Елена Заславская: Пришлось защищать свое право говорить и учиться на русском языке

Преподаватель луганской государственной академии культуры и искусств имени Михаила Матусовского, поэтесса Елена Заславская — о сохранении и защите родной речи на освобожденных
территориях.

Ежегодно 6 июня, в день рождения великого поэта Александра Сергеевича Пушкина, в России отмечается День русского языка. Как ни старался киевский режим, чтобы эта дата навсегда была забыта в Донбассе, все произошло с точностью до наоборот. Русский язык не вымарать! Этот
тезис в Луганской Народной Республике сомнению не подвергается. Родную речь здесь чтут
и оберегают. В регионе проводится много специальных мероприятий по сохранению и защите
русского языка. Каких именно? Об этом «Комсомолка» побеседовала с поэтессой, детским писателем, преподавателем Луганской государственной академии культуры и искусств имени Михаила Матусовского, членом Союза писателей республики Еленой Заславской.
— Русский язык был одним из катализаторов «русской весны», которая началась сначала в Крыму, потом в Донбассе и переросла в противостояние. Как мы помним, после госпереворота в Киеве
на майдане одним из первых шагов было притеснение русского языка. Да и в целом после развала
Советского Союза Украина вела «лагидну» украинизацию — то есть «ползучую» украинизацию. После 2014 года это превратилось в один из инструментов русофобии и расчеловечивания — уже была не «лагидна» украинизация, а инструмент для убийства русских. А начали с запрета русского
языка, литературы.

— Но люди выступили против…
— Именно. Жителям Донбасса пришлось защищать свое право говорить и учиться на родном языке. Мне жалко тех жителей Украины, для которых русский язык теперь стал подпольным. Говорить
на нем безопасно разве что только на кухне. Более того, вся русская культура переходит в бесписьменный статус: ведь русский язык больше не изучают в школах Украины. Но наши дети,
дети луганской Народной Республики, могут учиться и разговаривать на русском языке
свободно. C гордостью!

— Несмотря на то что на освобожденных территориях была тотальная украинизация, мы видим, что
говорят и думают там все равно на русском языке.
— Верно. Более того, и на территориях, которые не освобождены, тоже говорят и думают на русском
языке, несмотря на очень агрессивную проводимую политику. Конечно, процент этих людей будет уменьшаться. Поэтому победа нам нужна. Очень нужна, и как можно скорее.
— Елена, вы поэт, ваши произведения попадают на «ту сторону»? Могут ли их увидеть русские, для
которых родной язык оказался под запретом?
— В основном люди отслеживают новинки через интернет. А что касается печатной продукции, да,
существует список запрещенных для ввоза книг, и этот список пополняется с 2014 года.
— Если вас все равно читают по ту сторону, есть ли от жителей городов, подконтрольных Украине,
обратная связь?
— Есть читатели, которые пишут и поддерживают, комментируют, но это, как правило, не слишком
частые случаи — конечно же, боятся открыто поддерживать то, что связано с русским языком, с рус-
ской культурой, просто с Россией. Ведь даже за лайк можно попасть в застенки.

— 2014 год стал для вас новым этапом в творчестве?
— Конечно. Те события повлияли и на мое творчество, появилась военная поэзия, стихи, посвященные Родине, родной земле, нашим героям. Невозможно было остаться равнодушным, ведь начались боевые действия. К тому же, мой отец — ополченец первой волны, в 2022 году сына
мобилизовали, поэтому после 2014 года одна из главных тем моей поэзии — военная лирика. Многие стихотворения, кстати, живут сейчас и как песни. Московская рок-группа «Зверобой», например, исполняет песни на мои стихи: «Эти русские» и «Благородный Дон». Наше сотрудничество с рок-группой продолжается.
— О чем пишете сейчас?
— В большей мере о том, что происходит, о любви. День русскогоязыка я отметила в Москве, на
главном книжном событии нашей страны — на фестивале на Красной площади. У меня было несколько выступлений в библиотеках Москвы, читала обойму стихов о боевых действиях и о любви, рассказала о книгах, которые издаются в Луганской Народной Республике, в академии Матусовского, в которой я работаю. В основном это книги, посвященные культуре, искусству, философии.

— То есть вы еще и преподаватель?
— Я редактор газеты «Камертон», также преподаю на кафедре «Реклама и PR-технологии» в Луганской академии культуры и искусств.
— Как проявляют себя ребята — студенты с освобожденных территорий? Сталкивались ли они с какими-либо сложностями в связи с тем, что долгие годы на подконтрольных Украине территориях была тотальная украинизация и подавление русского языка?
— Мы не разделяем студентов. Стараемся создавать максимально интересный материал, раскрывать программу. Те пробелы, которые были в знаниях из-за того, что русский язык либо мало изучался, либо вообще не изучался, пытаемся восполнять. У студентов есть интерес к языку, к литературе, они хотят эти упущенные знания наверстать.

 

Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

 

Скачать интервью в PDF

Оставьте отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *