Архив рубрики: Критика



Отзывы читателей и почитателей )))

Обнаружила  в архивах такую подборку. Решила выложить, пусть будет, хотя, конечно, она не полная. Особенно в последнее время, появилось много читателей и почитателей, а так же тех, кто знаком с моим творчеством только по стихотворению «Ни Ахматова я, ни Цветаева». У этих ценителей поэзии особый взгляд на мои стихи 😉  Continue reading



Выборы прошли не зря

Когда вчера я вслух объявил о намерении написать эту «рецензию», мне заметили, что дело немного странное, потому что ни произведение, которое я собрался рецензировать, еще не выпущено в свет, ни я не держал в руках предмета рецензирования, а лишь однажды прослушал его в авторском чтении – тогда же, вчера. Но это ведь не литературоведческий анализ, поэтому все «ни» и «не» делают задачу только удобнее: на лету услышал, на лету записал.
Новая поэма Елены Заславской называется «Бдыщмэн». Пусть вас не пугает название «поэма» — это не значит, что она на триста страниц, это не первая, а уже скорее десятая поэма, написанная Заславской, и все очень подтянутого и боевитого объема, странички в 3-4 малого формата, которым обычно выпускается все поэтическое. А труднопроизносимое название пусть пугает: в конце концов, оно ведь и должно пугать.
Заславская – физик по образованию, много лет и с удовольствием занимающийся лирикой, работала «общественником» и журналистом, писала стихи и участвовала в жизни «сучукрлита», т.е. современной украинской литературы (писать и участвовать в жизни – совсем разные вещи, обе равно полезные), не ленясь при этом делать настоящих детей (чем вызывала в свой адрес подтрунивания отдельных «деятелей», рожденные завистью, конечно, потому что некоторые не умеют ни семью завести, ни стиха написать, а тут все сразу).
И все это ей помогает. Она пишет о том, что нравится ей, а «участвуя в жизни» умеет сделать это так, как нравится сегодня, а занятия журналистикой вкладывают в ее лирику еще одно измерение, от которого хочется кивать головой и говорить: «Да, актуально!».
Памятные мини-поэмы «За секунду до…», «Бонни и Клайд» были такими, а нынешний (даже будущий, потому что не изданный), с позволения сказать, «Бдыщмэн» и того круче.
Можно догадаться, откуда взялось название. Герой поэмы – он почти супергерой; он умеет стрелять пальцем, производя характерный звук «бдыщ!»
Однако он герой скорее в потенциале, чем в действительности, как герой он еще «не реализовался», и объективных оснований ждать, что он это сделает, у нас нет. У нас есть только лирические прозрения и надежды. «Потенциальный герой» поэмы – сын новых «молчаливых дней», которые разворачиваются вокруг нас прямо здесь и сейчас. Луганск затопляет мутная вода местных выборов… «Единственная альтернатива», «дырявые дороги Камброда», «нефартовый мэр» — концепты, которые три месяца назад граждане жевали вместо бутербродов. В этой водичке плещется и герой. Выбор его прост: потреблять гламурные утешения, телешоу и журналы, совершая свою функцию («сидя на золотой цепочке», как поэтично говорится в поэме, что, конечно, преувеличение, — цепочке этой далеко до благородного металла, да и неблагородные функции сегодня оплачиваются крайне скупо, так что со всех сторон не золотая она), или – сделать свой гражданский поступок!
Лирика, конечно. Современное общество устроилось так хитро, что любой гражданский поступок, как и самая бесчестная подлость, остаются равно
незамеченными. Об этом и плакаты везде вешают и лекции читают: «будь толерантным!», то бишь наше дело – маленькое, наша дорога – сторона. Поэтому, к сожалению, индивидуальный АКТ нашего героя ничего не переменит.
И что, от этого призыв Бдыщмэна пропадает втуне? Думаю, нет. От множественных актов, гражданских поступков, еще не нашло страховки даже самое современное общество. Вот Заславская выступила со своим актом – написала ПОЭМУ. Ей и самой пришлось поработать в той компании в одном из штабов, припасть, так сказать, непосредственно к источнику вдохновения… Что ж, заключим честно: уже стоило проводить эти выборы, чтобы написалась такая поэма.
Виталий Дорофеев



…Кто пишет лучше — мы или гении? ))))

Информативность строки-строфы-текста великая вещь: чтобы нечто ощутить, надо же что-то представить, пощупать в воздухе пусть и | переносного смысла, но в воздухе, а не в безвоздушном пространстве.

Сравним два текста: один — из XIX столетия, другой — из XXI. Continue reading



Ключи к ее сердцу

Данное предисловие не претендует ни на исчерпывающее толкование стихов, которые собраны в этой книге, ни на анализ творческого пути известной русской поэтессы, однако, будучи знакомым с творчеством Елены не первый год (да и с самой Е.З.) все же позволю поделиться с читателями некоторым ключами к оному. Остальные пусть разыщут сами. Такой вот «Форт Буаяр». Continue reading



По ту сторону инстинкта удовольствия Елены Заславской

Для жанра критической статьи в журналах и альманахах художественной литературы, в поэтических сборниках традиционно отведены довольно узкие тематические рамки: «Насколько / за что мы ценим творчество данного автора». Собственно аналитические элементы смотрятся в такой среде чужеродным телом.
Без достаточного основания мы не стали бы оспаривать традиции, разумность которых не обсуждается. Но недавно творчество одного из луганских поэтов выступило в неожиданном качестве – как материал доклада на заседании философского Монтеневского общества, и это начинание было оценено членами общества как весьма положительное и уместное. Основное внимание докладчик уделил особенностям восприятия философских и метакультурных категорий непрофессионалом, который по своему призванию постоянно манипулирует этими категориями, т.е. поэтом. Анализу были подвергнуты стихи Елены Заславской.
Почему именно этот автор привлек к себе такое внимание? Несомненно, это не случайно. Среди всего массива производимых на Луганщине слов именно стихотворно организованное творчество госпожи Заславской – одно из ближайших к тому, чтобы вырваться из области «дружеских посиделок», сермяжной правды и самиздата в область литературы вообще, той, перед которой ставят уже наименование не города, но нации.
И стихи этого автора давно заслуживают внимательного обсуждения. Даже неприлично, что философы здесь обошли литературоведов. Постараемся делом извиниться перед Еленой.
Всех интересующихся отсылаем к тексту доклада, мы не будем специально останавливаться на нем. Тема нашего исследования начинается там, где он заканчивается. Что в поэтическом тексте, кроме собственно эстетической стороны, служит предметом читательского интереса? Прежде всего – обобщенный и окрашенный эмоционально опыт взаимодействия с миром поэта, который пытается подняться в этом обобщении выше самого себя (когда это удается – стихи становятся поэзией). В философском докладе рассматривалась прагматическая сторона, т.е. что берется да чем становится. Нас же интересует сложная, зыбкая и малоисследованная сторона стиха, то, что можно назвать подсознанием стиха – та среда, в которой происходят упомянутые процессы.
Наше исследование неизбежно индивидуально: невозможно говорить о поэтическом подсознании вообще. Мы будем говорить только о стихах Елены Заславской, и только о стихах – сказанное нельзя распространить на ее личность. Continue reading



Секунда вечности

Стих Заславской — это ангел, соединенный с гарпией, гремучая смесь прекрасного и ужасного. Наверное, такое соединение противоположностей необходимо: без этого не может быть настоящего полета творчества. Continue reading



Письма другу. Разговор на равных

Владимир Карбань продолжает Опыты пристального чтения моих стихов. В этот раз в фокус его внимания попал небольшой эпистолярий «Заметки на полях войны». 

Письма другу. Разговор на равных

В жанровом отношении этот цикл принадлежит к посланиям другу (любимому), уехавшему на фронт. Жанр имеет длительную историю, насчитывающую ряд бесспорных шедевров от «Письма другу, уезжающему на границу» Ли Бо до нашей незабвенной «чтоб со скорою победой возвратился ты домой». Чем отличаются стихи Заславской от предшествующих образцов? Первое – необыкновенной полифоничностью, интонационным разнообразием. Не только в каждой строфе, но в каждой строке, почти в каждой фразе появляется новый оттенок чувств, создавая необыкновенную симфонию, в которой трудно бывает отделить один нюанс от другого. Любовь к адресату писем, желание скорейшей встречи, пожелание победы, стойкости духа, резиньяция, определенная покорность судьбе, но не рабская, а покорность, понимаемая как вызов неизбежности, скепсис по отношению к романтическим мечтам юности, едкая насмешка над врагом – вся эта гамма чувств сверкает и переливается, как грани драгоценного бриллианта. Continue reading



Поэт над бездной… смыслов. Часть 2.

В прошлый раз мы анализировали только первую часть диптиха. Сегодня почитаем вторую этого во многом загадочного сочинения «По ту/эту сторону ЧК».

С первых же строк мы замечаем смещение дискурсивных стратегий. Если в первой части речь шла на уровне объективности, серьезности, то стихия второй – призрачность и ирреальность.

Синонимический ряд окна, бездны, черного квадрата, как границы этого мира и потустороннего дополняется образом айпада. Игра, начавшаяся в нем, вносит в стихотворение мотивы иллюзорности, виртуальности. Причем образ лирического героя раздваивается – он сам и Играющий, и «актер» этой компьютерной игры. Ощущение миража, призрачности мира овладевает героем. Его зыблющееся сознание можно охарактеризовать словом отчуждение, потеря идентичности. Появляется известный по первой части мотив встречи двух бездны — бездны над нами и бездны внутри нас, их тождественности. Выход из кризиса герой, как и в первой части, находит на путях творчества, он «готов совершить оммаж», так называли в средневековой Европе ритуал работы-подражания, которую выполнял один художник в знак уважения перед другим. Кто же этот Другой, который служит своего рода архетипическим Художником, художником par excellence, носителем истины? Это конечно Казимир Малевич, великий Мастер, Маг и Мистагог. Но парадокс в том, что он в то же время и сам герой, и каждый из нас. Каждый из нас в своем творческом порыве в состоянии приобщиться великой игре, творчеству, истине – таким утешительным тезисом заканчивается это замечательное стихотворение. Continue reading



Поэт над бездной…смыслов. Часть 1.

Друзья, на нашем Одуване друг и соратник Владимир Карбань открыл новую рубрику  «Опыты пристального чтения», в которой планирует публиковать с комментариями мои стихотворения.

Приглашаю вас к прочтению!

Поэт над бездной… смыслов

Continue reading



Не тот народ. Не те поэты

Александр БЕСЕДА, «Луганск-1»

Фото Инги Теликановой
Фото Инги Теликановой

Украинской творческой интеллигенции попался не тот народ. И эта интеллигенция ставит в вину луганской поэтессе Елене Заславской ее связь с народом.

Чем отличается украинский творческий интеллигент от неонациста из «Правого сектора»? Неонацист убежден в своем превосходстве над окружающим миром по принадлежности к нации, а интеллигент — по принадлежности к «культурному слою», вкусившему плоды просвещения. Поэтому один тупо презирает все, что вне стаи, а второй делает это из гуманных соображений. Вот и вся разница. Как между близнецами. По своей сути они – одно целое. И тот, и другой хотят чувствовать собственную полноценность без истязающего поиска мнимой неполноценности других.

Недавняя поездка луганской поэтессы Елены Заславской на «Европейские дебаты» в Харьков возбудила «Правый сектор» и свидомую прессу, требовавших физической расправы на «сепаратисткой». Подал голос и бывший культурный слой Луганска. Чем не повод напомнить миру о себе и поразить все темные силы в лице Заславской всем блеском своей образованности? Continue reading