Литературно-исторический журнал «Александръ» № 7 (70) июль, 2022

На протяжении своего существования, т.е. более шести лет, журнал «Александръ» русским словом поддерживал наших соотечественников на Донбассе, придя на Луганскую и Донецкую землю в юбилейную 75-ю годовщину «Молодой гвардии», он приобрёл верных друзей и сам стал надёжной опорой для писателей героического края. И конечно, в решающий момент «Александръ» не мог остаться в стороне и, откликнувшись на призыв Союза писателей России, по инициативе председателя Николая Иванова создал этот выпуск со страницами, «опалёнными войной», говорящими о подвиге русского народа и его священной борьбе с тёмными силами, против фашизма. Только человек, прошедший испытания, может остро чувствовать жизнь и управлять словом, подвигающим на подвиги. Авторы, опубликовавшие свои произведения в «Александре», прошли через многое, и их литературное слово «дорогого стоит», после прочтения не остаётся сомнений, что «наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!».

Анатолий ТРУБА, директор – главный редактор

Этот номер журнала «Александръ» посвящён нашей трагической и героической современности, события которой по праву займут на страницах истории место, сопоставимое с великими деяниями наших предков. Так же, как они в 1612, 1812, 1853–1855, 1914 и 1941–1945 годах, мы отражаем сегодня нашествие коллективного Запада.

В номере мое эссе «Фронтовой дневник ХХI века» на странице 60. И ванины «Zаписки у блиндажа» на страницах 61-64.

АлександрЪ_7_70_июль_2022

Ольга Волкова. Портрет Заславской

Выпускница Академии Художеств им. Ильи Репина (СПб) Ольга Волкова написала мой портрет!

Олины картины можно приобрести в галере современного искусства – «DA’s Art Depot» (https://vk.com/das_art_depot).
Галерея и ее руководитель Дарья Газарян занимаются продвижением молодых художников с классическим образованием, поддержанием традиции академической школы живописи.

С Дарьей я познакомилась в ЛитГостинной АиФ.

At the edge

At the edge

Elena Zaslavskaya. Translation by Max Shapiro.

Which dreams? Which dreams do come to you, my town,
When slowly and surely you’re sliding down
Into wide open chasms of the war?
And we are doomed to crowd here at the door
Of worldly bounds, where the hell is holding ground.

Perhaps, we don’t have much to call a loss.
This makes us careless, leaves nothing to demand.
The mind of eternity we may not understand.
Yet, meet it daily… walking our porch across.

Are we the guardians of this murky place,
The sentries left here frozen to prevent
The further growth of the inferno’s vent?
Or nomads running an unceasing race?

The wanderers, the warriors, sons of plains,
Evangelists of vast expanse and windy hair.
Being always on the go is all that still remains
To stay on path towards our true selves.
And that is why we find rest nowhere.
——————————————
У КРАЯ
Какие сны? Какие снятся сны
Тебе, мой город, медленно и верно
Сползающий в распахнутую бездну войны?
Здесь на границе мира и инферно
Мы все обречены.

А может быть нам нечего терять
И потому мы искренне беспечны?
Здесь сразу за крылечком — вечность,
Но точки зрения ее нам не понять.

А может быть, мы стражи этих мест?
И чтобы не росла воронка ада
Как часовые мы застыли здесь?
А может быть, мы вечные номады?

Скитальцы, воины, мы сыновья степей,
Апологеты ветра и раздолья.
Всегда в пути. И этот путь к себе.
И потому нигде нам нет покоя.

PS свой вариант правок предложил Вячеслав Киреев:

What dreams? What dreams disquiet you, my town,
When slowly but verily you’re sliding down
Into wide open chasms of the war?
And we’re doomed to crowd at the door
Of worldly bounds, where hell is holding ground.

Perhaps, there isn’t much to call a loss.
This makes us careless, leaves nothing to demand.
The mind of eternity we may never understand.
Yet, we meet it daily… just stepping outdoors.

Are we the guardians of this murky place,
The sentries left here freezing to prevent
The further growth of the inferno’s vent?
Or nomads running an unceasing race?

The wanderers, warriors, sons of plains,
Evangelists of the vast expanse and windy hair.
Being always on the go is all that still remains
When we are plodding towards our true selves.
And that is why we find rest nowhere.

Smoke and Night

Elena Zaslavskaya. Translation by Max Shapiro.

Her callsign is Night.
His callsign is Smoke.
They may have a daughter,
They may have a son,
But now and here it can’t be done.
Maestro Death puts on her glove,
Raises a conductor’s baton.
The hurricane song she’ll now sing,
Letting others to love, live on
And welcome this blooming spring.

My dear, my dear, you are loved indeed!
The candle is quietly burning through
While I’m praying and praying for you,
At the time when the help I most surely need.
But apparently angels are fast asleep,
And praying I have to keep…
My words become smoke, its color is white.
It is leaving and sinking in the dead of night.

——————————————

ДЫМ И НОЧЬ

Её позывной Ночь.
Его позывной Дым.
Будет у них дочь?
Будет у них сын?
Будет, но только не здесь.
Будет, но не сейчас.
Заводит маэстро Смерть
Свой ураганный вальс.
А значит, любить другим,
И эту весну встречать.

Милый, ты тоже любим.
Тихо горит свеча,
И я о тебе молюсь,
В этот нелегкий час.
Но видно заснул серафим,
И некому мне помочь.
Молитва как белый дым,
Уходит в глухую ночь.

——————————————

Макс Шапиро: «Перевод несколько вольный. Мне не удалось сохранить лаконичность оригинала. Но надеюсь, что в целом, мне удалось передать художественный образ вложенный автором в это произведение. Хотя соглашусь, стихотворный размер перевода не соответствует оригиналу.»

You are still young. An excerpt from the poem «Novorossia of Thunderstorms. Novorossia of Dreams»

Elena Zaslavskaya. Translation by Max Shapiro.

An excerpt from the poem «Novorossia of Thunderstorms. Novorossia of Dreams»

You are still young,
Full of energy, have little regret.
Yet, circumstances break in;
You didn’t ask for it, neither expect!
Everything is now changing,
Your world is being wracked.
The very matrix of your living
Is shifting. It is under attack.
A day counts as a lucky one
If it had come.

————————————

Отрывок из поэмы «Новороссия гроз. Новороссия грёз»

Ты ещё молод,
Ты ещё полон сил,
Но наступает опыт,
О котором ты не просил!
Всё меняется.
Меняется мир.
Меняется матрица,
В которой ты жил.
И день считается удачным,
Если он наступил.

 

Dream and sword

Elena Zaslavskaya. Translation by Max Shapiro.

Love?! Do not repeat again this word.
Don’t get involved, or else you catch a kill.
Remaining only be the calm and will.
The rest… you can just ditch it overboard.
The manuscripts?! Set all of them on fire!
The last of bridges is burnt down to a wire.
Remaining only be the dream and sword.
Let rest to fade away and be interred.

МЕЧТА И МЕЧ

Не говори: «Любовь»
И не влезай — убьёт.
Есть лишь покой
И воля. Остальное — за борт.
Рукописи все сжечь!
Пылает последний мост.
Есть лишь мечта и меч.
Остальное пройдёт.

———————————

Макс Шапиро: «Произведение очень интересное, написанное в присущем Лене лаконичном стиле. Что вызывало некоторые трудности перевода – передать лаконичность текста оказалось, мягко говоря, непросто. Мои вынужденные дополнения сделали перевод более страстным чем оригинал (хотя и не изменили его смысла). Не уверен, преимущество это или недостаток, скорее второе. Однако, результат – не самое плохое английское стихотворение, довольно точно отражающее идею оригинала… возможно несколько экзальтированное :)»

 

Груз – 300. Документальный фильм

Друзья, хочу поделиться с вами ссылкой на документальный фильм телеканала Russia Today «Груз – 300».

В эпизоды фильма попала и я с рок-группой «Зверобой» (https://t.me/ZVEROROK). Во время поездки по фронтовым городам ДНР мы давали концерт в госпитале в Волновахе и по стечению обстоятельств там же проходили съемки фильма.

Фильм телеканала Russia Today «Груз – 300» содержит кадры, не рекомендуемые к просмотру восприимчивым людям.

 

«Мое Отечество»: поэты, художники, публицисты в поддержку СВО

Друзья, делюсь с вами ссылкой на подборку моих стихотворений на сайте «Мое Отечество». Там же клипы рок-группы «Зверобой». Сайт этот создан в поддержку СВО.

На сайте четыре рубрики: поэты, художники, статьи и мнения.

Среди поэтов, опубликованных на сайте: Анна Долгарева, Влад Маленко, Анна Ревякина, Владимир Шемшученко, Олег Демидов, Виктор Петров, Вера Арнгольд, Элина Цыркуль, Сергей Ночевной, Дмитрий Молдавский, Борис Бергин, Анатолий Арестов и поэты Ульяновского регионального отделения СПР.

Художники: Алиса Бошко, Виктор Поляков, Константин Золотайкин, София Прокофьева.

Друзья, если, вам есть что рассказать и показать народу, а я знаю, что среди моих подписчиков есть прекрасные авторы – пишите главному редактору сайта Алексею Небыкову: otechestvomoe@bk.ru

https://otechestvo.moe/zaslavskaya

ЛИТЕРАТУРНЫЕ АЛЛЮЗИИ В ПОЭЗИИ ЕЛЕНЫ ЗАСЛАВСКОЙ

УДК 808. 1 : 811. 161. 1 А. Н. Толстоусова,
Н. Б. Литвинова,
г. Луганск

Одним из культурологических контекстов современного восприятия художественного текста является его рассмотрение в рамках категории интертекстуальности. Как отмечают учёные, в каждом художественном тексте присутствуют элементы и стилистические приёмы, ранее употреблявшиеся в других текстах. Это могут быть сравнения, метафоры, схожие суждения. Чужой и авторский тексты вступают во взаимосвязи на различных уровнях. Явление скрещения, контаминации текстов двух и более авторов, зеркального отражения словесных выражений принято называть интертекстом. Одним из способов реализации интертекстуальности является стилистический приём аллюзии.

Термин «аллюзия» появляется во многих европейских языках уже в XVI в., но активное изучение само явление получило лишь в конце XX в. Н. Разинкина определяет аллюзию как «косвенное указание с помощью слова или словосочетания на какой-либо исторический, географический, литературный или библейский факт. Косвенное указание может быть также связано и с событиями повседневной жизни человека» [6].

Многие авторы в своих произведениях используют этот стилистический приём. Он позволяет дать краткую, но при этом художественно ёмкую характеристику персонажей, их поступков или ситуации в целом. Обращение к употреблению аллюзии делает авторский образ более экспрессивным, запоминающимся, а главное – включает созданный текст в общекультурное диалогическое пространство, отображает мировоззрение автора, его эстетический вкус, искусствоведческие интересы. Использование автором в своём художественном тексте строк из известного классического произведения так или иначе предполагает переосмысление им первоначального значения этих строк [7, с. 174].

В буквально-практическом понимании аллюзия – одна из форм иносказания, употребления какого-либо слова, фразы, цитаты в качестве намёка на общеизвестный факт – литературный, бытовой или общественно-политический. Она помогает автору быстро передать свою мысль без дополнительных объяснений и разъяснений. Стоит ему упомянуть нарицательное имя некоего известного персонажа или исторический факт, как тут же читатели должны понять, что подразумевает автор. Важным формально-смысловым признаком аллюзии является общеизвестность, узнаваемость упоминаемых в произведении имён, явлений или фраз.

В тексте художественного произведения аллюзия также обладает огромным потенциалом создания подтекста. Этот приём даёт автору возможность передать в сжатой форме большое количество информации, выразить своё отношение к героям или событиям, подвести читателя к определённой мысли в понимании им всего идейно-художественного замысла авторского произведения. Аллюзия, выступая экспрессивным приёмом художественной речи, также очерчивает духовно значимое для автора поле культурно-исторических смыслов [5, с. 82].

По нашему мнению, для поэзии Е. Заславской характерно активное осмысление современности, обращение к общекультурным константам в контексте анализа повседневной жизни человека, его сиюминутного бытия. В художественном пространстве написанных в разные годы стихотворений поэтессы – нашей современницы – нередко находим элементы, имеющие все признаки аллюзивности, отсылок к классическим не только литературным, но и музыкальным, живописным произведениям.

Ярким примером может служить стихотворение «Весна 45-года» – образец гражданской лирики в творчестве поэтессы, написанное под влиянием текста известной песни о Великой Отечественной войне, ставшей одной из знаковых в русском культурном наследии, неизменно ассоциирующихся в памяти читателя с песнями Победы:
Шла без озлобления,
Позабыв про мщение,
Шла весна победная,
Шла весна священная! [3]

В стихотворении «Дигитальный ты человек…», входящим в цикл «Эпистолярная поэза» Е. Заславской, встречаем литературно-живописную аллюзию, которая может символизировать тяготение поэтического мышления автора к синтетическому восприятию искусств. Оно актуально в век цифровых технологий, поскольку последние поглощают сознание человека, делают его прагматиком, отдаляют от искреннего отношения к другому человеку. В лирических строках этого стихотворения выделяем указание на «вечные» образы русской литературы Серебряного века и живописи эпохи Возрождения:
Дигитальный ты человек,
Я для тебя загадочнее блоковской незнакомки,
Мой едва различимый смех
Легко обозначается двоеточием со скобкой
Впрочем, разницы нет,
Как и улыба Джоконды [2].

Аллюзии на одно из самых известных стихотворений «Незнакомка» А. Блока и знаменитую картину итальянского художника Леонардо да Винчи порождают в данном стихотворении художественные смыслы неразрывной связи прошлого и настоящего в духовном мире человеческих чувств.
Подобную функцию выполняют литературные аллюзии в другом стихотворении поэтессы «Мои самолёты», где обращение к образам знаковых имён русской литературной классики также может символизировать вышеуказанную в творчестве Е. Заславской общесмысловую парадигму соединения высокого и обыденного в художественном пространстве её текстов, не лишённого порою, на наш взгляд, оттенка некой ироничности:
Мои самолёты, как птицы из стали,
Мои самолёты сегодня устали,
АС Пушкин подбит, полыхает как гений,
Не справился с мёртвой петлею Есенин,
И с верного курса сошёл Маяковский,
Впал в штопор и в землю ввинтился Высоцкий,
Неотвратимым жестоким тараном,
Будто песчинку смело Мандельштама.
А я каждый раз возвращаясь на базу,
К тебе, забываю, что я камикадзе [1, с. 5].

Переплетение в этом тексте тем творчества, вдохновения и любви как оплота для творчества возвращает читателя к мысли о жизненной основе творчества поэтессы – источника для вдохновения и стремления создавать новые стихотворения, преодолевая кризисы и этапы творческого поиска.
Философский подтекст приобретает литературная аллюзия на известный роман Дж. Д. Селинджера «Над пропастью во ржи», ставшего в своё время своеобразным гимном юношеского духовного самоопределения, в стихотворении «Над пропастью». В нём аллюзивность присутствует уже в самом названии и развивается далее в тексте:
Кузнечики, как брызги из-под ног,
Зелёные и звонкие – бегу я,
А кажется, – лечу. Восторг
И радость, как от поцелуя.
И верится, что счастье – навсегда,
И верится, что наши души – вечны,
И потому мы искренне беспечны
Во ржи над пропастью, без жизни и без дна [Там же, с. 6].

В стихотворении «Я искала тебя по разным сайтам…» также прослеживается стремление автора к философскому осмыслению бытия, сущности человеческих чувств через использование литературной аллюзии на роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита»:
Впрочем, если честно ответить,
Без притворства и лицемерия:
Любовь измеряется смертью,
Даже если ты в нее и не верил,
Шел к любимой и нес ей розы…
Вдруг оказывается, что все напрасно,
Для тебя, как для несчастного Берлиоза,
Аннушка уже разлила подсолнечное масло… [2]

В стихотворении «Только бы не в плен» встречаем аллюзию с использованием крылатых слов и выражений:
…Один патрон в обойме.
Сим-карта за щекой,
Давно взведён курок.
Семь бед – один ответ.
Один не воин в поле… [4].

Лаконизм поэтических фраз, штриховость в создании художественных образов за счёт устойчивых выражений создают в этом стихотворении настроение решительности действия, принятия лирическим героем возможной фатальности человеческой судьбы.

Анализируя стихотворения Елены Заславской, можем сделать вывод о том, что использование поэтессой литературно-художественных аллюзий является значимой чертой её творческой манеры. Аллюзии позволяют данному автору отобразить в целом культурософский взгляд на мир, в котором не существует настоящего без прошлого, высокого без обыденного, земного. Более того, аллюзии в лирике данного автора развивают диалогизм читательского восприятия, апеллируют к его знаниям мировой и русской культуры в контексте современного восприятия, заставляя переосмысливать известные имена и факты в предложенном направлении.

ЛИТЕРАТУРА
1. Заславская, Е. Бумажный самолёт. Светлая лирика / Е. Заславская. – Луганск, 2018. – 44 с.
2. Заславская, Е. Эпистолярная поэза [Электронный ресурс] / Е. Заславская. – Режим доступа: https://stihi.ru/2009/05/17/2588
3. Заславская, Е. Весна 45-года [Электронный ресурс] / Е. Заславская. – Режим доступа: https://stihi.ru/2020/04/28/4036
4. Заславская, Е. Только бы не в плен [Электронный ресурс] / Е. Заславская. – Режим доступа: https://stihi.ru/2018/01/22/4015
5. Папкина, Д. С. Типы литературных аллюзий / Д. С. Папкина // Вестник Новгородского государственного университета. – 2003. – № 25. – С. 78–82.
6. Скорик, С. Художественные приёмы цитирования [Электронный ресурс] / С. Скорик. – Режим доступа: https://stihi.pro/1360-citirovanie.html
7. Фадеева, Г. М. Общекультурная и текстовая значимость литературных аллюзий в художественном тексте / Г. М. Фадеева // Вестник Московского государственного лингвистического университета. – 2020. – Вып. 12 (841). – С. 171–185.