ЗВЕРОБОЙ — Безымянный Солдат

Первое исполнение песни. Премьера состоялась во время выступления в парке им.Щербакова на День Шахтёра и присвоения городу Донецка звания Города-Героя.

ЗВЕРОБОЙ — Безымянный Солдат, концерт. (г.Донецк, 27.08.2017)

Слова: Елена Заславская и Дмитрий Сосов.
Музыка: Дмитрий Сосов.



Мелодекламация – Русские мальчики

Автор композиции Dario Marianelli.
За создание Мелодекламации благодарю Ялту Вадимовну.



Мелодекламация — В направлении Счастья

Автор композиции Detektivbyran.
За создание Мелодекламации благодарю Ялту Вадимовну.

 

Мелодекламация — Заметки на полях войны

Автор композиции Julia Kent.
За создание Мелодекламации благодарю Ялту Вадимовну.



Мелодекламация — Мои самолеты

Автор композиции Jeroen Van Veen.
Читает Юлия Рябко.
За создание Мелодекламации благодарю Ялту Вадимовну.



Мелодекламация — Луганка мун

Автор композиции Audiomachine.
За создание Мелодекламации благодарю Ялту Вадимовну.



«OHANA» – означает семья

Друзья, для вас небольшой фильм о моей семье. Сняла его студентка Академии Матусовского Анастасия Гулая. По-моему, Насте удалось передать атмосферу нашего дома: творческий хаос, легкая недотёпистость и любовь. Да, Охана (гав. ʻohana) — важная составляющая гавайской культуры, означает «семью» в широком смысле этого слова, включая кровное родство, усыновлённых или наречённых. Близкие друзья также могут входить в личную охану. Слово призвано подчеркнуть, что семья связана воедино, и её члены должны сотрудничать и помнить друг друга.

«OHANA» – означает семья. Семья значит, что никто не будет оставлен или забыт.
Режиссёр — Гулая Анастасия
Камера — Гулая Анастасия, Криничный Кирилл, Шупляков Виталий
Монтаж — Гулая Анастасия



Мечты о море

Когда мы поедем на море,
То будем питаться только вином и любовью.
Будем жить в небольшом доме
С поющим полом
И с окном, смотрящим навстречу прибою.
И когда глаза мои станут солеными,
Полными страсти, как два полнолуния,
Ты будешь целовать их
И они будут светиться счастьем
От твоего поцелуя.



Презреть гравитацию

Стихи существуют,
чтобы презреть гравитацию,
чтобы к тебе прикасаться
губами и пальцами,
в сбивчивых ямбах вдруг возникая
реальней реальности,
и проходя сквозь жерло воспаленной гортани,
где плавятся гласные.

Милый,
мы легче, чем пух тополиный,
нам больше не справиться
ни с притяжением, ни с пунктуацией.
Милый,
нас время стирает, старается,
неумолимо
жмет на «delete»,
но мы все же останемся.

Милый,
ты знаешь,
когда-нибудь с детской серьезностью
юный романтик
нас призовет
своей волей и голосом,
словом весомым нас воскресит
мы ж летим в невесомости.

Милый,
наверное, мир
только снится нам,
стерлись все буквы
и рифмы все выцвели,
но на устах остаются и
не забываются
вкус поцелуя
и вечное чудо кириллицы…