко.
В четырнадцатом бросил бизнес,
Партийную работу,
И через интербригады
Вступил в народное ополчение.
Мы познакомились после
Дебальцевской операции.
Пили шампанское
В день защитников Отечества.
Коротали вместе военные будни и праздники…
Я не поехала на похороны,
Как он и просил меня,
Не разделила горе с родными и близкими,
И потому иногда мне кажется,
Что его смерть – это неудачный розыгрыш.

Кстати, о жирафах.

Мне остались его мечта –
Совершить кругосветку под парусом.
Дальние страны, экзотические фрукты
И жирафы – грациозные принцы прерий…
А ещё волны, волны, волны и солёный ветер.
2022

ОЛЕГ ИВАШОВ. ДОРОГА К БОГУ.

В апреле 2021 года ушел из жизни отец  луганского андеграунда, сценарист и педагог Олег Ивашов. Друзья и коллеги,  а также телеканал Луганск-24 посвятили этот ролик  памяти Олега Владимировича.

Своими воспоминаниями поделились:  

Научный сотрудник Луганского краеведческого музея Тимур Хакимов;

Мастер спорта СССР, тяжелоатлет и бодибилдер Геннадий Волик;  

Профессор кафедры кино-, телеискусства  Академии Матусовского Василий Дунин;

И я, Елена Заславская.

БОЖОЛЕ

В бокале билось божоле,
Закатом огненным дышало.
И в памяти, как в янтаре,
Остался этот день печали.
И было выпито вино,
И день угас в верхушках сада,
И встретиться нам не дано
В твоём саду под виноградом.
Но лишь лозы младая кровь
Струится по моей гортани,
Твой образ оживает вновь –
Mon cher ami Vladimir Karban!

7 мая, 2021

Олег Ивашов: «Хочу достичь верхних слоев атмосферы и выйти в открытый космос»

Вечная память

В апреле текущего года ушел из жизни луганский сценарист, педагог, контр-культурщик, деятель луганского андеграунда  Олег Ивашов (01.02.1965 – 17.04.2021).

Олег Владимирович, выпускник ВГИКа, с 2005 года работал в Академии Матусовского, преподавал на кафедрах кино, -телеискусства, рекламы и PR-технологий, художественной анимации. Вел постоянную рубрику в газете «Камертон» «Кино с Олегом Ивашовым».  

Ивашов сценарист и выпускник ВГИКа

По первому образованию Ивашов – техник-электрик, закончил Ворошиловградский техникум сельского хозяйства. С 1996-2002 год учился во Всероссийском государственном институте кинематографии имени С. А. Герасимова в Москве по специальности кинодраматургия. С тех пор кино стало его страстью. Читать полностью

Сочувствие

И я увидела, как она плачет.
И я почувствовала, как она любит.
А надо привыкать жить без него, значит
Учиться жить заново каждое утро.

И каждую ночь засыпать и не ждать объятий.
Может во сне всё будет, как в жизни прошлой…
Мне бы немного её страданий,
Чтобы хоть на чуть-чуть облегчить её тяжёлую ношу.

Но слова не идут, застревая в горле.
Они кажутся ненужными и пустыми.
Тень от крыльев её нестерпимого горя
На миг закрывает Солнце и проносится мимо.
2021

Небесная недостаточность

Как будто душа ударяет с разбега
О тонкие стенки грудной моей клетки,
И лоб рассечен, и разбиты коленки,
Но стены стоят. Прошибить эту стену
Пока не под силу смешной неумехе.

И смерть облизнёт пересохшие губы,
Заглянет на миг в раскаленное сердце,
И мимо пойдёт по обугленным судьбам,
По голым просторам моих экзистенций.

Ты слышишь, как рвётся сквозь стенки сосудов
На волю, на небо, из сердца и в вечность
Горячая песня — молитва о чуде:
С тобою хоть раз ещё здесь пересечься!

Вот так и бывает: твой друг умирает,
Но как-то, однажды, в предутренней мгле
Он в гости приходит, и дверь затворяет,
И над тобою лицо наклоняет,
И просит тихонько: побудь на земле.
2020

Жемчужина момента

Светлой памяти бесценного дорогого друга Владимира Карбаня

Нам не дали попрощаться.

Мне пришлось с тобой проститься.

Только веточка сирени,

Горсть земли… и пустота.

А ведь было море счастья.

Ты уснул, а мне не спится…

Посреди стихотворенья

Наступает немота.

Ничего нельзя исправить.

И никем нельзя восполнить.

Показалось, будто солнце

Раскололось пополам.

Кубков нам не пить заздравных,

Пить одной за упокой мне.

Остается только помнить

Взгляд, улыбку и слова.

Говорят, что боль исчезнет,

Но куда, скажи, ей деться?

Заключенная навечно

В четкой формуле стиха,

Будто мостик, через бездну

Для истерзанного сердца,

Что песчинку каждой встречи

Превращает в жемчуга.

2020

Земля

Задыхаясь от пыли, от едкого дыма,
Зарываясь всем телом в ее чернозем
Мы за миг повзрослели, мы стали другими,
А ведь верилось в детстве, что мы не умрем.
А ведь верилось в детстве, что звезды так близко,
Лишь на цыпочки встань, дотянись, воспари,
И прочтешь имена на ее обелиске,
Порыжевшие цифры на нем — 43.
Сорок третий, минувший, а в новом столетии
Ты все та же, родная.
Красоты твои
Если мне суждено умереть защищая,
Ты в объятья как тех в сорок третьем прими!
Постели мне постель
С ковылем и полынью,
Со снегами по пояс холодной зимой,
И своей материнской любовью всесильной
Воскреси меня в памяти вечной. Людской.

2019

Молчание

Дорогой Оле Старушко

Когда наступает горе — речь иссякает.
Пересыхает русло гортани.
И сердце, что раньше любовь источало,
Вдруг умолкает.

И понимаешь, как слова неуклюжи
Перед ликом людских трагедий.
Они как рыбы трепещут в луже,
В которой порой отражается небо,

Бьют плавниками, вздымают жемчужные брызги,
Беззвучно рты свои разевают.
Стихи, молитвы, песни и даже мысли…
И те исчезают.

И ничего не исправить. Уже ничего не исправить.
Боль сильна. Бесконечна и беспредельна.
Сейчас наступит безмолвие. Тишина и память.
Но заучит мамин голос над твоей колыбелью.

Он живой. Он родной. Он чистый и честный.
Он честнее поэзий, молитв и песен.
Как родник, что струится из сердца в сердце.
И он не исчезнет. Он никогда не исчезнет.